• Леонид Фридкин

Письмо Джейми Даймону и всем, кто еще не разобрался в криптовалютах


В среде участников рынка криптовалют и криптоэнтузиастов хорошо известна фигура главы банка JP Morgan Chase Джеймса Даймона, неустанно бичующего биткоин. Банкир считает криптовалюты мошенничеством, пузырем, и не устает информировать об этом общественность.

Видя столь глубинное непонимание природы криптовалют, к нему публично обратился управляющий компанией Chain Адам Ладвин, который уже несколько лет работает на рынке цифровых активов.

Здравствуйте, Джейми.

Недавно вы сделали несколько высказываний о биткоине:

1) «Я В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ ГОВОРЮ О БИТКОИНЕ»;

2) «БИТКОИН — «ОТЛИЧНЫЙ ПРОДУКТ», ЕСЛИ ВЫ ПРЕСТУПНИК»;

3) «ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРЕДПОЧИТАЮТ КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ ЭКОНОМИКИ, ВАЛЮТЫ»;

4) «ОДНАЖДЫ ПРАВИТЕЛЬСТВА УНИЧТОЖАТ БИТКОИН»;

5) «КОМУ ЕСТЬ ДЕЛО ДО БИТКОИНА?»;

6) «ТЕ, КТО ПОКУПАЕТ БИТКОИН, — ДУРАКИ»;

7) «Я НЕ ПОНИМАЮ ЦЕННОСТЬ ТОГО, У ЧЕГО НЕТ ЦЕННОСТИ»;

8) «МНЕ НАПЛЕВАТЬ НА БИТКОИН».

Легко объявить, что у криптовалют нет самостоятельной ценности. Или что правительства уничтожат их. Также набирает популярность противоположное мнение: что они раз и навсегда разрушат банки, правительства и гигантов Кремниевой долины.

Ни одна из этих крайностей не верна.

В реальности есть много нюансов и все они важны. Поэтому я решил написать для вас эту информационную справку. Надеюсь, она поможет вам лучше разобраться в сути криптовалют.

Криптоактивы

Начну с декларирования своих убеждений:

• Рынок криптовалют перегрет и иррационально избыточен;

• В их создании принимает участие множество позеров, а также некоторое количество мошенников;

• Налицо множество конфликтов интересов, самовозбуждаемой шумихи и намеренного запутывания;

• Очень немногие люди в СМИ понимают, что происходит;

• Очень немногие люди в финансах понимают, что происходит;

• Очень немногие люди в сфере технологий понимают, что происходит;

• Очень немногие люди в академических и правительственных кругах понимают, что происходит;

• Очень немногие люди, покупающие криптовалюты, понимают, что происходит;

• Очень возможно, что и я не понимаю, что происходит.

Кроме того:

• Банки и правительства никуда не денутся;

• Традиционное программное обеспечение никуда не денется.

Шума много, но в нем можно различить полезное послание. Чтобы разобрать его, следует начать с определения криптовалюты. Вот мое: криптовалюты — это новый класс активов, лежащий в основе работы децентрализованных приложений.

Поскольку дело не в противопоставлении криптовалют фиатным деньгам, давайте прекратим использовать слово валюта. Это ключевая ошибка. Слово слишком привязано к его нынешнему применению, и я обратил внимание, что во время выступлений вы постоянно сравниваете биткоин с долларом, евро и иеной. Это сравнение не поможет вам понять, что происходит. Оно, по сути, только мешает. Поэтому далее в тексте я буду называть криптовалюты криптоактивами.

Как и любой класс активов, они существуют как механизм распределения ресурсов для конкретной формы организации. И, несмотря на то, что в последнее время очень много говорят именно о торговле криптоактивами, они существуют не только для того, чтобы ими торговали.

• Корпоративные акции служат компаниям;

• Государственные облигации служат странам, штатам, муниципалитетам;

• Ипотечные закладные служат владельцам недвижимости.

