• Леонид Фридкин

ГОД УКАЗА № 338: судьба налогового консультирования


Прошел год после принятия Указа № 338 «О налоговом консультировании». Его уже вполне можно считать злополучным: даже в белорусском законодательстве не так много нормативных актов, которые власти так старательно и тщетно предлагали обсудить и которые, после вступления в силу, вызывали столько вопросов и протестов.

Проект указа можно было обсуждать более 3 лет – с мая 2104 г. Но этой возможностью мало кто воспользовался. Инициаторы старались уверить всех в необходимости регулирования деятельности по налоговому консультированию, ссылаясь на европейский опыт. Попыток объяснить, как мало на этот опыт похожа наша реальность, было немного. Большинство тех, кого теперь указ непосредственно коснулся, на эту полемику почти не обращали внимания.

Зато почти через полгода после принятия указа среди тех, кто оказывает бухгалтерские услуги, разразилась натуральная истерика. Еще бы: нужно успеть до конца года обзавестись заветными аттестатами, чтобы сохранить свое место на рынке. Оказалось, что сдать экзамен довольно сложно, хлопотно и стоит денег. Пока справилось, по последним данным около сотни специалистов, причем многие из них и так имеют аудиторские сертификаты.

Посыпались запросы, как понимать указ, на кого и с какого числа он распространяется, а следом – жалобы и петиции: нельзя ли что-то изменить, отменить или хотя бы отложить. На путаные вопросы МНС дало слегка витиеватые ответы, которые были весьма своеобразно интерпретированы публикой. Керосина в огонь подлили профессиональные защитники интересов бизнеса, когда-то проворонившие обсуждение указа. Так, МССПиР призвал уточнить отдельные его нормы, а обязательность аттестации налоговых консультантов отложить на 5-10 лет. Впрочем, на эмоциональное обращение бизнес-союза МНС и Минфин дипломатично дали ободряющие, но ни к чему не обязывающие ответы, ничего по сути не меняющие.

Зачем это надо

Декларируемая цель указа – защита интересов субъектов хозяйствования в сфере налогообложения и создание правовых основ для деятельности по налоговому консультированию. Для этого вводится аттестация тех, кто оказывает услуги так или иначе связанные с налогообложением, регламентируются их права, обязанности и ответственность перед клиентами.

Казалось бы, цели вполне благие, о чем и мировой опыт свидетельствует. Но в мире институт налогового консультирования складывался десятилетиями. Регулирование – государственное и общественное там появилось в ответ на требования рынка. На постсоветском пространстве такой рынок начал складываться лишь в начале 90-х. К примеру, в России и Казахстане проекты законов, регулирующих деятельность налоговых консультантов до сих пор не приняты, а аттестация и членство в саморегулируемых палатах остается добровольным.

В Беларуси консультанты появились следом за налоговой системой. Есть свои корифеи и рядовые, клиентура и расценки. Никто не слыхал, чтобы спрос не находил предложения – пока на горизонте не замаячил европейский грант. Так что инициатива регулирования тут принадлежит даже не чиновникам, а зарубежным благодетелям. Результат их заботы больно стукнул по «вольным» бухгалтерам, обслуживающим «ипэшников» и микроорганизации. Таким обычно достаточно уметь считать налог при «упрощенке», составлять бухгалтерскую отчетность, если там нет особых затруднений, да иметь кое-какое представление об НДС, подоходном налоге и ФСЗН. Досконально знать остальные нормы налогового и прочего законодательства им просто ни к чему. Это вполне устраивает клиентов, озабоченных не столько качеством, сколько стоимостью услуг. Добавлю, что именно поэтому согласно Указу в фирмах, оказывающих эти услуги, достаточно иметь в штате одного аттестованного налогового консультанта – не он же будет возиться с рутиной.

В более крупных компаниях имеются свои бухгалтерии, а за консультациями по сложным аспектам налогообложения они обращаются чаще всего в аудиторские и юридические компании. Те самые, где аттестат налогового консультанта, согласно подп.1.5 Указа не требуется. А большинству граждан, живущим на одну зарплату, помощь налоговых консультантов вообще ни к чему. В этой сфере сравнение с Германией или Швецией вообще неуместно. Так что общепринятое разделение консультантов на обслуживающих исключительно физических или юридических лиц и универсалов в Беларуси выглядит явно неудачно. Впрочем, еще сомнительнее выглядят надежды на радикальное улучшение делового климата благодаря формализации института налоговых консультантов.

