Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com

  • Леонид Фридкин

СОВЕТ НАШЕЛ ТОРМОЗА РАЗВИТИЯ: налоги, кредиты, аренда


Забавную попытку проанализировать данные налоговых органов о проблемах развития отечественного малого и среднего бизнеса сделал наш Совет по развитию предпринимательства на своем сайте.

Оказывается, на 1 декабря 2017 г. в республике числилось 112 371 организаций-субъектов МСП – на 0,07% больше, чем на начало года, а также 236 660 индивидуальных предпринимателей – на 0,3% больше. При этом если в Минске субъектов МСП стало на 2% больше, а в Минской области – на 0,4%, то в Могилевской области малых и средних организаций стало на 3,1% меньше, а в Гродненской области число индивидуальных предпринимателей сократилось на 2,6%. Отмечено также увеличение в структуре сектора МСП доли микропредприятий более чем до 88% на 1 декабря 2017 г., а доли средних предприятий – менее чем до 2%. Замечу, что это не в последнюю очередь обусловлена практикой дробления бизнеса с целью налоговой минимизации. Но Совет не рискнул дать оценку данной тенденции.

В то же время удельный вес субъектов МСП в общих бюджетных поступлениях увеличился по всем регионам, за исключением Гомельской и Минской областей и составил по стране в целом 24,9%, что на 1,5 п.п. выше, чем в 2016 г. При этом не уточняется, связано ли это с абсолютным увеличением поступлений МСП или с уменьшением поступлений от иных сегментов экономики.

Из обращений в Совет субъектов хозяйствования, а также встреч с представителями делового сообщества авторы сообщения сделали вывод, что больше всего развитию МСП в нашей стране мешают проблемы налогообложения, кредитования и аренды. При этом анализ получился весьма своеобразный.

Груз налогов и учета

Сложившийся уровень фискальных изъятий (с учетом налогов и отчислений в ФСЗН 35-37% от общего объема ВВП) – один из «ведущих факторов неудовлетворительного финансового состояния субъектов МСП». На начало 2017 г. имели убытки 24,4% малых и средних организаций, а доля убыточных средних организаций увеличилась за последние 5 лет почти в 4 раза (6,2% на 01.01.2012г.).

Авансовый характер основных платежей существенно снижает не только инвестиционные, но даже воспроизводственные возможности малых предприятий, особенно на стадии их становления или освоения новых видов продуктов, утверждают авторы исследования. Кроме того, они обнаружили "множество ограничений в порядке формирования налогооблагаемой базы, предусматриваемых, как правило, не актами налогового законодательства, а документами, непосредственно регулирующими иные вопросы деятельности". Среди этих ограничений названы «уровень оплаты труда работников, расходы на командировки, представительские расходы и т.д.». Включение в затраты командировочных расходов в Беларуси действительно регламентировано. А вот ограничения по уровню оплаты труда и представительским расходам давно отменены. Так что иные усложнения учета, требующие «значительных расходов на содержание бухгалтерского персонала» и являющихся «причиной неумышленных ошибок при расчете налогов» существуют лишь в воображении некоторых членов совета и и их советников. Впрочем, от неумышленных ляпсусов никто не гарантирован. К тому же в белорусском законодательстве хватает как разнообразных «и т.д.», регулярно мешающиъ развитию МСП, как и некоторых «и т.п.», позволяющих столь же комфортно минимизировать налоги.

В обоснование ужасов белорусского налогово-бухгалтерского террора, Совет ссылается на исследование нормативно-правового регулирования, отчетности, бухгалтерии и налогов, проведенное голландской аутсорсинговой компании TMF Group. В нем наша страна заняла 16-е место по сложности налоговых и бухгалтерских правил, что, как утверждает Совет, «стало худшим результатом среди стран-соседей. Для сравнения приводится Латвия, занявшая в рейтинге 36-ю строку, и Украина – 72 место. Впрочем, если бы члены Совета потрудились ознакомиться с исследованием TMF повнимательнее, они обнаружили бы там любопытные вещи – как у наших соседей, так и чуть подальше. Например, соседи нас действительно опережают: Грузия заняла в рейтинге TMF 67 место, Кыргызстан – 64, Литва – 62, Эстония – 61, Россия –53, Польша – 47, Азербайджан – 38. А до таких лидеров, как Каймановы и Британские Виргинские острова, ОАЭ Гонконг и Джерси в рейтинге так же далеко, как на глобусе. Но Беларусь в «отстает» в неплохой компании: чуть хуже, чем Испания и Израиль (18 и 17 места), но лучше, чем Мексика, Казахстан, а также Франция, Индия, Бельгия, Китай, Вьетнам, Греция, Италия и Бразилия.

