• Леонид Фридкин

Темные аллеи цифрового парка


Чем внимательнее читаю революционный и инновационный Декрета № 8, тем больше смутных сомнений в истинных целях отдельных норм этого документа. Особенно, если сравнивать их с некоторыми другими нормативными актами.

Не развеивает эти сомнения доклад заместителя Председателя Правления Нацбанка Сергея Калечица, опубликованный в январском выпуске «Банковского вестника». Там говорится, что сфера обращения токенов в Беларуси будет ограниченной: декрет № 8 «не предусматривает возможности обменивать токены на объекты гражданских прав иные, чем белорусские рубли, иностранная валюта, электронные деньги, другие токены». Запрещается также использовать иностранную валюту в расчетах между резидентами Республики Беларусь в сделках с криптовалютами, за исключением операций с операторами криптоплатформ. Платежи юридических лиц за приобретаемые или отчуждаемые токены смогут осуществляться по сделкам, заключенным через резидентов ПВТ, а платежи физических лиц – путем перечисления денежных средств на банковские счета или электронные кошельки владельцев токенов, операторов и обмена криптовалют, зарубежных торговых площадок. При этом г-н Калечиц напомнил, что Декретом № 8 функции по контролю за деятельностью операторов криптоплатформ и обменакриптовалют в части соблюдения законодательства о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, возлагаются на государственные органы в соответствии с их компетенцией. Так что банкам следует регламентировать контроль за совершением операций с криптовалютами и иными цифровыми знаками в рамках упомянутого законодательства.

Но, представитель Нацбанка не упомянул, что в следующем подпункте декрета говорится, что токены не относятся к средствам в значении, определенном законодательством о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения.

Средство оправдывает токен

Данная норма автоматически позволяет не считать сделки с токенами финансовыми операциями, подлежащими контролю в рамках Закона от 30.06.2014 № 165-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения». Ведь в нем финансовой операцией признается сделка со средствами, к которым ст. 1 Закона № 165-З относит денежные средства, ценные бумаги, электронные деньги, иное имущество, в т.ч. имущественные права, а также исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности. Поскольку токены в этот перечень не входят, то контролировать операции с ними ни банки, ни органы финансового мониторинга не смогут – пока дело не дойдет до их перевода в перечисленные активы. По этой же причине операторы криптоплатформ и обмена криптовалют не должны считаться лицами, осуществляющими финансовые операции (по крайне мере, в части операций с токенами). Поэтому они смогут не утруждаться ни внутренним, ни особым контролем типа «знай своего клиента» (KYC)., ни иными обязанностями, установленными в ст.ст.5 – 9 и 9-1 Закона № 165-З, и не опасаться ответственности по ст. 11.72 КоАП и ст. 235 УК.

Декрет № 8 позволяет резидентам ПВТ в рамках своей деятельности приобретать, получать и перечислять эмитированные резидентами и нерезидентами Республики Беларусь электронные деньги, без обязательного заключения договора с белорусским банком или небанковской кредитно-финансовой организацией, заниматься обменом и погашением электронных денег, открывать электронные кошельки в системах расчетов с использованием электронных денег, эмитируемых нерезидентами РБ, не заключая договора с белорусскими банками. Получается, что здесь не действуют и Правила осуществления операций с электронными деньгами, утв. постановлением Правления Нацбанка от 26.11.2003 № 201.

Также резидентам ПВТ позволяется без разрешения Нацбанка открывать в зарубежных банках счета в иностранной валюте и белорусских рублях, зачислять на них денежные средства и проводить расчеты. Затем, резиденты ПВТ вправе получать на свои банковские счета, электронные и (или) виртуальные кошельки денежные средства, электронные деньги и цифровые знаки (токены) в интересах своих клиентов (третьих лиц), использовать их для совершения любых сделок с третьими лицами, необходимых для осуществления своей деятельности, и перечислять (передавать) их клиентам (третьим лицам). Правда, придется в 30-дневный срок предоставлять сведения об открытии таких счетов в налоговый орган по месту постановки на учет и администрацию ПВТ и ежеквартально не позднее 10-го числа месяца, следующего за отчетным кварталом, информировать их о движении денежных средств по этим счетам, а электронных денег – по электронным кошелькам. Но проверять резидентов ПВТ разрешается только после предварительного согласования с администрацией парка (подп.4.6 Декрета № 8).

Для сравнения, банки согласно п. 2 ст. 68 НК обязаны сообщать об открытии, закрытии, переоформлении счета, электронного кошелька своих клиентов в налоговый орган в течение одного рабочего дня соответственно после открытия, закрытия, переоформления таких счета, электронного кошелька, а профучастники рынка ценных бумаг, осуществляющие депозитарную деятельность – об открытии, закрытии, переоформлении счета "депо".

