• Леонид Фридкин

ИНВЕСТИЦИИ НА ОБЕЩАНИЯХ И ИНСТИТУТАХ

Есть ли связь между экономикой и политикой, легитимностью власти и инвестициями? Вопрос далеко не теоретический. Ответы на него можно дать очень разные – в зависимости от идеологических предпочтений или сугубо деловых соображений.

Свое мнение по этому поводу четко сформулировал президент Беларуси во время выборов. "Плевать этому инвестору, что тут будет с парламентом – заявил А.Лукашенко. – Им нужен нормальный инвестиционный климат. Назовите хоть один случай, когда мы не защитили иностранные инвестиции". А потому, если президент лично гарантирует защиту бизнеса, этого вполне достаточно. "Интересен нам проект - мы его поддержим. – полагает глава государства. – Это важно для инвестора, а не то, как тут Лукашенко с вами сформирует белорусский Парламент".

Для некоторых инвесторов действительно достаточно таких гарантий и «точечных» льгот. В различных декретах и указах можно найти немало «пряников». Но за ними всегда маячит «кнут» рисков, которые не уменьшаются от обещаний, эксклюзивных поблажек и призывов доверять и вкладывать.

В различных опросах местные, и зарубежные предприниматели постоянно называют связи с чиновниками одним из главных факторов успеха ведения бизнеса в Беларуси. Но, даже имея такие связи, инвесторы на всякий случай стараются подстраховаться. Это не так трудно: достаточно выбирать проекты с кратчайшими сроками окупаемости, вкладывать минимум собственных денег и привлекать кредиты под гарантии тех самых властей, которые обещают защиту. В результате проектов с зарубежным капиталом хватает для агитационной картинки, но явно недостаточно для приличных темпов роста экономики.

В последних пятилетних программах правительства привлечение иностранных инвестиций значится в числе важнейших приоритетов. Причем, не каких попало, а прямых – вложений в уставные фонды предприятий. Хочется, чтобы к нам приходили солидные корпорации, приносили передовые технологии, создавали рабочие места, обеспечивали экспорт. Без этого мало шансов на ускорение роста экономики, улучшение торгового и платежного баланса и повышение благосостояния населения.

Казалось бы, чего еще надо: власть и рубль стабильны, инфляция на исторических минимумах. В международных рейтингах, вроде, Doing Business, особо не выросли, но не в аутсайдерах. В последние годы целыми пакетами принимались «либерализационные» нормативные акты. А ВВП и инвестиции почему-то не растут.

О волнениях инвесторов лучше всего говорят цифры – но совсем не так, как представляется главе государства. Действительно, с начала 2019-го иностранные инвестиции в белорусскую экономику составили более $7 млрд. Возможно, к концу года эта цифра увеличится. Но в 2012-2013 гг. она была вдвое больше. К сожалению, даже за 9 месяцев 2018 г. объем иностранных инвестиций на 8,3% превышал нынешний. А прямых инвестиций ($ 5,19 млрд.) вообще стало на 15,6% меньше, чем в январе-сентябре 2018 г. В частности, ПИИ в промышленность сократились на 6,9%, в торговлю – на 25,8%, информацию и связь – на 7,8%. Примем во внимание, что более 2/3 этих прямых инвестиций – долговые инструменты (кредиты, займы, кредиторская задолженность за товары и услуги), а еще более 25% – реинвестирование прибыли, значительная часть которой существует только на бумаге. В то же время ПИИ на чистой основе (т.е. не считая долгов –) за 9 месяцев т.г. составили всего $1,11 млрд. – на 22,8% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Кстати, именно ПИИ на чистой основе являются одним из параметров прогноза развития экономики и, одновременно – одним из KPI правительства. Когда-то у властей были планы: получать в год 6,5-6,7 млрд. Потом амбиции поубавились до 2,5 млрд, а в последние годы – до 1,6 – 1,7 млрд. По-видимому, в правительстве не питают иллюзий насчет веры инвесторов в отечественный бизнес-климат и уровень защищенности.