А теперь

• Криптоактивы служат децентрализованным приложениям.hands threads blockchain

Децентрализованные приложения

Эти приложения — новая форма организации и новая форма программного обеспечения. Они — новая модель для создания, финансирования и управления системами абсолютно децентрализованным способом, которой не управляет ни один субъект. Это не делает их лучше или хуже существующего софта или компаний, которые его создают. Они просто радикально отличаются от знакомого нам ПО и радикально отличаются от моделей работы организаций, к которым мы привыкли.

Насколько отличаются? Представьте, что вы выросли в джунглях, а я принес вам кактус и говорю, что это дерево. Скорее всего, вы рассмеетесь и скажете, что это чушь, потому что какой смысл дереву быть бочкой с водой, покрытой колючей броней? Воды ведь в джунглях и так — хоть залейся! Приблизительно так многие реагируют на децентрализованные приложения.

Но давайте вернемся к моменту рождения идеи децентрализованного приложения. Это был ноябрь 2008 года. Пик финансового кризиса. Некий аноним опубликовал документ, поясняющий, как проводить электронные платежи без доверенного центрального участника, будь то банк, PayPal или Федеральная резервная система. И это было первое задокументированное децентрализованное приложение для платежей. Документ назывался «Биткоин».

Как можно отослать электронный платеж без участия третьей стороны, которая отследит прохождение и зафиксирует изменение баланса двух сторон? Одно дело, если я передам вам доллар из рук в руки. Но данные — это не документ на предъявителя. Для данных требуются посредничество и подтверждение.

«Биткоин» предложил решение: создать одноранговую сеть. Сделать ее публичной. Объявлять о своей транзакции всем. В объявлении указывать конкретные средства в сети, которые вы хотите потратить. Криптографически подписывать объявление одним и тем же программным ключом, привязанным к этим средствам — так мы будем знать, что они ваши.

Почти готово. Остается еще одна вещь: найти способ сделать так, чтобы, если вы выпустите два конкурирующих объявления (то есть если вы попытаетесь дважды потратить одни и те же средства), засчиталась только одна попытка.

Плохое решение: Определить участника, который будет ставить временную метку и учитывать только транзакцию, пришедшую первой. Но в итоге мы возвращаемся к тому, с чего начинали — появляется доверенный посредник.

Инновационное решение: Пусть участники сети конкурируют за право ставить временную метку. Метки нам нужны, так пусть любой получит право их ставить — сеть ведь одноранговая. Пусть все конкурируют. Как это похоже на рыночную экономику, не правда ли? Но чего-то не хватает. Ах, да, вознаграждения победителю! Назовем его «биткоином». Назовем субъектов, конкурирующих за право ставить временную метку на свежую партию транзакций, «майнерами». Сделаем так, чтобы к этой системе конкурентов мог подключиться кто угодно в любой момент — код и сеть будут открытыми.

Теперь нам нужна настоящая конкуренция. В документе предлагается, как ее организовать: найдите случайное число, сгенерированное сетью. Это число действительно сложно найти. Так сложно, что единственный способ — использовать серьезные вычислительные мощности компьютера и жечь электричество. Это задача того же уровня сложности, что Верука Солт задала своему папе и его бедным работницам — найти золотой билет Вилли Вонки.

Майнинг биткоина

Зачем нужна сложная и дорогостоящая конкуренция там, где надо сделать нечто столь простое, как фиксация временной метки на транзакции в сети? Затем, что так мы будем уверены, что соревнующиеся понесли реальные финансовые затраты. Таким образом, если они победят в поиске случайного числа и смогут присвоить временную метку (таймстемп) определенной серии транзакций, то не используют эту власть во зло (например, для контроля транзакций). Нет, они будут тщательно все проверять, устранять любые попытки пользователей потратить одни и те же средства дважды, обеспечивать соблюдение правил и сообщать результаты проверки всей сети.

Потому что, если они соблюдают правила, сеть запрограммирована вознаграждать их свежесозданным биткоином, плюс капает комиссия за транзакцию, она тоже выражена в биткоине и ее платит отправитель.

Другими словами, майнеры соблюдают правила, потому что им это экономически выгодно.

