• Леонид Фридкин

ГДЕ МЕРА В МЕРАХ ПОДДЕРЖКИ ЭКОНОМИКИ

Пост обновлен апр. 30


За длинные выходные предприниматели и менеджеры успели почти наизусть проштудировать «антикризисный» указ № 143 и смоделировать применение его норм для своих компаний. Первые впечатления не слишком позитивные. Все меры выглядят слишком краткосрочными, многие из них неконкретны и трудно достижимы на практике. Кое-кто уже оценил эффект указа для бизнеса в твердый ноль, а в сочетании с ценовыми ограничениями – даже с минусом. Некоторые вообще не поняли: в чем, собственно, поддержка-то заключается?

Действительно, непонятно многое.

Прежде всего – непонятны сроки действия мер, связанных с налогами и арендой, В указе № 143 они рассчитаны на 2-3 кварталы. Поскольку апрель уже кончается, остается 5 месяцев. А пока исполкомы примут решения об отсрочках-рассрочках, глядишь, и май пролетит. Потом с октября в 3-месячный срок надо погасить налоги и арендную плату, накопившиеся за предыдущие 6 месяцев. А если текущие платежи по остальным налогам вовремя не будут уплачиваться, то отсрочку отменят и придется платить все сразу. Да еще и с пеней. Учитывая, что выручка у многих будет падать, а расчеты с покупателями окажутся еще более проблемными, чем раньше, оказаться должником у бюджета можно запросто. И тогда вместо поддержки государство добьет штрафными санкциями.

К тому же отсрочка "светит" только по налогам на недвижимость и на землю. Мелким компаниям, не обремененным собственной недвижимостью, это ничем не поможет.

В европейских странах, возможно в мае-июне карантины-локдауны в основном отменят. Но эпидемиологические проблемы пандемии COVID-19 и их экономические последствия могут пойти не по V-образному сценарию, на который, видимо, уповали авторы указа, и даже не по U-образному. Возможен W-, а если сильно не повезет, то и L-образный вариант. Типа, кто-то упал-отскочил-упал-поднялся, а кто-то – упал и не встал. И даже если обойдется без новой вспышки пандемии, в экономике кризис до конца года точно не уляжется.

Когда появится массовый иммунитет, вакцина или явит чудо высшая сила – нам не дано предугадать. Вероятность любого сценария – 50 на 50. То ли будет, то ли нет. А потому на макро- и микроуровне надеяться на лучшее можно, но готовиться надо к худшему. Возможно белорусские власти и готовятся – говорят, есть еще пара каких-то мер поддержки, идут переговоры о кредитах на их финансирование. Может быть, все это появится более своевременно, чем указ № 143, и будет конкретнее и эффективнее. А может и нет – с той же вероятностью.

В любом случае глубина спада даже за 6 месяцев будет таким, что экономика потребует помощи в течение куда более продолжительного времени. Просто потому, что кризис не кончится к октябрю, а его глубина и последствия будут серьезными.

Вероятно, только в Беларуси не пересмотрены официальные прогнозы развития экономики и параметры бюджета на текущий год. Напротив, глава государаства требует их исполнения. Впрочем, если в прошлые годы невыполнение установленных показателей не имело никаких последствий, то и сейчас не будет. Однако никакие административные меры не остановят стагфляцию – падение ВВП в сочетании с ростом потребительских цен. Так уж сходятся «звезды»: сокращение своего производства и импорта приведет к снижению конкуренции, что в нашей и без того монополизированной экономике неизбежно подтолкнет цены вверх. Ограничения лишь заставит производителей и торговлю «закачивать» все мыслимые риски в цену товара, на которую «накручиваются» рентабельность и надбавки, которые чиновники пытаются регулировать. Гораздо больше на цены повлияет сокращение доходов населения. Но снижение покупательского спроса лишь частично поможет удержать аппетиты государственных и прикорытных монополистов, особенно, если речь идет о товарах неэластичного спроса.