Попытки властей улучшить бизнес-климат часто трудно предсказуемы и непоследовательны. В последние годы в республике расплодилось столько специальных инвестиционных режимов, что общие правила игры порой трудно даже сформулировать. Между тем, условия доступа к льготам и открывают множество лазеек для коррупции и злоупотреблений, а бенефициарами преференций чаще всего оказываются лишь те, кто вхож в высокие кабинеты. Такой инвестиционный климат нельзя считать нормальным. Он больше отталкивает капиталы, чем притягивает.

Проблема в том, что личные гарантии высшей власти вызывают куда меньше доверия, чем наличие таких устойчивых институтов, как верховенства права, независимый суд, неприкосновенность частной собственности и реальное разделение ветвей власти. Привыкших работать именно в такой правовой среде инвесторов заверения о собственноручной защите скорее настораживают. А иногда даже пугают – они народ нервный. Но еще больше пугает белорусскую "вертикаль" перспектива установления верховенства права . Ведь если оно здесь ненароком появится, независимый суд в считанные месяцы покончит со всевластием бюрократии, пародиями на выборы и "ручным" управлением. Вся "вертикаль" рассыплется, а ее верхушка расстанется с властью, как бы она за нее ни цеплялась и ни отрицала, что цепляется. Все это глава "вертикали" отлично знает и, натурально, стремится ни в коем случае не допустить. А для отвода глаз потчует публику сентенциями о бесссилии демократии, ненужности гражданских прав, западных происках и пользе диктатуры. Получается грубовато, но публика терпит. К тому же на подпевке не только госСМИ, но и ансамбль дрессированных бизнесменов, отрабатывающих свои доходы и свободу рекламой "диктатуры с цифровым лицом". Есть еще кордебалет ученых мужей, старательно объясняющих urbi et órbi, что стране, географически расположенной в центре Европы, приличествует исключительно азиатская институциональная матрица, где человек ничто, а государство – все.

Конечно, у нас нет столь громких «наездов» на иностранных инвесторов, как в России. Но кое-какие «достижения» имеются. Можно припомнить старую «кондитерскую» историю, изгнание «Мотор Сич», массовое увеличение доли государства в некогда приватизированных ОАО, тихий уход «Форда» и еще нескольких западных компаний. Еще печальнее истории некоторых отечественных бизнесменов, чьи судьбы и инвестпроекты развалились под заботой государства. Списки «самых богатых и влиятельных» регулярно обновляются не данными о росте капиталов, а уголовной хроникой. Не случайно Беларусь – едва ли не единственная страна в Европе, где никто не может точно назвать ни число легальных миллионеров и миллиардеров, ни размеры их состояний.

Если же есть сомнения в легитимности этой власти, риски возрастают еще больше. Ведь, как веревочке ни виться, нелегитимную власть когда-нибудь сменит другая – более, а может и менее легитимная. И тогда все договоренности и гарантии мгновенно обесцениваются. Придется договариваться с новым начальством или терять все ранее вложенное и вовремя не выведенное в дальние края. Это еще одна причина, по которой зарубежные корпорации предпочитают создавать в республике центры затрат. Впрочем, и отечественные бизнесмены стараются основную массу капиталов и прибыли держать где-нибудь подальше.

Но есть и такие, кто готов здесь и сейчас строить отношения на личных договоренностях с властями. Особенно если можно получить хорошие преференции, которые редко предложат в странах, где властвуют демократические институты. Здесь все зависит от благосклонности чиновников. А она стоит недешево. Придется по просьбе властей то на спортивные турниры отстегнуть, то праздник или очередной дворец проспонсировать, то колхозам плечо подставить. Нужна очень хорошая маржа, чтобы на все безропотно соглашаться. Правда, репутация у таких инвесторов порой мутноватая, а результаты их проектов сомнительны. Но разве это важно, если речь идет о приросте темпов роста ключевых показателей.

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com