• Леонид Фридкин

Почему в Беларуси не будет реформ?


Едва ли не каждый доклад международных и независимых местных организаций, статьи и выступления экспертов и аналитиков изобилуют призывами к экономическим реформам в Беларуси. Столь же традиционно в официальных заявлениях звучит отрицание потребности в таких реформах или, по крайне мере, обещание проводить их «точечно», «осторожно», с учетом нашего особого пути и т.п. Складывается впечатление, что идет игра, в которой главное – разговорный процесс, а результат не предвидится и не нужен.

Есть ли шансы на реформы в Беларуси?

Приватизация вновь забуксовала, изменение пенсионной системы, по мнению властей, преждевременно, главенствующая роль государства в экономике – незыблема, господдержка государственного же АПК – вечна. На этом фоне упрощение отдельных административных процедур, перетасовка госпредприятий в холдинги и т.п. на роль кардинальных перемен явно не тянут.

Экономическими реформами можно считать основанные на фундаментальной теории преобразования в экономике, которые ведут к позитивным, заранее просчитанным экономическим и социальным результатам через достаточно короткий промежуток времени. Успешные реформы в Польше, Чехии, странах Балтии и других базировались на экономической теории, знаниях, опыте других стран, поддержке основной массы населения, бескорыстии и политической воле руководителей. Тут нет места спонтанности, популизму или дилетантству, которые мы то и дело наблюдаем – то в решениях властей, то в предложениях их местных оппонентов.

Складывается впечатление, что и те, и другие мало знакомы с последними достижениями экономической науки и практики, а свои представления черпают из вузовских учебников и переводных статей 10-50-летней давности. Одни, озабоченные решением сиюминутных задач, не задумываются о средне- и долгосрочных последствиях, другие в мечтах о светлом будущем игнорируют текущие проблемы. Если добавить к этому меркантильные интересы и отсутствие реальной ответственности за прогнозы и последствия принимаемых решений, то шансов на реформы практически не остается.

А впрочем, так ли уж они нужны? Едва ли не главным достижением белорусской социально-экономической модели является стабильность, отсутствие шоковой терапии. Правда, то и дело случаются приступы шока, но они рассасываются то ли сами по себе, то после очередной дозы российской помощи. До терапии, не говоря уже о хирургическом вмешательстве, дело никогда не доходит. А потому народ в основной массе никаких реформ не жаждет. Мало кто верит, что они приведут к скорому повышению доходов, социальной справедливости, но зато хватает тех, кто вполне удовлетворен тем, что имеет или не верит в улучшение своей участи. Достаточно и тех, кто боится любых новшеств, будучи уверенным, что лучше не будет, а хуже всегда может стать. В комплексе это складывается в ту инертную массу, раскачать которую какими-то лозунгами весьма проблематично.

Отсутствие поддержки в обществе – одна из главных проблем при проведении реформ в Беларуси. Другая проблема: не видно бескорыстных профессионалов, которым можно их доверить. Ясно, что это не могут быть нынешние чиновники. Собственно, правящей бюрократии какие бы то ни было реформы вообще ни к чему – они и так хозяева жизни и главной своей задачей видят блокирование любых перемен, способных привести к посягательству на их власть. Зато они вполне могут рассчитывать на поддержку масс, которым кажется, что начальство способно защитить их от перемен.

На самом деле, не слишком-то реформы нужны даже и «независимым экспертам», которые о них неустанно твердят: браться за них самим – значить принимать на себя ответственность за непопулярные решения, а если займутся другие, да еще и успешно – кого тогда критиковать?

Нужен какой-то мощный толчок, способный обратить белорусское общество к реформам. Может ли он быть вызван экономическими причинами? События прошлого года показали, что нет.

По мнению некоторых наших «экспертов» причина девальвации в 2011 г. – в непомерных тратах населения, избыточном потребительском кредитовании, покупке квартир и машин. Тезис «жить по средствам» неоригинален, но справедлив. Вот только адресован не туда. Ведь именно государство стимулировало эту расточительность, всячески поощряя потребление, буквально навязывая льготное кредитование на строительство жилья и предметов длительного пользования, постоянно расширяя круг льготников, который теперь сокращается до минимума.