Как сказал когда-то Адам Смит,

Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника

ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими

своих собственных интересов.

Криптоактивы — это невидимая рука… интернета. Биткоин — это капитализм в чистом виде. Поскольку майнеры несут затраты (счета за электричество, покупка техники), они, скорее всего, будут продавать заработанные биткоины на открытом рынке в обмен на любую валюту, которой смогут оплатить ту же электроэнергию и прочие расходы. Оставшееся — прибыль. Биткоин сейчас находится в обращении. Те, кому он нужен, могут купить его. То же могут сделать и те, кто просто хочет сыграть на разнице курсов. (Подробнее о разнице между теми, кому биткоин «нужен», и теми, кто им торгует, поговорим ниже.)

Та-дам! Мы убили двух зайцев одним выстрелом: финансовое вознаграждение заменяет потребность в доверенном центральном участнике — это тот же актив, который обращается в децентрализованной сети, как цифровой документ на предъявителя.

То есть благодаря децентрализованному приложению вы делаете то же, что и при помощи банка. Но без банка.

Больше, чем деньги

Финансовые операции — не единственное применение децентрализованных приложений. Например, децентрализованное приложение Filecoin позволяет пользователям хранить файлы в одноранговой сети компьютеров, а не в централизованных службах хранения файлов вроде Dropbox или Amazon S3. Его криптоактив, Filecoin, стимулирует субъектов делиться лишним объемом жесткого диска с сетью.

Цифровое хранение файлов не ново. Как и электронные платежи. Новость в том, что ими можно управлять без компании.

Еще один пример. В этот раз, извините, посложнее. Есть децентрализованное приложение Ethereum, являющееся децентрализованным приложением для запуска децентрализованных приложений. Уверен, вы уже слышали о «первичных размещениях монет» (initial coin offering, ICO) и «токенах». Большинство из них выпущено на основе Ethereum. Вместо того, чтобы создавать децентрализованное приложение с нуля, как это было с биткоином, можно просто построить его на основе Ethereum, потому что: а) эта сеть уже существует и б) она разработана не для конкретного приложения, а скорее как платформа для создания приложений, которая может выполнять произвольный код. Она не имеет «характерных черт».

Протокол Ethereum стимулирует субъектов предоставлять сети вычислительные ресурсы. Так они зарабатывают «эфир», криптоактив Ethereum. Это делает Ethereum новым типом вычислительной платформы для нового класса программного обеспечения (децентрализованных приложений). Это не облачные вычисления, потому что Ethereum сам по себе децентрализован. Его основатель, Виталик Бутерин, называет Ethereum «мировым компьютером».

Итого: в последние несколько лет мир изобрел способ создания программных сервисов, не имеющих центрального оператора. Эти службы называются децентрализованными приложениями, и их поддерживают криптоактивы, которые стимулируют субъектов в интернете предоставлять ресурсы — обработку, хранение, вычисления, — необходимые для функционирования службы.

Вот сейчас давайте сделаем паузу и признаемся себе, что это чудо. С помощью интернета, открытого протокола и нового вида активов мы можем создавать сети, которые динамически собирают ресурсы, необходимые для предоставления множества услуг.

И есть немало людей, которые уверены, что за этой моделью — будущее всего ПО, это то, что в конечном итоге, сможет конкурировать с акциями Facebook, Amazon, Netflix и Google и сферой венчурного капитала.

Но я не один из них. Потому что я вижу проблему.

То, что децентрализованные приложения для большинства людей более полезны, чем традиционный софт, всё еще не очевидно. Проще говоря, нельзя утверждать, что для всех биткоин лучше, чем PayPal или банк. Или что для всех Filecoin лучше, чем Dropbox или iCloud. Или что для всех Ethereum лучше, чем решения Amazon (EC2) или Microsoft (Azure).

На самом деле, почти во всех аспектах децентрализованные услуги хуже, чем их централизованные аналоги:

• Они медленнее;

• Они дороже;

• Они хуже масштабируются;

• У них хуже взаимодействие с пользователем;

• У них неустойчивое и неопределенное управление.