По данным опроса BEROC уже сейчас 45,5% бизнесменов призналось в переводе работников на неполный рабочий день, 23,6% отправляет их в неоплачиваемые отпуска, 40% сокращает зарплату и премии, 21,8% увольняет часть сотрудников, а 16,4% приостанавливает работу компаний. Одновременно треть респондентов оптимизирует затраты. Это значит, что кто-то не досчитается выручки и, следовательно, сам будет вынужден оптимизировать, переводить, сокращать, а если ничто не поможет, то увольнять – и дальше по цепочке.

Тут и аукнутся системные недостатки, с которыми можно мириться в менее экстремальной ситуации. Так, отечественная система социального страхования предлагает минимум поддержки потерявшим работу, не стимулирует регистрироваться в службах занятости, зато всегда готова к репрессиям в отношении «тунеядцев». Теперь в связи с "вирусным" кризисом пособие придется увеличивать до уровня, позволяющего кое-как протянуть месяц. Но это должна быть реальная сумма, а не условный бюджет прожиточного минимума, а повышение пособий нужно сохранить и после кризиса.

Не потеряют в такой ситуации бюджетники и не работающие пенсионеры. Не потеряют госпредприятия, получающие господдержку, даже если будут работать на склад. Все потери лягут на тех, кто живет за счет того, что сам зарабатывает. Не зря Наполеон утверждал, что единственная опасная революция, которая может быть, — это революция пустого желудка

Какие бы аргументы, ни выдвигали деловые союзы чтобы доказать необходимость мер, перечисленных в их челобитных, чиновники, прежде всего, выполняют волю президента. А его гипотетические потери бизнеса не волнуют – сами себя сначала поддержите. Вот если эти потери, а следом массовые закрытия компаний и увольнения работников станут реальностью, власти забеспокоятся. Но пока они надеются, что недовольство населения (опять-таки пока гипотетическое) удастся направить сначала против окружающего мира, охваченного «психозом», а затем – против частников - спекулятнов и эксплуататоров.

Для того и затеяно усиление государственного регулирования цен. Инфляцию оно не остановит, зато стрелки ответственности на бизнес переведет. А всякие чудаки удивляются, почему президент дает напрямую указания МАРТ по регулированию цен в обход Совмина и премьер-министра? Даже беспокоятся, может существует какой-то конфликт интересов между президентом или его администрацией и правительством?

Ага, щас. Прямо вертикаль на грани гражданской войны, пока мы гречкой и солью по e-доставке запасаемся. Какое значение имеет формальная субординация, если сверху вниз смотреть.

Обеспечение населения бензином, хлебом, картошкой и пенсиями кажется власти достаточным условием для удержания социально-политической стабильности. Она сохранится, если основная масса населения будет более-менее сыта и обеспечена. А недовольство «вшивых блох» и офисного планктона вертикаль не пошатнет – на баррикады эта публика не полезет. К тому же часть предпринимателей и их работников очень благодарны президенту за отсутствие карантина. Это оставляет кое-какие шансы на выживание сфере услуг, где спад заметен больше всего. Шансы выжить за счет «кубышки» есть лишь там, где у владельцев есть другие бизнесы, за счет которых можно поддержать оставшиеся без выручки проекты.

Усугубляет ситуацию букет «довирусных» проблем экономики, в котором главная «розочка» – неэффективный, неповоротливый и обремененный долгами госсектор. Он-то, скорее всего, и сожрет львиную долю господдержки, включая зарубежные кредиты, если их и удастся получить. Но можно ли считать устойчивой экономику, основу которой составляют финансово неустойчивые госпредприятия, которые от банкротства отделяет только административный ресурс? Миллиарды безвозвратной господдержки много лет порциями закачивались в фантомный капитал этих предприятий, тратились на безнадежно неокупаемые проекты, выводились в офшоры по коррупционным схемам. Это куда хуже «разбрасывания денег с вертолета», которым балуются ФРС или ЕЦБ.