Прикол в том, что эксперты TMF при формировании рейтинга обращают внимание не только конкретные трудности, нестабильность и масштаб налогообложения, но и сугубо «технологические» особенности, в т.ч. необходимость вести учет по местным правилам, составлять отчетность на местном языке и в национальной валюте, специфические особенности документирования, аудита и других процедур. Это не значит, что белорусская налоговая система простая, розовая и пушистая. Но и рейтинг TMF не лишен некоторой субъективности.

Любопытна критика проблем применение упрощенной системы налогообложения. Среди них названы:

1) ведение книги учета доходов и расходов, не освобождает от составления и хранения первичных учетных документов;

2) субъекты, применяющие УСН, при реализации товаров (работ, услуг) обязаны обеспечить ведение кассовых операций в порядке, установленном законодательством;

3) в случае привлечения наемных работников требуется ведение персонифицированного учета и представление соответствующих отчетов в ФСЗН;

4) применение УСН не освобождает от уплаты налогов на недвижимость и на землю, НДС при ввозе товаров на таможенную территорию РБ, налога на доходы нерезидентов (почему-то в этом ряду не помянуты таможенные пошлины, госпошлина и иные платежи);

5) в валовую выручку субъектов, применяющих УСН и сдающих в аренду помещения, включаются суммы поступающей от арендаторов оплаты за коммунальные услуги и электроэнергию, которые затем транзитом следуют на счета соответствующих обслуживающих организаций. Эти суммы облагаются налогом у арендодателя и не компенсируются арендатором.

По этим причинам, по мнению совета, УСН не обеспечивает ни существенного снижения налоговой нагрузки, ни упрощения учета и отчетности. Предприятиям по-прежнему надо иметь в штате опытного бухгалтера либо пользоваться услугами специализированных организаций.

Надо полагать, этот вывод основан на тщательном сопоставлении удельного веса уплачиваемых налогов при общей и упрощенной системе налогообложения, объемов документооборота, а также расходов на ведение учета. Быть может, вскоре Совет предложит приемлемую альтернативу СКНО, накладным, счет-фактурам по НДС, контрольным знакам и прочим атрибутам налогового контроля.

Дорого и бюрократизированно

Главными проблемами кредитования традиционно названы высокая стоимость и короткий срок предоставления кредитов, жесткие условия их выдачи, отсутствие отсрочки по выплате процентов, невозможность получения кредитов на создание бизнеса «с нуля». Так, хотя инфляция снижается, в III квартале 2017 г. ставки по краткосрочным кредитам для юридических лиц в рублях на срок до 1 года составляли 12,1% годовых, а по долгосрочным – 11,4%. При этом только 30,9% новых кредитов в этом периоде выдавались на срок более 1 года, тогда как основная масса (42,6%) – на срок от 3 до 12 месяцев. Правда, условия кредитования бизнеса в прошлом году смягчились, в т.ч. по стоимости, но одновременно ужесточились требования к финансовому положению кредитополучателя, обеспечению исполнения обязательств по кредиту для субъектов МСП.

Существенной проблемой Совет считает сложность выполнения всех необходимых процедур, связанных с оформлением кредитов. Так, для подачи кредитной заявки необходимо сформировать пакет документов, включающий: анкеты поручителей, финансовую отчетность за два последних квартала текущего года, список основных средств, копии договоров с крупными покупателями и поставщиками, информацию о поступлении выручки, копии учредительных документов, список дебиторов и кредиторов компании, бизнес-план проекта, решение учредителей о совершении сделки с банком, акты о внутренней оценке предлагаемого в залог имущества или заключение с отчетом об оценке имущества (составленное в соответствии с действующим законодательством), а также иные документы по усмотрению банка. Это требует определенных знаний и навыков в области бизнес-планирования, администрирования бизнес-процессов, организации делопроизводства в принятых стандартах. Поэтому кредитами банков пользуются лишь 20-25% сектора МСП, говорится в исследовании.

После такого анализа хотелось бы услышать дедуктивные выводы. Как конкретно смягчить требования к финансовому положению заемщика и обеспечению кредитов, какие из перечисленных документов лишние и не должны истребоваться банками? Кто возьмет на себя риски кредитования малого бизнеса, особенно начинающих компаний? Что делать банкам с проблемной задолженностью, если таковая возникнет по выданным МСП кредитам?