И это не только потому, что они новы. Это не изменится принципиально с проведением новых форков, внедрением больших блоков, lightning network и других технических решений.

Это потому, что ради децентрализации, которой подчинено все в децентрализованных приложениях, в жертву приносится возможность сделать их удобнее для пользователей и менее затратными для содержания. Создай централизованное хранилище ключей — и мы практически вернемся к началу, и разумно тогда уж использовать централизованную службу. Начни экономить на электричестве и на конкуренции майнеров — создашь риски для сети. И снова проще уж будет строить централизованную систему.

Централизованные приложения намного превосходят децентрализованные практически во всех аспектах. За исключением одного.

Только используя децентрализованные приложения, можно добиться отсутствия контроля кем-то одним над всей сетью.

Ничто не может помешать мне отправить биткоины, кому я пожелаю. Ничто не может помешать мне выполнить код на Ethereum. Ничто не может помешать мне хранить файлы на Filecoin. Пока у меня есть подключение к интернету и я плачу сети комиссию за транзакцию, выраженную в ее криптоактиве, я могу делать, что хочу.

Нельзя утверждать, что для всех биткоин лучше, чем Visa. Но для кого-то он является единственным способом совершить платеж.

Кому отсутствие контроля нужно настолько, что они готовы поступиться скоростью, стоимостью, масштабируемостью и помощью централизованных служб? Хотя данных маловато, пользователей децентрализованных приложений, видимо, можно разделить на две категории:

1. Люди, которые находятся на отшибе системы: в странах, где ограничен доступ к профессионально управляемым традиционным службам, но не к интернету.

2. Люди, которые хотят быть вне системы: те, кто не хочет, чтобы их транзакции контролировались или кем-то отслеживались.

Отсюда следуют вопросы:

• Для кого биткоин — лучший/единственный способ совершить платеж?

• Для кого Filecoin — лучший/единственный способ хранить файл?

• Для кого Ethereum — лучший/единственный способ вычислить код?

Эти вопросы определяют самую суть ценности новой технологии.

Scales cryptocurrency

Пока что большинство децентрализованных приложений, в сравнении с традиционными сервисами, использовались мало. Например, в США количество торговцев, принимающих оплату в биткоине, сегодня меньше, чем в 2014 году. И что бы там ни говорили о роли биткоина как платежного средства в развивающихся странах и новых растущих рынках вроде Китая, именно приложения, работающие по традиционной схеме, вроде AliPay и Paytm, радикально меняют эти места. В то же время очевидно использование биткоина в даркнете и для выплат шантажистам, даже в отсутствие достаточного количества подтвержденных данных.

Но разве люди не используют биткоин как «средство сбережения» или, другими словами, инвестируют в биткоин с долгосрочным горизонтом? Я сейчас не говорю об инвестировании в криптоактивы, я о том, пользуются ли эти люди децентрализованными приложениями для оплаты? Это как с недвижимостью. Если люди живут и работают в собственном здании, то для них это здание является хорошим средством сбережения именно в долгосрочной перспективе. Тот же подход верен для децентрализованных приложений.

Теперь давайте посмотрим через лупу «отсутствия контроля» на Ethereum. Поскольку Ethereum является платформой для разработчиков децентрализованных приложений, означает ли это, что именно разработчики подвергаются контролю или блокировке? В некотором смысле да. Разработчики и стартапы, желающие создавать финансовые продукты, не имеют открытого и неограниченного доступа к мировой финансовой инфраструктуре. Ethereum не предоставляет доступ к этой инфраструктуре, но обеспечивает им другую инфраструктуру.

Поскольку Ethereum — платформа, ее ценность в конечном счете зависит от ценности приложений, построенных на ее основе. То есть вопрос, полезен ли Ethereum, — это вопрос, полезно ли что-то, что было построено на Ethereum.

Делать выводы еще рано, но если ни одно из 730 с лишним* децентрализованных приложений, построенных на Ethereum, пока не кажется по-настоящему полезным, это о чем-то говорит. Даже в первый год существования интернета у нас уже были чаты, электронная почта и фото котиков!