Интересно, что квалификационные требования к соискателям аттестата налогового консультанта даже несколько мягче, чем к главбухам и аудиторам (см. таблицу). В частности, достаточно иметь диплом о переподготовке по специальности экономического и (или) юридического профиля. Это дает возможность остаться в профессии многим из тех, кого ущемляет ст. 8 Закона № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности», не признающая такие дипломы. Нужно лишь сдать экзамен.

Кому этого не избежать

Сразу уточним – бухгалтеров, состоящих в штате компаний, нормы Указа № 338 не касаются. Они регулируют только обязательства, возникающие на основании гражданско-правового договора, и не распространяют свое действие на отношения, связанные с выполнением должностным лицом организации обязанностей в рамках трудового договора.

Не касается Указ и индивидуальных предпринимателей. самостоятельно составляющих собственные налоговые декларации

Никто не собирается принуждать обращаться к услугам налоговых консультантов юрлиц и ИП, если они обходятся с ведением налогового учета и составлением деклараций собственными силами. Не отменяется и право плательщиков обращаться за разъяснениями в налоговые инспекции, как и обязанность налоговиков отвечать на такие запросы.

Указ № 338 распространяется только на оказываемые по гражданско-правовым договорам следующие услуги:

консультирование по вопросам налогообложения, в т.ч. в части применения налогового законодательства в конкретных ситуациях с учетом обстоятельств, имеющихся у консультируемого лица, подготовку рекомендаций (заключений) по вопросам налогообложения, включая определение оптимальных решений;

оказание услуг по ведению бухгалтерского и (или) налогового учета, составлению отчетности, налоговых деклараций (расчетов) и иных документов, в том числе жалоб;

представительство интересов консультируемых лиц в налоговых правоотношениях в налоговых и иных государственных органах, организациях на основании договора возмездного оказания услуг по налоговому консультированию.

(п. 2 Положения о налоговом консультировании утв. Указом № 338)

Но и здесь не обходится без путаницы.

Ведение налогового учета и составление налоговых деклараций по аутсорсингу разрешено только аттестованным налоговым консультантам. Ряд других услуг, в частности, ведение бухучета и составление отчетности можно оказывать и без аттестата. Единственное ограничение здесь – организация, оказывающая услуги по ведению бухгалтерского учета и составлению отчетности, должна иметь в штате хотя бы одного работника, отвечающим требованиям, установленным для главбухов ст. 8 Закона № 57-З. Этим требованиям также должен соответствовать ИП, оказывающий такие услуги. О последствиях такого подхода поговорим ниже.

Когда приступать

О том, как бухгалтеры-аутсорсеры заблудились в лесу разъяснений норм указа, впору снимать триллер. Казалось бы, чего там непонятного: хотите после 1.01.2019 работать – записывайтесь на экзамен. Но многим свойственно видеть в тексте то, что хочется, а не то, что написано, а заодно и «натягивать» частные случаи на общий принцип. Это и случилось с некоторыми разъяснениями, опубликованными 3 марта и 12 июля на сайте МНС.

Давайте разберемся. Исходя из норм подп.1.6 Указа, если ИП занимался налоговым консультированием до 24.12.2017 (т.е. до вступления указа в силу), он может продолжать в том же духе до конца 2018 г. Если ИП собрался выходить на рынок после 24.12.2017 г., то подп. 1.6 на него не распространяется. Придется притормозить до получения аттестата. хотя «старожилы» еще могут работать без него до конца текущего года. Возможно, авторы указа надеялись таким странным путем не допустить «перегрева» рынка в переходный период.

Совет Совету дал совет

В сложившуюся неразбериху свою лепту внес Совет по развитию предпринимательства. На его сайте опубликовано сообщение о переписке с Совмином «по поводу угрозы лишения их права вести налоговый учет для клиентов и составлять налоговую отчетность без наличия в штате работника, имеющего квалификационный аттестат налогового консультанта». Неизвестно, с чего в Совете вообразили, что правительство вправе ограничить сферу применения Указа № 338. В Совмине из положения выкрутились изысканно: чтобы и полномочия не превысить и жалобщиков обнадежить.