Власти надеялись, что стимулирование внутреннего потребления удержит на плаву отечественную экономику. Однако товарищи ученые почему-то не объяснили тогда правительству, что эта схема не сработает в условиях ограниченности ресурсов, малой емкости внутреннего рынка и низкой производительности труда. Теперь, в фазе рецессии сокращение бюджетных расходы грозит падением темпов роста, но их поддержание ценой бюджетного дефицита и гиперинфляции повлечет гораздо худшие последствия.

Да, накануне прошлогоднего кризиса внешний долг страны и долги домохозяйств отнюдь не были запредельно велики – особенно, если сравнивать с Японией, США или ЕС.

Но главная причина кризиса – в низкой конкурентоспособности отечественной экономики, что наглядно подтверждалось хронически отрицательным сальдо торгового баланса. Достаточно было сократиться экспорту из-за мирового кризиса 2008-2009 г.г., а России – поднять в 2010 г. цены на нефть и газ (отнюдь не до мирового уровня), как вся «стабильность» рассыпалась как карточный домик. Благодаря кредиту МВФ мы «перекантовались», а тут и Россия любезно предложила нам очередную дозу дешевых энергоносителей. Тут же все благие намерения экономических реформ были отправлены в отставку: мы снова идем своим путем, категорически отвергая обязательства по приватизации и бюджетной экономии.

Такое поведение по-своему вполне логично: МВФ, скорее всего, денег больше не даст по политическим соображениям, а Россия по тем же причинам нас без поддержки не оставит, ибо для Кремля евразийские фантазии дороже экономической целесообразности, а нефтяные спекуляции приносят определенный доход ряду влиятельных в Москве лиц. Так что игнорировать советы МВФ и водить за нос российский истэблишмент можно еще довольно долго – пока в Сибири нефть и газ не переведутся.

Новая волна кризиса, идущая из Европы, может повлечь очередной спад белорусского экспорта (почти половина которого приходится на Евросоюз) и девальвацию рубля. Но и это вряд ли станет толчком для структурных реформ: они не сулят притока денег, ибо зарубежные инвесторы в первую очередь будут уводить капиталы со всех рискованных рынков, в том числе и белорусского. Избыток госрегулирования и отсутствие общепринятых норм корпоративного управления нельзя изменить в одночасье, а потому Беларусь на роль «тихой гавани» для приличных инвесторов не годится. А капиталам сомнительного происхождения реформы ни к чему – их вполне устроят личные гарантии верховной власти.

Для внутреннего употребления вместо реформ, чреватых не столько безработицей, сколько сокращением власти бюрократии, состоится очередная индексация пенсий и пособий, зарплат бюджетникам (особенно силовикам) и выдавливание новых порций помощи из Москвы. При этом, если обычная интеграционная риторика не сработает, придется принести в жертву один-два прибора из «фамильного серебра», экстренно трансмутирующего в «ржавое железо» – но добившись после ожесточенного торга «политической оценки».

Белорусские власти никогда не пойдут на введение единой валюты, ибо это требует не только единого эмиссионного центра, но и, как показывает печальный опыт еврозоны, бюджетного союза, основанного на единой фискальной политике. Но создать такой союз можно только из схожих по своей структуре экономик и налоговых систем. Россия, Казахстан и, пожалуй, Азербайджан (в ЕЭП не стремящийся) отвечают этому условию, в отличие от небогатой природными ресурсами Беларуси. Впрочем, упустить столь мощные рычаги, как эмиссионный сеньораж и раздачу индивидуальных льгот, Минск ни за что не согласится – разве что за бонус, который, пожалуй, Москве окажется не по карману.

Отказ от приватизационных списков потому и сделан, чтобы продажа госактивов происходила не планово и гласно, а так, как удобно бюрократии – келейно и по мере надобности (как ее понимают власти). В придачу такая схема позволяет в любой момент отказаться от переговоров или аннулировать любую сделку, скажем под предлогом протестов трудовых коллективов. Сказки об этих протестах с удовольствием распространят «оппозиционные» СМИ, падкие на новости о «просыпающемся пролетариате», не подозревая, что играют на руку бюрократии, которой важно показать всему миру как белорусы на дух не приемлют реформ.

На самом же деле народ, как обычно будет безмолствовать: не обращая внимания на распродажу национального достояния, смиряясь с дороговизной товаров и обесцениванием зарплат, радуясь индексации нищенских пенсий, мигрируя за рубеж в поисках заработков, стоя в очередях за молоком по «социальным» ценам под рассуждения о том, что они сами во всем виноваты – слишком много едят…

#реформы #приватизация #бюрократия

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com