Вряд ли эти риски возьмет на себя государство. Пока Совет мягко признал, что «действующая система государственной финансово-кредитной поддержки малого предпринимательства также не лишена ряда недостатко»в. На развитие предпринимательской деятельности направляется всего 0,07 – 0,17%. Этого явно маловато, чтобы всерьез влиять на динамику и перспективы развития МСП. К тому же государственную финансово-кредитную поддержку в той или иной форме получает менее 0,05% субъектов малого предпринимательства. При этом более половины опрошенных представителей малого бизнеса вообще не знают о существовании такого направления стимулирования развития частного сектора.

В Совете считают сложившуюся процедуру получения поддержки «предельно сложной и трудоемкой». Продолжительность периода от момента обращения за поддержкой до ее получения занимает в среднем от 2 до 4 месяцев, а низкий размер максимально возможной суммы «не корреспондирует» с требованиями, предъявляемыми к финансируемым проектам. Все это существенно снижает интерес субъектов малого бизнеса, даже остро нуждающихся в средствах, к господдержке. Даже скромные объемы средств, предусмотренные областными бюджетами на данные цели, осваиваются не в полной мере.

Надо полагать, после столь разгромной характеристики, система господдержки МСП должна быть кардинально пересмотрена. Кстати, не прошло и 2 месяцев, как на сайте Минэкономики в рамках общественного обсуждения размещался проект указа Президента «О государственной финансовой поддержке малого и среднего предпринимательства». Впрочем, в министерство поступило всего 6 предложений от одного источника, да и те не были учтены при доработке проекта.

Боль и гнев аренды

Ключевыми «болевыми точками» арендных отношений в исследовании Совета названы:

- высокой уровень арендной платы, особенно для производственных предприятий;

- отсутствие стабильности во взаимоотношениях с арендодателем, возможность установления им коэффициента от 0,5 до 3 включительно, в зависимости от спроса на недвижимое имущество, его технического состояния и коммерческой выгоды от сдачи в аренду и (или) от использования арендуемого имущества;

- перманентное увеличение размера платежей, в т.ч. в связи с ежегодным увеличением базовой арендной величины с учетом годовой инфляции, возможности включения в состава эксплуатационных расходов арендодателя, подлежащих возмещению арендатором, расходов на содержание АУП и иных расходов, непосредственно не связанных с эксплуатацией объекта аренды.

В результате издержки на аренду помещения стали одной из наиболее ощутимых статей затрат даже в трудоемких производствах. Доля арендной платы в издержках малых предприятий, даже с учетом предоставляемых льгот, колеблется от 8 до 20%.

Все это снижает желание бизнеса арендовать помещения у госпредприятий. Так, с 1 января 2015 г. по 1 июля 2017 г. площади, сдаваемые ими в аренду, сократились на 14,6%: с 4,67 млн. м2 до 3,99 млн. м2. В частности, аренда объектов республиканской собственности уменьшились с 1,6 млн. м2 до 1,38 млн., а коммунальной – с 3,07 млн. до 2,61 млн. м2.

В совете считают, что это свидетельствует о недостаточной эффективности предусмотренных действующим законодательством мер имущественной поддержки в виде применения понижающих коэффициентов к базовым ставкам арендной платы для определенных видов деятельности или места осуществления бизнеса. Более того, сложившаяся практика «волевого» повышения ставок арендной платы, особенно по мере улучшения потребительских качеств сдаваемого в аренду имущества, не стимулирует арендаторов к инвестированию средств в арендуемые объекты, создания на их базе перспективных предприятий. Очевидно, что подобные условия приемлемы лишь для бизнеса, не требующего фундаментальных вложений, способного без больших потерь изменять свое месторасположение, полагают в Совете.

Из этих Вероятно, можно было предположить и другие факторы. Скажем, если государство не в состоянии эффективно распорядиться принадлежащей ему недвижимостью, то пора бы ему раздать ее частникам по сходной цене. Помнится, именно об этом много лет твердили бизнес-союзы в своих челобитных. Порой эти предложения попадали и в правительственные программы, но никогда всерьез не выполнялись. Впрочем, далеко не все бизнесмены готовы «прыдбаць свой кут»: ведь за него тут же придется платить изрядные имущественные налоги...

#Советпоразвитиюпредпринимательства #налог #УСН #аренда #кредит

Просмотров: 248