«…Главой государства неоднократно подчеркивалось, что обращение к налоговым посредникам должно носить для бизнеса сугубо добровольный характер и ни в коем случае не может навязываться предпринимателям и организациям. Применение Указа также не должно привести к ухудшению положения иных субъектов, оказывающих в рамках своей профессиональной деятельности услуги, связанные с консультированием или составлением бухгалтерской и иной отчетности (адвокатов, юристов-хозяйственников, аудиторов, бухгалтеров и других).

Для этого, в частности, в Указе была закреплена норма, согласно которой его положения не распространяются на деятельность названных лиц, и они вправе оказывать соответствующие услуги бизнесу на прежних основаниях без получения статуса налогового консультанта».

В связи с этим МНС, Минфину и Минэкономики поручено обеспечить применение законодательства о налоговом консультировании с учетом данных требований Главы государства, не допуская ухудшения положения иных субъектов, занимающихся деятельностью, связанной с консультированием в сфере налогообложения, и навязывания услуг налоговых посредников бизнесу».

Такой ответ, по сути, лишь уводит жалобщиков в еще более густые дебри. Прежде всего, как бы ни старались министерства что-то обеспечивать и улучшать, они не вправе выйти за рамки норм Указа. Менять их никто в ближайшее время не станет и откладывать тоже. Да и перед теми, кто успешно сдал экзамены и вступил в Палату налоговых консультантов, неудобно.

«Соответствующие услуги на прежних основаниях» указом действительно не запрещаются. Но кому от этого легче? Ведь никто не нанимает ИП или бухфирму или только для ведения бухучета и составления бухгалтерской отчетности (исключение – отчетность по МСФО, но сейчас речь не о ней). Эта услуга практически всегда оказывается вместе с расчетом налогов, составлением налоговых деклараций, отчетов в ФСЗН и остальным комплексом учетных работ. Поэтому в п.3 ст. 33 НК "бухгалтерские услуги" определены как услуги по постановке, ведению, восстановлению бухгалтерского учета, составлению и (или) представлению налоговой, финансовой и бухгалтерской отчетности – правда только для целей самой статьи 33 и главы 12 НК "Налог на добавленную стоимость".

Заметим – ни в подп. 1.5 Указа, ни в п. 2 Положения не уточняется, о какой отчетности идет речь. А потому некоторые умники заподозрили, что в Указе нечаянно пропущено слово «налоговой». Огорчу – такая гипотеза несостоятельна. Дело в том, что налоговые декларации (расчеты) налоговой отчетностью формально не являются. В НК везде речь идет о составлении и представлении именно деклараций. Термин «налоговая отчетность» упомянут в кодексе(помимо статьи 33) всего один раз – ее обязаны составлять и представлять… налоговые органы (подп. 1.13 ст. 82 НК). В п.2 Положения отчетность и налоговые декларации вообще 2 отдельные категории. Так что, если исходить из смысла норм Указа и НК, «на прежних основаниях» можно заниматься только бухгалтерской и статистической отчетностью. Ее-то могут составлять не только налоговые консультанты, но и иные лица – если справятся.

Складывается впечатление, что многие участники нынешнего обсуждения сам указ не читали вообще. Это грустно: как доверить бухгалтерию тем, кто не может осилить нормативный акт, регламентирующий их собственную деятельность?

Право на представительство

Еще одна спорная, но не слишком важная норма – могут ли налоговые консультанты представлять интересы своих клиентов в суде. Казалось бы, в п. 2 Положения ясно сказано, что налоговое консультирование включает «представительство интересов консультируемых лиц в налоговых правоотношениях в налоговых и иных государственных органах, организациях на основании договора возмездного оказания услуг по налоговому консультированию». А потому МНС письмом от 25.07.2018 № 7-2-14/Па-00939 подтвердило, что представлять интересы в судах можно. Но всего через неделю пришлось признать, что суды в данном случае себя «иными» не считают и право налоговых консультантов представлять интересы юрлиц не признают. Разве что позволят участвовать в качестве заинтересованных лиц или третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, в судебных делах, связанных с их деятельностью по налоговому консультированию. Спасибо и на этом.

Формулировка Указа № 338 наглядно демонстрирует всю запутанность отечественного законодательства, в котором, по идее, налоговые консультанты должны досконально разбираться. Кстати, в кыргызском законе, принятом еще в 1999 г., прямо говорится, что налоговое консультирование включает среди прочего "представительство от имени и по поручению клиента (доверителя) в суде, налоговой инспекции, налоговой полиции, других правоохранительных органах по вопросам налогообложения". Есть у кого поучиться.

