• Леонид Фридкин

ЭСТАФЕТА ПУСТЫХ ПОРТФЕЛЕЙ


Главный закон твердой власти, раскрытый великим сатириком, соблюдается у нас неукоснительно: начальство должно держать народ в состоянии непрерывного изумления. Вот и приходится стараться. Например, недавно президент Беларуси объявил о намерении сменить накануне выборов правительство.

Не то чтобы нам так дорог нынешний состав Совмина. Гораздо больше изумило публику заявление президента о традиции объявлять до выборов новый состав правительства. Дело не в столь откровенной вере в детерминированность итогов голосования. Просто до сих пор подобная традиция в отечественной истории почти не наблюдалась. Впрочем, кого «понапихивают» в правительство – родных и любимых или всяких других – население никогда особо не беспокоило. Как, кстати, и продолжительность работы любого премьера с его командой.

Рекордсменом пока остается правительство С.Сидорского, продержавшееся 6,5 лет, причем одни президентские выборы пришлись посередке этого срока. «Серебро» у команды Мясниковича – ровно 4 года. Неплохо по белорусским меркам держались правительства А. Кобякова (3 года и 8 месяцев) и С. Линга (почти 3 года и 3 месяца). М. Чигирь, единственный ушедший в отставку добровольно, протянул менее 2,5 лет, но министры за ним не последовали. Немногим больше протянули команды Г.Новицкого, а В. Ермошина – всего год и 11 месяцев. Так что 2 года для правительства Румаса – результат весьма скромный.

Главный исполнительный орган в Беларуси ни разу не менялся из-за серьезных провалов в экономике и лишь изредка – в связи с окончанием очередного политического цикла (если считать таковым президентские или парламентские выборы). Исключением можно считать лишь предыдущее правительство. Его сменили после грандиозного разноса, обвинении в пофигизме, неисполнении поручений поручения главы государства, нелюбви к людям и очковтирательстве. Нескольких министров выгнали сразу, а остальных, вместе с премьером А. Кобяковым, немного погодя. При этом формально дела были относительно благополучны: экономика — на волне восстановительного роста, инфляция планомерно снижалась, экспорт и заработки увеличивались. Кобякова и его подчиненных это не спасло.

Появление в середине нынешней пятилетки нового правительства показало, что у нас коней можно менять на любой переправе целыми упряжками. Главное — обеспечить преемственность, чтобы не менялся проложенный бессменным президентом курс. Вот и команде Румаса пришлось пытаться воплощать в жизнь ранее утвержденную программу социально-экономического развития и подгонять под нее все решения, невзирая на последствия. К тому же власть главы Совмина весьма условна. Президент своей волей назначает, передвигает и увольняет любого члена правительства, через голову премьера дает указания его замам и министрам. А значительная часть решений вообще принимается в обход «основного и единственного» Совмина – ему остается лишь принять к сведению и подстраиваться под указания свыше. В том числе менять расчеты прогнозов годовых и пятилетних планов на более оптимистичные и заведомо недостижимые.

Сначала у нынешнего правительства все шло почти хорошо. Экономика, пусть и медленно, но росла, рубль был стабилен, инфляция снижалась, зарплата превысила вожделенный тысячерублевый рубеж. Но к концу прошлого года ситуация кардинально изменилась. С Россией поссорились на той самой интеграционной почве, на которой 20 лет дружили, с нефтью перебои, цены на газ неадекватные. Рубль в феврале-марте девальвировался, убытки зашкаливают, цены опять пришлось регулировать, от «вирусного» кризиса бизнес не защищен, об эпидемиологической ситуации темнят. Стабильность, достигнутая в предыдущие пару лет, трещит по всем швам.

Отставка для правительства Румаса становится актом бюрократического милосердия. Не понадобится отчитываться за провал прогнозов текущего года и всей пятилетки, оправдываться за рост цен и безработицы, падение доходов населения и социальную напряженность. Никого ни за что не накажут. Напротив, распределят по теплым местам: кого в сенат и правления банков, кого в евразийские интеграционные структуры. А некоторые останутся в прежних должностях или даже на повышение пойдут – для сохранения преемственности.

С нового правительства спрашивать вообще будет нечего: оно только в середине года заступит на пост, времени что-то исправить уже не останется. Поработает годика 2-3 – и его заменят. Чтобы не приписали себе достижения выхода из нынешнего кризиса. Возможно, именно новому правительству удастся разобраться с множеством новых проблем и старых, решение которых откладывалось два десятка лет. А если не удастся — никто не упрекнет. Не они первые, не они последние.

