• Леонид Фридкин

ЭЙФОРИЯ БЛАГИХ ПОЖЕЛАНИЙ


Белорусские бизнесмены – народ неприхотливый. Достаточно им услышать о себе от какого-либо высокопоставленного чиновника доброе слово и пожелание скорейшей либерализации, как они готовы умиляться и грезить о неминучем рыночном счастье.Сейчас в соцсетях публика радостно постит и лайкает интервью главы ПВТ Валерия Цепкало, полное прогрессивных мыслей, ярких образов и соблазнительных примеров: от ведущей роли IT-сектора в отечественной экономике и белорусских айтишников в мировом IT-секторе до призывов к либерализации делового климата, вплоть до отмены ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность.

Это приятно звучит для наших измученных неизбывным «чувством вины» бизнесменов. Но суперзвезды американского хайтэка, хоть и начинали с «гаражных фондов», все-таки не сочли за труд зарегистрировать компании, как только их идеи обрели четкие очертания. Без этого их бы никто не воспринимал всерьез. А зарегистрироваться индивидуальным предпринимателем или открыть юрлицо у нас не сложнее, чем создать фирму в США. По крайне мере, так считает Всемирный банк, поставивший в рейтинге Doing Business условия регистрации бизнеса в Беларуси на 12 место в мире, а в США – только на 49 (в значительной степени благодаря отсутствию требований по размеру уставного фонда ООО).

Войти на рынок у нас относительно просто, удержаться на нем – сложнее, а уйти, не будучи привлеченным к субсидиарной ответственности – вообще великая удача. Инновационный и любой другой бизнес в Беларуси тормозят не только формальные требования. Они лишь следствие системы, где направления развития и сферы приложения ресурсов определяют фантазии чиновников, а не здравый смысл бизнесменов. Поэтому разработки айтишников идут на экспорт, пока не имеющие таких же льгот отрасли промышленности в республике вымирают.

Облегчит ли жизнь отечественным предпринимателям, угнетенным и демотивированным «чувством вины», отмена ст. 233 УК? Как-то мне удрученных таким чувством видеть не приходилось. Бизнесмены почти всегда стоят перед выбором: делать свое дело или не нарушать правила, зачастую не позволяющие успешно работать. Многие сознательно стремятся уклониться от уплаты налогов, теша себя надеждой, что не нарушают законы, а лишь пользуются их несовершенством. Страшновато немного, но «глаза боятся, а руки делают». Совесть при этом предпринимателей мучает не более, чем чиновников, пускающих собранные деньги на ветер неэффективных госпрограмм. Зато проверяющие всегда руководствуются презумпцией виновности бизнеса – ибо никто в здравом уме налоги платить не любит.

Западные компании тратят меньше сил на первичные учетные документы и прочие формальности. Но эта простота компенсируется жесткими требованиями листинга на фондовом рынке к компаниям, переросшим уровень малых форм. Полагаю, что для Apple и Microsoft некоторые наши правила выполнить было бы дешевле, чем соблюдать регламенты SEC или отражать обвинения европейских регуляторов в монополизме. А иные массово применяемые в Беларуси схем минимизации/оптимизации в США, ЕС и ряде других стран вообще считаются сугубо криминальными. При этом за них карают не только налоговых уклонистов, но и помогающих им консультантов. Примеров тому полно: от программы BEPS до бурной разборки между Еврокомиссией и компаниями Apple, Amazon, Starbucks и Fiat Chrysler по поводу соглашений о налоговых льготах. По мнению европейских регуляторов, льготы, доступные лишь отдельным ТНК, незаконны. А потому Еврокомиссия намерена взыскать с Apple 13 млрд. USD. Компании ставится в вину уплата в Ирландии налога на прибыль по эффективной ставке 1% и даже 0,005% (т.е. по расчетной 2% вместо общепринятой 12,5%). С остальных корпораций по той же причине причитается по 20-30 млн. USD. Как там у них с чувством вины?

Одна из проблем белорусского делового климата – это деление бизнеса на достойных уважения и поддержки экспортеров и «второсортных» импортеров. Я в упор не понимаю, чем по уши напичканное господдержкой предприятие, производящее экспортную продукцию из импортного сырья, лучше оптовика - импортера, поставляющего это сырье, а заодно оборудование, компьютеры (в т.ч. для резидентов ПВТ), а заодно (так и быть) потребительские товары, которыми не брезгуют даже айтишники.