Можно предположить, что судьи из корпоративной солидарности с адвокатами «оттеснили» их потенциальных конкурентов. Но, может оно и к лучшему? Пожалуй, далеко не все консультанты в достаточной степени разбираются в процессуальных нюансах, чтобы справиться с задачей представительства в суде. Им бы для начала разобраться с повседневной деятельностью.

С другой стороны, налоговые консультанты едва ли не больше своих клиентов заинтересованы в том, чтобы воплощение их советов и схем в жизнь обошлось благополучно. Поэтому, представляя своих клиентов в суде они до конца отстаивали то, что сами же насоветовали. Ведь на кону репутация, возмещение ущерба, а, возможно и другие неприятности. Кстати, если до них доходит, то консультантам приходится изворачиваться. Кто валит все на клиента, дескать дал недостоверные данные и исказил наши добрые советы, кто домогается мирового соглашения и готов уплатить любую сумму клиенту и государству, чтобы скандал не получил огласки.

Конфликтам интересов, возникающим в подобных случаях, на Западе посвящены сотни книг, тысячи статей, судебных прецедентов и дисциплинарных решений. Нам лишь предстоит столкнуться с этой стороной налогового консультирования.

Мы в ответе за тех, кого консультируем

Не стоит надеяться, что налоговые консультанты избавят предпринимателей от всех хлопот, связанных с начислением и уплатой налогов. Во-первых, кому-то придется оформлять первичные документы, которым у нас по-прежнему придается почти сакральное значение. Во-вторых, каким бы компетентным ни был сторонний консультант, предпринимателю необходимо самому ориентироваться в правилах налогообложения. Никому не стоит безоглядно доверять в столь деликатном деле. В-третьих, если случится неприятность, все бремя санкций несет сам плательщик, а претензии консультанту удастся предъявить лишь потом, в порядке регрессного иска. Ведь НК не допускает прямого перекладывания ответственности и налоговых обязательств на других лиц. Согласно Указу № 338 убытки, подлежащие страхованию и возмещению включают только начисленные пени и административные взыскания. Доначисленные налоги убытками, причиненными консультантом клиенту, не считаются.

При этом не факт, что условия договора и обстоятельства дела позволят взыскать ущерб. Напомню, что Указ № 338 дает консультантам право отказаться от налогового консультирования в случаях непредставления клиентом лицом требуемых документов и сведений, представления заведомо недостоверной информации и в иных случаях, предусмотренных договором. А в процессе разбирательства может оказаться, что сведения были неполны, информация недостоверна, а потому клиент сам виноват во всех последствиях. В придачу консультант не может заставить своего клиента заплатить рассчитанные налоги и скрупулезно следовать данным советам.

Темная сторона консультантов

Пока полемика ведется вокруг права считать налоги на аутсорсинге, из поля зрения регуляторов и активистов напрочь выпал самый важный аспект деятельности налоговых консультантов. На самом деле ведение налогового учета и составление деклараций приносят им, хоть и стабильную, но довольно скромную выручку. Во всем мире гораздо больше спрос на услуги по разработке схем налоговой минимизации. Беларусь здесь не исключение. В Указе № 338 эта сторона налогового консультирования скромно именуется «подготовкой рекомендаций (заключений) по вопросам налогообложения, включая определение оптимальных решений». Тут-то начинается самое интересное.

«Оптимальным» для бизнесменов и отдельных граждан видится решение, позволяющее безнаказанно платить как можно меньше налогов. Этот казус тонко почувствовал президент. Не случайно всего за 4 дня до подписания указа он пожаловался, что проект «как-то даже настораживает в том плане, получим ли мы какой-то эффект от того, что мы его вводим». Вдруг налоговики, дай им волю консультировать за плату, «забудут, что люди государственные, что надо на государство работать» – пойдут за деньги консультировать, еще подталкивать, проталкивать кого-то, и мы вот таким образом легализуем эту жульническую деятельность».

