• Леонид Фридкин

МАРКЕТИНГОВОЕ СЧАСТЬЕ В СОСТАВЕ ЗАТРАТ


Налоговики всегда жестко реагируют на затраты по маркетинговым, информационным и консультационным услугам, особенно с туманным предметом договора и актом сдачи-приемки, из которого видно только, что «услуги оказаны, сумма к оплате столько-то». Редкий ревизор не заподозрит, что тут что-то не так. Но чтобы от подозрения перейти к обвинению, надо собрать доказательства и преодолеть презумпцию добросовестности. А это не всегда удается. Как, например, в одном из дел, рассмотренных Верховным судом.

История такова. Белорусским налоговикам не удалось доказать, что ООО «С» необоснованно включало в состав затрат, учитываемых при налогообложении, в 2014-2017 годах стоимость маркетинговых услуг на 139,5 тыс. рублей. Казалось бы, дело ясное: фирма заключила договора с пятью индивидуальными предпринимателями, которые, по мнению проверяющих, являлись сотрудниками организации. В актах сдачи-приемки просто повторялось задание, не было отчетов о проведенных маркетинговых услугах, не представлены документы, подтверждающие факт оказания услуг. При этом указывалось на наличие в штате организации в проверяемом периоде специалистов по продажам.

Вывод – взыскать с ООО «С» 23,6 тыс. рублей налога на прибыль и почти 10 тыс. рублей пени.

Однако руководители ООО оказались не робкого десятка и обратились в суд. Причем вполне успешно: решение суда, постановление апелляционной, а затем и кассационной инстанции оказалось в пользу бизнесменов.

В суде они прямо заявили, что инспекция МНС вводит суд в заблуждение. Никто из «ипэшников» не был сотрудником организации, в чьи обязанности входили аналогичные услуги по продвижению товара. Точнее, трое из них вообще в фирме не работали, а двое других оказывали маркетинговые услуги, когда не являлись работниками данной организации. К тому же в период, когда оказывались спорные маркетинговые услуги, выручка организации увеличилась.

Суды, оценив представленные доказательства и объяснения свидетелей (тех самых ипэшников), пришли к выводу, что налоговым органом без наличия на то достаточных оснований не были приняты во внимание представленные ООО «С» доказательства в обоснование наличия затрат, понесенных в связи с оказанием маркетинговых услуг. При этом было отмечено, что согласно части 4 п. 59 Указа от 16.10.2009 №510 "О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь", п. 2 ст. 78 НК (п.2 ст. 81 новой редакции НК) в акте проверки должны быть соблюдены ясность и точность изложения выявленных фактов. Не допускается включение в акт проверки различного рода не подтвержденных документально фактов и данных о деятельности проверяемого плательщика (иного обязанного лица). При проведении проверки уполномоченные должностные лица налогового органа обязаны выяснить все существенные для принятия обоснованного решения факты и обстоятельства. А поскольку в отношении проверяемого плательщика действует презумпция его добросовестности, то решение было принято в пользу ООО. Так что спасибо п. 1 Декрета от 23.11.2017 №7 «О развитии предпринимательства» и подп. 1.4 п. 1 ст. 2 НК,

Так что все суды не увидели в нашей истории факта ничтожности договоров как сделок, совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие им юридические последствия (п. 1 ст. 171 ГК). По мнению судей отсутствие отчетов исполнителей, информации о результатах поиска покупателей, о предлагаемой продукции не являются достаточным основанием для признания сведений, содержащихся в актах сдачи-приемки недостоверными. Следовательно, компания была вправе включить выплаты по этим договорам в затраты, учитываемые при налогообложении.

Итак, у ООО «С» есть все основания праздновать перамогу. А вот у всех остальных нет повода расслабляться.

Проверяющие всегда будут подозревать, что услуги, результат которых неочевиден, в реальности не оказывались, а служат прикрытием для уклонения от налогов и обналички. Подозрения еще более усиливаются, когда есть только договор и акт, но факт оказания услуг не подтвержден отчетами или другими вескими аргументами, которые, к счастью, нашлись у героев данного дела.

Разумеется, договора на оказание маркетинговых, информационных и консультационных услуг и акты сдачи-приемки имеются почти всегда. Мало сейчас таких дураков, которые об этом не позаботятся. Но в нынешнем налоговом законодательстве нет прямых указаний, чем должен подтверждаться факт оказания подобных услуг (когда-то такие требования были, причем довольно жесткие). Спасибо, что в ст.13 нынешней редакции НК собраны основные термины и определения, в т.ч. помянутых услуг.

В данном случае положение спасли не заботливо составленные и подписанные бумаги, а объяснения всей пятерки, что они действительно осуществляли предпринимательскую деятельность и реально оказывали услуги, предусмотренные в договорах. Еще важнее, что на суде все ипэшники «опровергли доводы налогового органа, что являлись работниками ООО «С».

Но все могло сложиться иначе. Если лица, оказывающие такие услуги, не обладают соответствующей компетенцией и не в состоянии внятно объяснить, что хорошего сделали за уплаченные им деньги, суд, скорее всего, станет на сторону налоговиков. Особенно, если последним удастся доказать, что исполнитель был работником компании согласно документам или кто-то из сотрудников подтвердит, что фактически ИП имел в организации рабочее место, пользовался средствами связи и оргтехникой, соблюдал правила трудового распорядка и т.п. Кстати, в нашей истории аргументом в пользу компании послужил рост выручки, который суд счел признаком успешного использования оказанных услуг. Ну, а если бы выручка падала – стал бы такой факт признаком фактического отсутствия маркетинговых услуг?

Так что маркетинг-маркетингом, а бдительность терять нельзя.

Просмотров: 155

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com