Учитывая, насколько они отличаются от моделей приложений, которые мы знаем и любим, будет ли кто-то действительно пользоваться децентрализованными приложениями? Станут ли они неотъемлемой частью экономики? Трудно предсказать, потому что отчасти это зависит от эволюции технологии, но гораздо больше — от реакции общества на нее.

До недавнего времени зашифрованный обмен сообщениями использовали только хакеры, шпионы и параноики. Казалось, так и будет всегда. Пока не случился Сноуден, а потом Трамп. И теперь все, от Кремниевой долины и до самых до окраин, сидят в зашифрованных Signal, Telegram и WhatsApp, а журналисты общаются со своими информаторами в SecureDrop. Да, технологии улучшились и стали доступнее. Но именно изменения в обществе привели к их популяризации.

Другими словами, мы росли в джунглях, но обстановка меняется, и теперь полезно знать, как выживать в засушливом климате.

На это профессиональные инвесторы возражают так: да, но еще слишком рано что-либо говорить. Да, это означает глубокие перемены. Да, если одно или несколько децентрализованных приложений действительно станут неотъемлемой частью мира, лежащие в их основе криптоактивы многократно возрастут в цене. Да, пора начинать делать ставки и наблюдать за развитием ситуации. Да, не стоит зацикливаться на том, видим ли мы уже сегодня сенсационные приложения.

Это здравая позиция и я склонен с ней согласиться. Предлагаю следующую формулировку: в долгосрочной перспективе стоимость криптоактива определяется использованием децентрализованного приложения, на которое он опирается. Делать выводы рано, но высокие ожидания оправданы, потому что, даже если вероятность массового принятия мала, эффект от принятия будет огромен, так что стоит присоединиться ради интереса и посмотреть, что выйдет.

Но как объяснить нынешнюю манию?

Биткоин вырос с начала года в 5 раз, эфир — в 30 раз. Капитализация всех криптовалют за год выросла с $17 млрд до $175 млрд**. Почему?

Как и при других маниях в истории, сейчас рационально быть иррациональным. Чтобы понять, что происходит, давайте разберемся, как мыслят покупатели и продавцы. Начнем с покупателей.

Если вы инвестировали в биткоин или эфир на ранней стадии, вам достались легкие деньги. Это как играть «на деньги заведения», эффект, описанный в психологии. Вы чувствуете себя умным и готовы рисковать больше, чем если бы это были «ваши деньги». Можно также немного диверсифицировать корзину и вложить свою прибыль в какой-нибудь еще криптоактив, или два, или три.

Если вы не инвестировали, страх упустить возможность продолжит накапливаться до момента «Да пошло оно всё!», когда вы наконец купите актив. Возможно, вы читали о биткоине, не понимали прочитанное и следовали (хорошему) совету Уоррена Баффета не вкладывать средства в то, чего не понимаете. Ваши друзья уже делали на этом деньги, но вы только отмахивались. Потом вы прочитали про Ethereum, и вообще ничего не поняли, поэтому снова не вложили деньги, а позже узнали, что ваши друзья уходят на раннюю пенсию, потому что они-то как раз вложили. Жизнь будто давала вам антибаффетовский урок: инвестируй только в то, что не понимаешь. Чужие успехи заставляют людей внезапно менять свое мнение и, не углубляясь в суть предмета, врываться на рынок.

А это нехорошо.

Потому что всегда найдутся продавцы, готовые удовлетворить спрос, особенно спрос со стороны людей, которые отчаялись разобраться в предмете и теперь просто делают ставки на то, что кажется сложным и внушительным.

Что можно сказать об этих продавцах? И под продавцами я не имею в виду людей, продающих личные запасы криптоактивов. Я имею в виду новых эмитентов — команды, запускающие ICO.

