• Леонид Фридкин

ПОЧЕМ НЫНЧЕ РАССТРЕЛ


Ох не зря остроумные организаторы KEF-2018 позаимствовали для своего очередного форума название у романа Хаксли. Приглашенные спикеры наперебой пытаются сказануть что-нибудь эдакое, достойное страниц исходного произведения. Чтоб себя показать, и внимание СМИ обратить. А публика все схавает – ей не привыкать.

К примеру, г-н Прокопеня в своем спиче поделился с общественностью важным экономическим открытием. Оказывается, из-за смертной казни Беларусь несет ощутимые убытки. Оценить их, по мнению бизнесмена, можно через ставки белорусских евробондов. Вот ежели отменить смертную казнь — страна заплатит аж на несколько процентных пунктов меньше. То есть 200 млн долларов нам стоит расстрелять 5 человек. «Надо понимать не только, хорошо это или плохо, но и сколько это стоит. – заявил предприниматель – Посчитайте, и выяснится, что ввести мораторий на исполнение смертной казни — вполне разумно».

Вероятно, теперь всякие S&P, Moody's и Dagong судорожно соображают, как впихнуть в свои замшелые методики новаторский фактор высшей меры наказания, а инвестбанки мечутся в попытках скрыть столь циничные расчеты доходности своих инвестиций. В самом деле какое значение имеют инфляция, девальвация, торговый дисбаланс, бюджетный дефицит и всякая макроэкономическая ерунда по сравнению с пунктом 1 (11) ст. 48 УК РБ и печальными случаями его применения.

Речь сейчас не о том, хорошо или плохо убивать по приговору суда. Но статистика показывает, что никакой корреляции между высшей мерой наказания и инвестициями, в т.ч. в гособлигации, не существует. К примеру, по данным Amnesty International в прошлом году смертные приговоры приводили в исполнение в 23 странах, в 106 смертная казнь отменена, в законодательстве нескольких десятков государств она есть, но на практике не применяется. Тем не менее, в 2017 г. в мире казнили 993 человека — на 39 меньше, чем годом ранее и в 1,6 раз меньше, чем в 2015-м. Однако здесь не учитывается Китай, где реальные масштабы казней засекречены, хотя считается, что там приводят в исполнение в разы больше смертных приговоров, чем в других странах вместе взятых. Списки казненных засекречены также в Северной Корее, Южном Судане и во Вьетнаме, который, по мнению Amnesty International входит в пятерку стран, где исполняется больше всего смертных приговоров.

На Иран, Саудовскую Аравию, Ирак и Пакистан приходится 84% казней, причем на Иран – 50%. Далее идет Египет. Тут понятно – Восток дело не только тонкое, но и жестокое. Но затем в печальном рейтинге AI числятся США, где смертная казнь допускается в 31 штате и время от времени совершается. Кстати, число приговоренных к «вышке» в США сократилось с 295 в 1998 г. до 39 в 2017-м, а госдолг страны за это время вырос втрое, превысив $20 трлн. Как говаривал один российский пропагандист «Совпадение? Не думаю!».

Может, какой-нибудь гуру разъяснит изумленной публике, как повлиял на ставки US Treasures тот факт, что на 1 июля 2017 г. в штатовских камерах смертников томились 2817 узника, в т.ч. 53 женщины? Или есть другие причины, по которым в рейтинге инвестиционной привлекательности США, Китай, Саудовская Аравия и Индия, несмотря на казни, неизменно оказываются в лидерах вместе с более гуманными Германией, Францией, Великобританией и Канадой? Вероятно, это те же причины, по которым в International Business Compass Китай, Вьетнам и Пакистан опережают по инвестиционной привлекательности не только Беларусь с нашим отягчающим обстоятельством, но и Польшу с Грузией, где смертная казнь давно отменена.

Вот прямо-таки лишь наличие смертной казни сдерживает инвестиции в Северную Корею и Южный Судан, а притоку капиталов в Иран казни мешают больше, чем американские санкции. Странно лишь, что обвал облигаций время от времени поражает страны emerging markets, где, несмотря на всякие безобразия, смертной казни все-таки нет (вроде Аргентины и Турции), так же, как Индонезию, где она есть.

Кстати, громкие «посадки» бизнесменов за взятки и неуплату налогов тоже почему-то не всегда отражаются на ВВП и инвестиционной привлекательности иных стран. К примеру, в прошлом году замели южнокорейские правоохранители главу компании Samsung Electronics Ли Чжэ Ёна за коррупцию. А американский суд в марте т.г. впаял Мартину Шкрели 7 лет по статье "Финансовое мошенничество". При этом никто в Сеуле или Вашингтоне не заикнулся о каких-то экономических резонах или декриминализации экономических преступлений. Отсталый там, наверно, народ живет.

Разочарую г-на Прокопеню и его благодарных слушателей. За отказ от смертной казни никто нам не заплатит ни гроша. Хорошо или плохо убивать именем закона – вопрос менее всего коммерческий. Да и кого за что сажать – дело не только доходности и деловых рисков…

***

Одно из главных назначений друга – подвергаться (в смягченной и символической форме) тем карам, что мы хотели бы, да не можем

(О.Хаксли "О дивный новый мир")

#облигации #смертнаяказнь #Прокопеня #KEF2018

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com