Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com

  • Леонид Фридкин

Корпоративность и конкуренция, или как акционеры вставляют палки в колеса компании


В числе задач, поставленных в Программе социально-экономического развития Беларуси на 2016-2020 годы, значится развитие конкуренции и совершенствования институциональной среды, а также внедрение передовых мировых практик корпоративного управления. Между этими двумя задачами есть не очевидная, но особая связь.

Недобросовестная конкуренция может проявляться и в различных способах давления одной компании на другую. Причем, если первая является акционером второй, то сила такого давления увеличивается пропорционально размеру пакета акций. Если обе организации работают в одной и той же сфере, то право влиять на совершение некоторых сделок, а также доступ к информации о деятельности и финансовых результатах организации, могут использоваться акционером во вред организации, акциями которой он владеет. К примеру, можно блокировать совершение крупной сделки, включая получение кредитов и закупку оборудования, перехватить выгодный заказ и т.п.

Это некрасиво, но, по крайне мере, очевидно, что кто-то хочет получить выгоду. Но у нас порой случаются странные конфликты, смысл которых понять невозможно.

Такой случай произошел с одним из белорусских ОАО «М», почти все акции которого принадлежат государству. Оно является акционером другого ОАО «Н», где также есть доля государства, но контрольный пакет принадлежит частному лицу. Подобные ситуации нередко складываются в ходе нашей «точечной» приватизации и акционирования. Обычно такие компании относятся к одной отрасли и часто являются прямыми конкурентами. Казалось бы, тут самое время проявить бдительность антимонопольным органам насчет ценовых и прочих сговоров, а налоговикам – по поводу сделок между взаимозависимыми лицами. Но порой на практике события разворачиваются так, что вообще непонятно, какому органу реагировать.

Обе компании производят комбикорма, т.е. как раз являются конкурентами. ОАО «Н» арендует у «М» элеватор, используемый для сушки зерна как для себя, так и для арендодателя и третьих лиц – сельхозпредприятий. Занятие сезонное, не слишком прибыльное, а порой даже убыточное, но важное. От него зависит успех остальных технологических процессов. При этом арендатор несет все расходы по заготовке зерна, регулярным текущим ремонтам, оплате электро- и тепловой энергии (сушка – процесс весьма энергоемкий), ну и, естественно, за аренду платит.

Отношения между обоими ОАО всегда были вполне доброжелательными. Но вдруг госоргану, осуществляющему владельческий надзор, показалось, что арендная плата маловата. И он требует, чтобы арендодатель увеличил сумму сразу вдвое. Благо Указ от 29.05.2012 № 150 «О некоторых вопросах аренды и безвозмездного пользования имуществом» позволяет весьма произвольно и в широком диапазоне применять разные повышающие коэффициенты к ставкам арендной платы за использование государственного имущества, в т.ч. имеющегося в АО, созданных в процессе приватизации.

Естественно, арендатор на такое пойти никак не может: окрестные сельхозорганизации новые тарифы не потянут. Следовательно, убытки от сушки вырастут сразу в 3,5 раза. Остается отказаться от дальнейшего сотрудничества, искать другие мощности. Это потребует времени. Поблизости аналогичных объектов нет, а не за горами уборочный и заготовительный сезон. У постоянных клиентов вырастут потери урожая. Самое интересное, что сам арендодатель не в состоянии полноценно эксплуатировать элеватор. Скорее всего, после расторжения договора аренды его вообще придется поставить на консервацию. Так что вместо удвоенной арендной платы не будет вообще никакой. Поэтому руководство ОАО «М» тоже в шоке от требований вышестоящего начальства, но вынуждено их исполнять. Хотя очевидно, что проиграют все – в том числе государство, поскольку неизбежны потери урожая и сокращение поступлений в бюджет.

Не будем гадать, в компетенцию каких органов входит оценка влияния этой истории на государственные и общественные интересы, кто окажется крайним и по какой статье какого кодекса его привлекут.

Здесь интересен еще и аспект корпоративных отношений между предприятием и его акционером (по совместительству – деловым партнером), а их обоих – с общим акционером – государством.

В уставах некоторых хозобществ по шаблону пишут, что участники (акционеры) обязаны способствовать достижению уставных целей компании и не совершать действия, наносящие ей ущерб. В чем заключаются эти обязанности и что будет если их не выполнять никто не задумывается. Впрочем, во многих уставах и того нет, поскольку многие права и обязанности сторон просто копируются из закона от 9.12.1992 № 2020-II «О хозяйственных обществах». В нем, правда есть норма об исключении участника ООО в судебном порядке по требованию иных участников ООО, доли которых в совокупности составляют не менее 10% уставного фонда, если такой участник грубо нарушает свои обязанности, либо своими действиями (бездействием) препятствует деятельности общества (часть 3 ст. 103 Закона). Но исключить за это акционера из АО или принудительно обязать его продать свои акции действующее законодательство не позволяет. Однако практика показывает, что потребность в такой норме имеется именно в акционерных обществах.

Между тем, механизм вывода из компании участника, который мешает ее работе или наносит ей урон, широко применяется в мировой практике и внедряется в странах-участницах ЕАЭС.

К примеру, п. 1 ст. 67 Гражданского кодекса РФ при определенных обстоятельствах позволяет исключать участника из ООО, а акционера — из непубличного акционерного общества. Еще более детально этот механизм закреплен недавно в Казахстане в знаменитом законе от 24.05.2018 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования регулирования предпринимательской деятельности». Так, п. 1 ст. 14 закона от 13.05.2003 № 415-II «Об акционерных обществах» дополнен подпунктом 10-1, согласно которому акционеры общества имеют право требовать исключения другого акционера из АО в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его акций, если такой акционер своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в т.ч., грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества.. Одновременно в этом законе появилась статья 27-1, где определен порядок принудительного выкупа акций в случае, если акционеры общества, в т.ч. миноритарные, выставляют такое требование. Выкуп акций производится в судебном порядке и осуществляется по рыночной цене, определенной независимым оценщиком, отвечающим установленным требованиям на основании международных стандартов.

Кстати, в соответствии с п. 3 ст. 69 закона № 415-II публичным компаниям в Казахстане запрещается взаимное владение более 10% находящихся в обращении акций. Данная норма призвана исключить конфликт интересов, а также случаи недобросовестной конкуренции и недружественного поглощения одних компаний другими.

Наверно, данные нормы были бы востребованы и в белорусском законодательстве: как в целях создания конкурентной среды и ограничения возможностей недобросовестной конкуренции, так и для улучшения корпоративного управления. Правда, заодно придется решить, как в реальности выглядит много лет обещанное разделение функций государства как регулятора и собственника. Ведь уже сейчас такое раздвоение иногда заставляет некоторых акционеров поневоле наносить ущерб АО, чьи акции ему принадлежат, и всем окружающим. Остается выяснить, как пожаловаться государству-регулятору на государство-собственника…

#корпоративноеуправление #акциионерноеобщество #аренднаяплата #принудительныйвыкупакций #вред #Казахстан

Просмотров: 25