Стандартная модель — предварительно продать некоторый процент криптоактивов, которые будет генерировать предлагаемая сеть, и таким образом профинансировать разработку децентрализованного приложения до его запуска. Какой-то процент этих активов, как правило, удерживают учредители проекта. Это, по сути, бесплатные деньги. Никогда еще не было такой вольницы для предпринимателей, даже при буме доткомов в 1990-х. Возникает сильный соблазн по любому проекту, который хоть мало-мальски пригоден для проведения «первичного размещения монет», объявлять ICO, даже если создание децентрализованного приложения не планировалось. В конце концов, ICO позволяет вам выйти из проекта еще до запуска.

И есть распространенный среди предпринимателей, планирующих создавать новые криптоактивы, стереотип: считается, что продавая активы пользователям до запуска вашей сети, вы создаете «евангелистов», которые станут и первыми пользователями и промоутерами, потому что уже привязаны финансами к вашему сообществу.

Ошибка здесь заключается в том, что в одну кучу свалены и ранние инвесторы, и ранние пользователи. Совпадение же между людьми, которые покупают ваш криптоактив, и людьми, которые действительно хотят использовать услугу, которую вы создаете, скорее всего, невелико, особенно в период рыночной мании вроде нынешней. Так создается ложное представление о «соответствии продукта рынку». Да, люди покупают ваши токены, но вовсе не из-за исключительных качеств продукта, а потому что продукт сам по себе становится способом разбогатеть.

Общая рыночная капитализация криптоактивов увеличивается на порядок каждые несколько лет. Чего они достигнут в 2022 году? Наверняка, многие (большинство?) из запускаемых сегодня криптоактивов не доживут до этой даты. Как не дожили до сегодняшнего дня большинство альткоинов, запущенные в бум 2013-2014 гг. Но один важный альткоин выжил и старый бум превратил в новый, став платформой для управления всеми остальными: я говорю об Ethereum.

Итак, Джейми, каков итог?

• Криптовалюты (которые я предпочитаю называть криптоактивами) — это новый класс активов, лежащий в основе работы децентрализованных приложений.

• Децентрализованные приложения позволяют предоставлять услуги, которые у нас сегодня уже есть (платежи, хранение, вычисления), но без центрального оператора этих услуг.

• Эта модель программного обеспечения полезна людям, нуждающимся в отсутствии контроля, людям, которые, как правило, находятся вне сети, либо хотят быть вне сети.

• Большинство остальных скорее будут использовать обычные приложения, потому что они в 10 раз лучше в любом другом аспекте, по крайней мере на данный момент.

• Воспримет общество новую технологию или отвергнет, предсказать трудно (вспомните как это было с мессенджерами, шифрующими сообщения).

• В долгосрочной перспективе стоимость криптоактива будет расти или уменьшаться пропорционально использованию децентрализованного приложения, которое на него опирается.

• В краткосрочной перспективе неизбежна экстремальная волатильность, поскольку инвесторов будет разрывать страх опоздать на счастливый поезд к богатству и боязнь, что этот поезд в итоге отвезет на станцию «Деньги кончились».

• Большинство людей, купивших криптоактивы, изменили свое мнение внезапно.

• Многие продавцы новых криптоактивов не создают на самом деле децентрализованные приложения, а ICO проводят, пользуясь ажиотажем; это не означает, что децентрализованные приложения плохи, это означает, что люди извлекают выгоду из путаницы и общего непонимания. Возможно, они и сами путаются.

• Не ставьте против криптоактивов в долгосрочной перспективе: по мере приближения к 10-летнему юбилею документа «Биткоин» становится ясно, что они уже никуда не денутся и что децентрализованные приложения вполне вероятно займут важное место наряду со всеми другими формами организации, которые мы привыкли считать устоявшимися.

С уважением,

Адам

P.S. Вы, наверное, заметили, что я не использовал в тексте слово «блокчейн». Это слово сейчас скорее запутывает, чем объясняет.

https://hashtelegraph.com/2017/11/08/pismo-dzhejmi-dajmonu-i-vsem-kto-eshhe-ne-razobralsja-v-kriptovaljutah/?utm_source=fb

#криптоактив #биткоин #майнинг

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com