Особый комфорт деятельности по майнингу придает то, что она не считается в Беларуси предпринимательской, не облагается подоходным налогом, не требует получения разрешений, регистраций и иных процедур, а доходы от майнинга, покупки, продажи, приобретения (в т.ч. в результате дарения) или обмена токенов освобождаются от подоходного налога. Это не значит, что криминальные элементы под прикрытием подп. 4.2 Декрета № 8 тут же бросятся «отмывать» нажитые контрабандой, торговлей наркотиками, оружием и людьми или взятками миллионы. Но такая возможность есть. Частью таких схем может стать осуществляемые операторами криптоплатформ-резидентами ПВТ операции по приобретению и (или) отчуждению токенов за белорусские рубли, иностранную валюту, электронные деньги, обмен токенов на иные токены в интересах клиентов либо в своих интересах» (подп.2.3 Декрета № 8).

Упрощенно «прачечная» выглядит так. Декрет № 8 позволяет юрлицам через резидента ПВТ, осуществляющего соответствующий вид деятельности, создавать и размещать собственные токены в Беларуси и за рубежом. Получается, что на нелегальные миллионы можно купить какие-нибудь токены на «парковой» криптоплатформе (в т.ч. в рамках специально организованного для самого себя ICO), затем обменять их на более ходовые криптовалюты и отправить на другой конец глобуса. А если чуть поднапрячься, то можно и обменять токены в криптобоменнике в следующем углу парка на презренный фиат и зачислить в открытый там же электронный кошелек. Затем обезналиченные и легализованные денежки фиат можно перечислить с благовидным назначением платежа куда угодно. Разумеется, за вычетом скромной комиссии резиденту парка. Контролировать подобные операции Нацбанку и белорусским банкам будет довольно сложно.

Подробности таких схем излагать не буду: кое-кто их и так отлично знает, а остальных не стоит вводить в соблазн. .

Таким образом, у теневиков и коррупционеров есть неплохие шансы избавиться от хлопот, связанных с декларированием своих доходов и имущества. А вот желающих обменять токены на лес, лен, молоко, пиво, трактора и БелАЗЫ будет, скорее всего немного.

Разумеется, в подобных схемах придется задействовать некоторое количество подставных лиц, но это вполне выполнимая задача. Для удобства ее решения Декрет № 8 не распространяется на такие операции действие валютного законодательства и позволяет резидентам ПВТ не платить оффшорный сбор при расчетах за рекламные, маркетинговые, посреднические услуги – т.е. именно те, которые чаще всего используются для обналички. В придачу п. 6 Декрета № 8 гласит, что резиденты ПВТ, а также их участники (акционеры) вправе «выступать учредителями (участниками, акционерами) организаций, создаваемых (созданных) за рубежом, участвовать в управлении ими, в том числе с территории Республики Беларусь, в порядке, предусмотренном законодательством соответствующих зарубежных государств». Так что можно создавать любые комбинации зарубежных аффилированных компаний, благо докладывать об их конечных бенефициарах наше законодательство не требует.

Yankee, go home

Неясно, подпадают ли резиденты ПВТ, особенно операторы криптоплатформ и криптообменников под определение «финансовое учреждение» в значении подп. «g» - «j» п. 1 ст. 1 Соглашения между правительствами Беларуси и США об улучшении соблюдения международных налоговых правил и реализации Закона Соединенных Штатов Америки о налоговом контроле счетов в иностранных финансовых учреждениях (FATCA).

С одной стороны, в соответствии с подп. 3.3 Декрета № 8, законодательство о ценных бумагах, секьюритизации, требования о лицензировании профессиональной и биржевой деятельности по ценным бумагам не распространяются на отношения (деятельность, операции) резидентов ПВТ с использованием токенов, в т.ч. на тождественные (схожие) с отношениями (деятельностью, операциями), регулируемыми указанным законодательством. Но, полагаю, что, совершая некоторые операции упомянутые операторы вполне могут считаться депозитарными или депозитными учреждениями или инвестиционными компаниями в определении Соглашения, а по ряду признаков – отчитывающимися финансовыми учреждениями, на которые распространяется соглашениеFATCA. Однако Декрет № 8 не упоминает, что на резидентов ПВТ возлагаются обязанности предоставлять предусмотренную соглашением FATCA информацию в налоговые органы. Но от греха подальше можно обойтись и без американской клиентуры. Найдутся и более безопасные партнеры из других стран, благо в соглашениях об автоматическом обмене о финансовых счетах (MCAA CRS) Беларусь пока не участвует.

В Декрете № 8 ничего не говорится о том, смогут ли налоговики в рамках обеспечения исполнения или взыскания налогового обязательства приостановить операции по электронным кошелькам, открытым резидентами ПВТ. Скажем, требования налоговых органов о приостановлении таких операций операторы криптоплатформ и оператора обмена криптовалют не обязаны исполнять. Ведь они не являются банками с точки зрения отечественного законодательства и них не распространяются требования ст. 53 Налогового кодекса. По-моему, технически возможность наложения ареста или взыскания на криптовалюты и токены здесь не вписывается в рамки ст.ст. 54 - 56 НК. Полагаю, что и взыскать за их счет налог через суд тоже будет затруднительно.

#ПВТ #криптовалюта #отмываниедоходов #токен #легализациядоходов #финансовыеоперации #контроль #Декрет8 #Закон165 #FATCA

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com