• Леонид Фридкин

Собственники без собственности


Интернет-медиа и соцсети бурно обсуждают очередной инцидент с отъемом имущества у частников. Действия властей и эмоции публики выглядят «как обычно»: первая преспокойно аннулирует некогда принятые решения и разрешения, а вторая изумляется: Как же так? Никогда такого не было и вот опять!

Историю и нюансы наезда на здания компании «Реви Тар Инвест» возле станций метро «Восток» и «Каменная Горка» можно прочитать на многих интернет-ресурсах. Пересказывать их ни к чему. Гораздо занятнее не столько сам инцидент, сколько то, что делает его и другие аналогичные истории возможными.

Картина вполне привычная: местные власти разрешили строить, через 10-15 лет разрешение под сомнительным предлогом аннулировали. Суд занял сторону исполкома (в данном случае – столичного). Бизнесмены взывают к нормами права и справедливости, намекают на коррупцию. Юристы тщетно размахивают нормативкой. В соцсетях и СМИ сокрушаются: да что же это творится, люди добрые? Не бывало еще такого в истории независимой Беларуси, чтобы собственников лишали законно нажитой собственности!

Извините, господа, бывало и неоднократно. Помнится, у одного бизнесмена отобрали сразу несколько отреставрированных им зданий, у некоей бизнес-ассоциации – одно, зато в самом центре столицы, у другого бизнесмена – контрольные пакеты акций в двух кондитерских фабриках, у третьего – в деревообрабатывающем холдинге, у четвертого – в авиаремонтном заводе, еще у кого-то – аквапарк или автопарк, рынок, гостиницу, грузовик, автобус, корзину, картонку – всех не упомнишь. А остальные стоят рядом и надеются, что их минует чаша сия. Пока следующего не экспроприируют.

Чаще всего подобные казусы случались с приватизированными активами. Тут давно все понятно: государственное имущество у нас бывшим не бывает и в любой момент под любым предлогом может быть возвращено в казенное лоно. Но и с активами, созданными с нуля и без малейшей бюджетной копейки, нельзя чувствовать себя в безопасности. Ведь такие объекты стоят на государственной земле, на их создание требуется множество разрешений и согласований, с них надо платить налоги. А государство, у нас субстанция переменчивая. Бывает, сегодня власти чего-нибудь разрешат, отдадут, сдадут, а завтра передумают. Или сочтут, что существование данного объекта противоречит государственным интересам, и велят убрать его с глаз долой. Что это за интересы, и чьи они на самом деле, никто толком не знает. Или не признается. Поэтому все зависит от того, что интересно конкретным чиновникам, принимающим решения и толкующим законодательство. А оно меняются так часто, что и не уследить: когда было нельзя, когда можно, а когда опять нельзя или можно, но по-другому. Вроде все до мелочей должно быть прописано в законах, указах, декретах, кодексах и постановлениях. А если что-то там неясно, то должно толковаться в пользу бизнеса. Но «неясно» – категория тоже весьма субъективная. К примеру, вам и вашим адвокатам кажется, что это неясно, а чиновнику, наоборот, все совершенно очевидно: все у вас не так, вы кругом виноваты и заплатите за все втройне.

Такова судьба нашего третьего сословия. Оно любит и умеет генерировать и воплощать в жизнь идеи, зарабатывать деньги, наживать активы, переносить удары экономических кризисов. Но не может защитить себя от системы, которая, казалось бы должна защищать их самих. Хотя бы уж потому, что живет за их счет. Конечно, бизнесмены пытаются: судятся, обивают пороги высоких кабинетов, пишут челобитные, иногда апеллируют к общественности через СМИ. Но результат чаще всего не оправдывает потраченных времени, денег и нервов. Не помогают ни ухищрения маститых адвокатов, ни пламенные статьи карасей пера.

Затем на авансцену выходят солисты и хор с балладами о бюрократах, которые своими действиями попирают букву и дух декретов и директив, мешают улучшить инвестиционный климат и дискредитируют президента.

Наверно, героев этих песнопений очень смешит такой репертуар. Ведь сами-то чиновники отлично знают: фундамент вертикали власти – контроль над всякой собственностью, каким бы ни был ее формальный правовой титул. А потому чиновники и судьи порой почти не скрывают, что если их действия местами и не соответствуют законодательству, то лишь потому, что решение принято в высших сферах. Так что чеканные формулировки конституции и Гражданского кодекса, определяющие права и обязанности собственников ничего не значат там, где представители власти в реальности хотят и могут ограничивать и аннулировать права владения и распоряжения собственностью. На том стоит вся разрешительно-распределительная система, которая так долго и старательно выстраивалась почти четверть века. На определенном этапе такая система неизбежно становится тормозом для экономики. Поэтому власти вынуждены время от времени давать кое-какие поблажки, чтобы экономика совсем не развалилась, а предприниматели – не разбежались кто куда Но это не меняет сути самой системы. А суть эта – вопрос о собственности. Тот самый, который, как завещал Ленин, является главным в любой революции. Этот завет правящие классы хорошо помнят – в отличие от остальных сословий.

Помнится, в Директиве № 4 так красиво обещалось «принимать самые серьезные меры по защите и развитию частной собственности», гарантировать добросовестным приобретателям имущества сохранение прав собственности и пользования этим имуществом, запретить действия, направленные на лишение (прекращение) имущественных прав субъектов предпринимательской деятельности и даже гарантировать необратимость приватизации государственного имущества. Судя по числу случаев изъятия собственности, за 10 лет обещанные меры так всерьез и не появились. В том числе в Декрете № 7 «О развитии предпринимательства», которому спето столько дифирамбов.

Чиновники, в отличие от иных бизнесменов и «экспертов» этот сигнал отлично уловили, тем более, что глава государства своего отношения к «главному вопросу» ничуть не скрывает. К примеру, в апреле т.г. на встрече с сотрудниками гос-СМИ он признал, что «своё всегда эффективнее, чем колхозное». Публика от этой фразы пришла в такой восторг, что не услышала остального. «У нас нет вот этой эйфории по поводу частной собственности. Вы хотите, чтобы за одну ночь была частная собственность вместо государственной? Это системные изменения. Но нигде не написали конкретно, что за системные изменения. Потому что это будет предполагать то, что народ никогда не поддержит».

Vox pópuli – непрошибаемая защита от любых реформаторских посягательств. Особенно, если народ надежно выдрессирован безмолствовать. С таким прикрытием можно до бесконечности уверять, что мы верной дорогой идем «к частной собственности, к изменению нашей системы, ее модернизации... но только эволюционно».

На сей эволюционной трассе всякое может случится. Например, по воле чиновников лишится своего имущества еще кто-нибудь, истово верящий, что государство когда-нибудь эволюционирует. Между тем, одно из главных «системных изменений», ожидаемых бизнесом – это государство, главной задачей и функцией которого станет безоговорочная защита частной собственности. Но тогда произойдет столь же системное превращение всей бюрократической вертикали из правящего класса, контролирующей все и вся, в обслуживающий персонал гражданского общества. Вот это революционное превращение вершки и корешки вертикали стараются оттянуть на максимально отдаленный срок. На то она и эволюция, чтобы удерживать власть как можно дольше. Главное – «никаких революций. Потому что «это больно и не факт, что мы попадем в точку». А если кому-то будет больно расставаться со своим добром – что поделать. Эволюция тоже порой требует жертв…

#частнаясобственность

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com