• Леонид Фридкин

Маленькая победоносная реформа


Среди новшеств налогового кодекса есть моменты, доставляющие мне личное удовлетворение. Оценят их по достоинству не все, а кому-то они даже покажутся дополнительными хлопотами. Однако бизнесу тут будет реальная польза.

Итак, перамога № 1. Согласно подп. 3.5 ст. 174 нового НК суммы неустоек (штрафов, пеней), суммы, причитающиеся к получению в результате применения иных мер ответственности за нарушение обязательств, будут отражаться в составе внереализационных доходов на дату, определенную плательщиком в соответствии с его учетной политикой, но не позднее даты их получения. Иными словами, организации смогут включать присужденные судом штрафы и пени в налогооблагаемую базу тогда, когда ответчик-должник реально перечислит им деньги.

Многим компаниям до сих пор приходится придется платить налог на прибыль с сумм, которые им не поступили и не приходят месяцами, а то и годами. Иногда должники вообще не оплачивают ни основной долг, ни суммы неустоек. На их счетах нет денег, а те, что поступают, уходят в лимиты неотложных нужд и первоочередных платежей. Кредиторам не достается ничего. Не помогает ни решение суда, ни другие меры. Тем не менее с присужденных пеней и штрафов, которые тоже могут не быть заплачены, кредитору также приходится платить налог на прибыль.

В 2019 году уже не придется. Мелочь, но приятно. Да и не такая уж мелочь, если смотреть в масштабе всей страны.

Перамога № 2. Согласно подп. 3.48 ст. 175 нового НК в состав внереализационных расходов для целей налогообложения с 2019 г. будут включаться резервы по сомнительным долгам, созданные по результатам проведенной на последнее число отчетного (налогового) периода инвентаризации дебиторской задолженности, не погашенной в установленный срок, возникшей в связи с реализацией товаров (работ, услуг), имущественных прав, нематериальных активов, но не более 5% выручки с учетом НДС.

По сомнительной задолженности со сроком возникновения свыше 90 календарных дней в сумму создаваемого резерва включается полная сумма долга, от 45 до 90 дней (включительно) — 50%. Если срок возникновения сомнительной задолженности менее 45 календарных дней, резерв в состав внереализационных расходов включаться не будет.

Чем это знаменательно? Когда-то 5 лет назад был установлен единый метод начисления для признания выручки при исчислении акцизов, НДС и налога на прибыль, а в 2014-м произошла окончательная унификация порядка признания внереализационных доходов для целей налогообложения. Предприятия обязали учитывает доходы в том периоде, в котором они имели место, а расходы – в том отчетном периоде, к которому они относятся независимо от того, когда фактически произведена оплата. Это мировая практика, но она хороша там, где обязательства добросовестно и своевременно исполняются. У нас же с таким отношением к платежам бывают проблемы. В последние годы пятая часть долгов числится в просроченных, а как долго они таковыми остаются никто толком не выяснял.

Получается, что если вы отгрузили некоему партнеру товар на тыщу рублей, а этот некто вам более 3 месяцев не платит, то НДС и налог на прибыль вам с такой горе-выручки все равно придется заплатить. Допустим, прибыли у вас получилось 200 рублей. С них придется заплатить 36 рублей налога, хотя денег вы не получили и, возможно, еще долго не выбьете – ни судом, ни через налоговую или иными путями.

Уравновешивает метод начисления механизм создания резервов сомнительных долгов, предусмотренный как в МСФО, так и в Инструкции № 102. Он позволяет «изъять» из признанной прибыли те экономические выгоды, в получении которых нет уверенности. Но в Беларуси с 1 января 2014 г. не позволяется включать резервы сомнительных долгов во внереализационные расходы для целей налогообложения – дескать их создание носит слишком субъективный характер, содержит много неопределенностей, а потому возникает риск манипулирования и занижения налогооблагаемой базы. Пример партнеров по ЕАЭС начальство при этом почему-то упорно игнорировало. О необходимости таких изменений автор неоднократно писал в СМИ и «телегах» в разные инстанции, уговаривал бизнес-союзы поддержать их, вместо бесплодных попыток отменить метод начисления в налоговом учете. Здесь писал, там распинался и тут, и где-то еще, все не упомнить.

Ура, наша взяла. Всего за 5 лет убедили. Теперь убытки от недисциплинированности должников и беспомощности судебной системы хотя бы не будут увеличиваться налогообложением. Если вся выручка у вас 500 тысяч, то 5-процентный резерв как раз позволит не усугублять потери налогом на не существующую в реальности прибыль.

Проще от таких новшеств, конечно, НК не станет. Но этот тот случай, когда простота хуже воровства. Вполне допускаю, что некоторым бухгалтерам такие новшества вообще не понравятся. На всех не угодишь. С присуждением штрафами еще туда-сюда: отражать их по факту поступления чуток удобнее, чем по судебному решению. Можно даже обойтись одной проводкой вместо двух. С резервами похуже. Вроде, Инструкция № 102 их создавать при наличии просроченной дебиторки обязывает, независимо от того, признаются они для целей налогообложения или нет. Но если если все делать правильно, размер резервов для целей бухучета и налогообложения будет разным. В придачу еще и нормируемым. Это не так чтоб сильное, но еще одно расхождение бухгалтерского и налогового учетов. Зато предприятиям конкретная экономия и сохранение денег.

Жаль, норматив включения резервов в затраты маловат, разгуляться негде. Ему бы быть хоть 10%, как в России и Казахстане, а с учетом напряженной долговой ситуации в стране – все 15. Но жадность – большой грех. Берем что дают, а то и такого не было. Буду считать, что, проделка удалась. Не так чтоб очень выдающееся достижение, но чем богаты…

#прибыль #отрицательныйподоходныйналог #внереализационныйрасход #резервпосомнительнымдолгамх #штраф #дебиторскаязадолженность

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com