Авторам указа как-то удалось развеять эти сомнения. Между тем, «рекомендации» и «оптимальные решения» – это и есть то самое подталкивание-проталкивание минимизации налогов. Конечно, синьоры consigliere хором заголосят, что все их советы даются исключительно в строжайшем соответствии с законодательством. Разумеется, ребята, как же иначе. Тупо скрывать выручку и накачивать затраты липовыми актами фирм «однодневок» и без вас каждый непуганый дурак сможет. За то по ним и Указ № 488 со статьей 243 УК плачут. А солидного клиента интересует, как бы сделать так, чтоб налогов было поменьше и ему за это ничего не было. За такие схемы – эффективно и безопасно снижающие налоговое бремя – он и готов платить хорошие деньги.

Именно такие услуги, а не банальное ведение налогового учета и подача деклараций, должны были стать главным предметом регулирования Указа № 338. В придачу, в нем никак не обозначены границы конфиденциальности, которые должны заканчиваться там, где начинается сфера борьбы с легализацией незаконных доходов. Получается, что, налоговые консультанты формально не подпадают под требования Закона от 30.06.2014 № 165-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения». Рано или поздно, это обеспокоит правоохранительные органы. А если слухи дойдут до FATF, то пострадает репутация всей страны.

Разумеется, такой предмет договора как «найти способ безопасно платить поменьше налогов» никто на бумагу не положит. С письменными советами такого сорта все тоже будут предельно осторожны. Так что случить клиенту влипнуть, будет сложно доказать суду и страховой компании, что по кривой дорожке нас пустил консультант.

Здесь-то и пригодился бы свеженький зарубежный опыт. В странах ОЭСР на протяжении ряда лет шла дискуссия о том, есть ли что-то предосудительное в применению не запрещённых законодательством схемы налоговой минимизации. Казалось бы, очевидно: все, что не запрещено, должно быть разрешено. Если что – все претензии к нормотворцам, допускающим пробелы и двусмысленности в законах. Но использование лазеек законодательства для ухода от налогов и вывода капитала в офшоры приобрело такой размах, что терпение правительств развитых стран лопнуло. Лазейки стали заколачивать, а их использование – карать все строже. Изменилось и мнение общественности: все чаще можно услышать, что лозунг «каждый имеет право законным путем уменьшать налоги» несколько устарел. Еще в 2005 г. в США Совет по контролю за отчетностью публичных компаний (PCAOB) начал добиваться запрета аудиторским компаниям разрабатывать для своих клиентов «агрессивные» схемы ухода от налогов». По мнению PCAOB, аудиторы не должны создавать «рекомендации в области маркетинга и планирования, основанных на агрессивной и произвольной интерпретации действующих норм налогового законодательства».

Теперь такая позиция является доминирующей в развитых странах. Там принимаются последовательные меры, призванные ограничить деятельность налоговых посредников – бухгалтеров, аудиторов, юристов, консультантов, – чтобы они не злоупотребляли своими познаниями в ущерб казне. В ряде стан прямо запрещаются консультации по вопросам оптимизации налоговых платежей, если размер оплаты за эти услуги не указывается в открытых источниках информации. Запрещается разрабатывать налоговые схемы по заказу топ-менеджеров корпораций. При этом предлагается четко различать «неприемлемые действия от допустимой законной оптимизации налоговых платежей, которая не наносит ущерб государству и не вводит в заблуждение инвесторов».

Например, в 2005-2010 гг. финансовые власти США неоднократно предъявляли обвинения в недобросовестной интерпретации налогового законодательства и разработкн схем нелегального уклонения от налогов аудиторским компаниям BIG-4 (KPMG, EY, Deloitte&Touche и PwC). По данным департамента юстиции США, ущерб от незаконной налоговой оптимизации, которую аудиторы предлагают своим клиентам, исчисляется миллиардами долларов.

В июне этого года вступил в силу регламент ЕС по противодействию “агрессивному налоговому планированию” (aggressive tax planning). В нем, помимо определения схем ухода от налогов, содержатся весьма жесткие требования к налоговым консультантам. Эти нормы приняты во исполнение пункта 12 программы BEPS (Base Erosion and Profit Shifting – плана ОЭСР по борьбе с размыванием налогооблагаемой базы и выведение прибыли из-под налогообложения), принятой 5 лет назад. Возможно, со временем, похожие нормы появятся и у нас. Вероятно, они кое-кому понравятся еще меньше, чем нынешняя редакция Указа...

#указ338 #отчетность #агрессивноепланирование #консультант #минимизацияналогов #BEPS

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com