Такая ротация – и есть настоящая традиция белорусской вертикали. За последние 26 лет в нашей стране чего только не случалось. Бывали обвал ВВП и курса рубля, рост инфляции и безработицы, нищенские зарплаты и массовые неплатежи, срыв многомиллионных проектов, бессмысленные и вредные нормативные акты, которые порой приходилось сразу же отменять. Да много чего еще. И никто персонально не ответил. Зато куча мусора на территории завода, дырявая крыша склада или немытые коровы могут стоить министру или губернатору кресла. Поэтому неудивительно, что за ворохом таких вопросов на по-настоящему системные проблемы у госаппарата времени и сил зачастую не остается. А потому и напрягаться не стоит.

Законы сохранения бюрократии у нас соблюдаются куда лучше, чем экономические. Поэтому любое правительство обеспокоено лишь тем, как угодить тому, кто его назначил. Даже если прекрасно знает, что надо делать на самом деле. Не подавать же в отставку ради профессиональной чести и гражданских принципов. Остается имитировать бурную деятельность, соглашаться с любыми требованиями, тихо саботировать самые одиозные, рассуждать о повышения эффективности и конкурентоспособности госпредприятий, светлом инновационном будущем, выдавать деньги на бесперспективные проекты, соглашаться с сомнительными льготами. Проще покорно согласиться, особенно, если в придачу к жалованию удастся оторвать скромный откат от нужных людей. Проще и спокойнее навалять кучу невыполнимых программ, выдумать кучу ничего не значащих показателей. Главное – не попасться на горячем и вовремя переместиться в менее опасный ярус вертикали, где можно отсидеться до лучших времен.

Вся «вертикаль» выстроена так, чтобы исключить в ней появление слишком самостоятельных элит, способных поставить свои амбиции или интересы общества выше личной лояльности. Поэтому ни при каких обстоятельствах нынешний президент не предложит пост премьера своему оппоненту на выборах, как, впрочем, любому другому, замеченному в политических амбициях. Ведь доверять такому человеку столь серьезный пост и в коем случае нельзя. В лучшем случае желающие пробраться к вертикальному столику могут рассчитывать на ничего не значащее местечко в каком-нибудь совете, или на предложение поднять убыточный колхоз. Даже просто популярный чиновник быстро оттирается в сторонку – чтобы не нагулял массу, позволяющую прослыть политическим тяжеловесом. Если же кто-то забывает правила – всегда найдется способ унять строптивца. Нелояльность – худший из грехов с точки зрения бюрократии.

Однако в нынешней ситуации полезно подстраховаться – на всякий случай. Конечно, по конституции правительство должно сложить полномочия и все такое. Но формальности легко обойти: если президент пожелает – то как сложат, так и обратно примут. Но если население, раздосадованное экономическими и эпидемиологическими проблемами вдруг взбунтуется, полезно держать в подвешенном временно исполняющим обязанности состоянии правительство – ведь его будущее целиком зависит от успеха того, кто назначил.

Конечно, казенные агитаторы и внештатные пропагандисты постараются в очередной раз помусолить тему «хороший царь – плохие бояре». Но шоу «перетрахивание кадров» былых аншлагов не получает. Напротив, растет число тех, кого теряет веру в твердость «сильной руки» и правильность несменяемого курса. Заодно зреет запрос именно на сильное и компетентное правительство. Поэтому каждое очередной назначение встречается c робким энтузиазмом. Может, хоть этот наконец, прагматик, рыночник, а то и реформатор. Восторженные панегирики сменяются заведомо неприемлемыми для правительства советами, а те – новым разочарованием.

Разочаровываются все. Публика – ясно почему. А президент, потому что чуда не случилось. Одни показатели опять не выполнены, а от выполненных иногда вреда почти столько же, сколько пользы. Если в придачу очередной кризис приключился, совсем беда. Закручивать гайки получается все хуже, зато опять начинаются разговоры о реформах, способных разрушить «единственно верную модель». Стало быть, очередные фавориты, несмотря на всю свою лояльность, не оправдали оказанное ему высочайшее доверие. А доверие и лояльность в авторитарной системе – факторы для назначения премьера и министров куда более важные, чем все профессиональные и человеческие качества вместе взятые….

Источник


Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com