Импортер действительно выводит валюту из страны. Но это «злодеяние», на мой взгляд, искупается снабжением общества необходимыми товарами и уплатой налогов, за счет которых заодно оказывается господдержка экспортерам. Помнится, в некоторых странах в разное время уже дифференцировали компании по принципу «приносят валюту или выводят». В результате вместо развития экономики и роста благосостояния своих людей получали технологическое отставание, товарный дефицит и падение уровня жизни.

Кое-где власти действительно благодушно относятся к нарушающим закон «особо ценным» бизнесменам. Но такая политика больше способствует не благу общества, а расцвету коррупции. Поэтому пример избежавшего ответственности взяткодателя и налогового уклониста в Южной Корее вряд ли достоин подражания. Собственно, у нас так тоже умеют. Закроют, бывало, того или иного бизнесмена под замок, тот ущерб погасит – и свободен, может продолжать трудиться. Или посадят очередного чиновника-коррупционера, а через годик не только выпустят, но и директором в отстающее хозяйство поставят. Всем развитым странам Азии на зависть.

Другой свежий пример. 26 августа, неподалеку от Сеула обнаружено висящее на дереве тело заместителя председателя совета директоров крупнейшей южнокорейской корпорации Lotte Group Ли Инвона. Накануне 69-летний топ-менеджер был вызван в прокуратуру, чтобы дать показания по делу о теневых финансовых операциях и уходе корпорации от налогов на сумму более 500 млн. USD. Следственные действия (включая обыски в офисах Lotte и выемку документов) сорвали IPO компании, которое должно было привлечь более 5 млрд. USD. Видимо, на сей раз южнокорейская экономика как-то перебьется.

Переговоры с неплательщиками налогов в развитых странах – шутка очень забавная. В США те, кто по каким-то причинам не в состоянии вовремя уплатить налоги, действительно может рассчитывать на понимание Федеральной службы внутренних доходов (IRS) и рассрочку с разумными процентами (благо у них там ставка мизерная). Но за уклонение от налогов пощады не бывает – ни за умеренные misdemeanor, ни за тяжкие felony. Мелочиться с правилами заполнения «первички» американские контролеры не станут. Зато схемы минимизации, предусматривающие не коммерческую, а исключительно налоговую выгоду, стараются не пропускать. Ассортимент статей 7201 – 7217 и 7231 и 7232 Свода законов США позволяет по максимуму схлопотать штраф до 100 тыс. USD (для корпораций – до 500 тыс.) и до 5 лет тюрьмы. Плюс судебные издержки, пятно на кредитной истории, взыскание налога в 2- или 3-кратном размере. Статьи за незаконное предпринимательство там действительно нет. Но этот «пробел» вполне компенсируется в США обязанностью платить налог со «случайных» доходов. Тот, кто об этом забудет, риcкует получить штраф до 10 тыс. USD и (или) лишение свободы на срок до 1 года.

Тем не менее, в Штатах есть идейные уклонисты, а также любители пошутить с налоговиками, хотя это порой плохо кончается. Например, известная бизнес-вумен Леона Хэлмсли некогда за изречение We don’t pay taxes. Only the little people pay taxes (Мы не платим налоги. Только маленькие люди платят налоги) получила срок плюс тотальную проверку IRS.

Чиновники порой любят продемонстрировать свой либерализм, если речь идет о том, что лежит вне их ведомственных интересов. Но это не значит, что, переместившись в другое кресло, они будут верны ранее провозглашенным идеалам. Это естественно: часть системы работает в интересах системы или отторгается. А потому те, кто по должности занимается контролем, постараются не лишиться инструментов наказания и устрашения предпринимателей. Что генпрокурор республики недвусмысленно и пообещал. Но, на мой взгляд, обещание сохранить статус-кво ничем не лучше абстрактных ссылок на мировую практику, шансов на внедрение которой у нас никаких нет.

Выдернутые из зарубежного опыта отдельные элементы мало помогают улучшить систему, все остальные компоненты которой нейтрализуют эффективность «чуждых явлений» – даже если подкрепить подобный эксперимент щедрыми преференциями. Ведь отношения бизнеса и государства не ограничиваются ни ст. 233 УК, ни всей главой 25 УК с главами 11 – 14 КоАП и Указом № 488 в придачу. Причина «чувства вины» не в них, а в комплексе институтов. Главный вопрос – что служит для государства приоритетом: защита комфорта, доходов и собственности бизнеса или обеспечение бюрократию кормовой базой и всеобъемлющим контролем…


Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com