Беларусь не обладает ни такими эмиссионными возможностями, как США и ЕС, ни значительными резервами и кредитоспоосбностью. Зато огромные экономические потери у нас – явление привычное. К примеру, в 2015 г. белорусский ВВП в долларовом эквиваленте обвалился на 28%, а в 2016-м – еще на 20%, причем без всяких глобальных катаклизмов. При этом ни один из предыдущих кризисов не заставил верховную власть усомниться в адевактности социально-экономической модели и провести реальные структурные реформы. B нынешних условиях попытки защищать госсектор любой ценой выглядят явно неадекватно. Но с высочайших трибун можно услышать «государство вам ничего не должно, сами со всем разбирайтесь». И немалая часть публики с этим тезисом согласна.

Однако позвольте спросить. Что это за государство такое, которое ничего не должно своим гражданам? То есть, требовать от нас исполнения всяческих обязанностей – пожалуйста, налоги – подайте сюда, а само – никому ничего?

А может все-таки оно нам должно кое-что? В пределах сумм налогов, за которые мы содержим государство, то есть покупаем его услуги. Скажем, обеспечить соблюдение наших прав, список которых никак не короче, чем обязанностей. К примеру, на жизнь, на охрану здоровья и тд. Может, обеспечение и гарантия таких прав – куда более важная функция всех органов власти, чем запрещать, требовать отчеты, штрафовать и тп.? А есть еще неформальные институциональные обязанности, которые поважнее писаных законов бывают. Впрочем, они у нас тоже с особым национальным колоритом. Пока есть возможность зарабатывать на жизнь, можно со многим мириться. А если нет – так яно и трэба. Тутэйшы общественный договор не Локк с Гобсом писали: государство über alles и нету других забот.

Белорусским частникам много не надо. На прямые дотации не претендуют. Им бы кассовые разрывы закрыть и проверками не задушиться. Все кое-как выживали в прошлые кризисы, порождаемые в основном не внешними, а сугубо внутренними причинами, в основе которых лежит ущербная социально-экономическая модель, которую власти упорно не желают менять. Нынешний кризис может нанести частному сектору куда более серьезный ущерб. Даже если отсрочку по налогам и аренде продлить до 31 декабря, то рассрочка потребуется на весь следующий год. Но, это уже не поможет тем, кто не сможет открыться после нескольких месяцев простоя. Поэтому угроза массовой безработицы и сокращения заработков выглядит как никогда реальной. А вот с перспективами отечественной экономики и планами правительства никакой ясности нет. Между тем, честный и открытый диалог – едва ли не главное, что сегодня ждет бизнес от власти.

Если благодаря помощи государства удастся сохранить большинство субъектов МСП до конца пандемии, они смогут сразу включиться в процесс восстановления экономики. Компенсации простоев и пособия по безработице уберегут потребительский спрос от обвала и позволят ему быстрее восстановиться после кризиса. А на период ограничений компании смогут перестраивать свою деятельность, искать более эффективные пути работы, сохранять клиентуру и место на рынке. Это затратно, но в среднесрочной перспективе выгодно. Не понадобится потом разгребать юридические развалины, возиться с массой неиспользуемой недвижимости, банкротствами и долговыми тяжбами. В придачу отношение бизнеса и общества к государству, если оно поддержит их в кризис, будет совершенно иным.

Обещания, заседания рабочих групп, встречи без галстуков и прочее имеют значение лишь при наличии результата. Предприниматели – народ прагматичный. По их мнению, заседайте хоть без галстуков, хоть без штанов – важно лишь, какие решения приняты в конечном итоге. Или не приняты, что заставит подозревать, что государство превращается в failed state и не оправдывает налоги, на которые мы его содержим.

Если бизнес вместо реальной помощи получит отписки вроде указа № 143 в сочетании с волокитой по исполнению даже тех скудных мер, которые в нем изложены, то отношение предпринимателей к власти существенно изменится. Разрушить надежды и доверие, накопленные в 2017-2019 гг. после появления «либерализационного пакета», легко. Восстановить их будет еще тяжелее, чем повысить производительность труда на госпредприятиях.

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com