• Леонид Фридкин

Когда программы сталкиваются с реальностью


Следующий год может принести большие разочарования непоколебимым поклонникам стабильности и неизменности белорусской экономической модели. Впрочем, остальной публике тоже особо процветать не придется. По крайне мере проект параметров прогноза социально-экономического развития страны на 2020 год никакого процветания не предусматривает.

Авторы проекта честно признают, что с реализацией Программы социально-экономического развития на 2016–2020 годы в завершающем году пятилетки может случиться конкретный облом. Так уж легли карты внешних и внутренних условий. Традиционная триада всех правительственных прогнозов (макроэкономическая сбалансированность, повышение уровня жизни населения, формирование условий для ускоренного роста экономики в ближайшем будущем) трещит по всем швам. Остается уповать на "равновесный рост внутреннего спроса, обеспечение внешней сбалансированности путем проведения контрциклической макроэкономической, денежно-кредитной, фискальной политики". Если их не перевесят какие-нибудь конъюнктурные шоки.

Предполагается, что ВВП «сдержанно» вырастет всего на 2,5% вместо предусмотренных программой 4,9-5,9%. Более половины – 1,3 п.п. роста ВВП – должен обеспечить внешний спрос. Для этого требуется, чтобы экспорт вырос на 3,3%, в т.ч. его физические объемы – 103,1%. Власти надеются, что ранее принятые меры стимулирования позволят компенсировать достаточно умеренный внешний спрос и подстегнут рост экспорта инвестиционных и сложнотехнических товаров (на 5,6%) и услуг (+5,9%). Если не возникнут «инфраструктурные и логистических ограничения». Иными словами, если восстановится транзит нефти и не будет других скандальных историй. При этом на сырьевые товары вообще надеяться не приходится. Ожидается сокращение их экспорта на 7,1%, в т.ч. нефти и нефтепродуктов – на 7%, калийных удобрений – на 7,3%. Так что о запланированном программой росте экспорта товаров и услуг на 15,2-15,8% не стоит и мечтать.

Удержаться от увеличения отрицательного сальдо можно только если импорт будет расти медленнее – на 2,8%, в т.ч. физических объемов – 102,4%. В результате чистый экспорт обеспечит 0,4 п.п. прироста ВВП.

Внутренний спрос обеспечит около 1,2 п.п. в росте экономики. Нужно лишь сбалансировать соотношение потребительского и инвестиционного спроса. Так, конечное потребление должно вырасти всего на 2,2%, в т.ч. домашних хозяйств – на 2,9%. То есть, потребительские аппетиты населению придется поумерить. Во-первых, по мнению правительства, отложенный спрос, сформировавшийся в кризисные годы, граждане в 2017-2019 гг. успели удовлетворить , во-вторых кредитная нагрузка на физических лиц слишком выросла, а в-третьих, доходы пора возвращать к равновесному уровню.

Вот и вернем: реальные располагаемые денежные доходы населения вырастут лишь на 2,4% вместо 5,4-6,2% по программе. Номинальная начисленная зарплата в среднем достигнет 1123 рублей, а у бюджетников – 925 рублей. Чуть больше подрастут трансферты населению, чтобы приблизиться к целевому соотношению пенсий по возрасту и среднемесячной зарплаты до 40%. Впрочем, и производительность труда должна вырасти всего на 2,1% вместо планировавшихся 4,3 – 5,4%. А поскольку в текущем году доходы росли в 5 раз быстрее производительности труда, нечего и жаловаться.

Чтобы получить хотя бы 2,5-процентный рост экономики, по расчетам правительства нужно более 29 млрд. рублей инвестиций в основной капитал. Это лишь на 3,9% больше, чем в 2019-м, тогда как по программе должно быть 11,8-12,9%. Но где ж их взять, если надеяться приходится только на собственных средств организаций и кредитов банков, которые должны расти адекватно росту выручки – потому как кредитная нагрузка и так высока, а финансовое положением ряда госпредприятий остается тяжелым (мягко говоря). В придачу экономике грозит «вынужденное повышение цен на топливо» из-за налогового маневра. Еще один источник – прямые иностранные инвестиции, которые ожидаются в размере до $1,7 млрд.

В обосновании к проекту признается, что в отечественной экономике сохраняется ряд нерешенных проблем: финансовая неустойчивость многих промышленных организаций, низкая инвестиционная и инновационная активность, низкий технологический уровень и недостаточная эффективность госсектора, высокий уровень государственного и валового внешнего долга. Откуда взялся этот «букет» и почему от него до сих пор не избавились, не уточняется. Зато признается, что в этих условиях развитие белорусской экономики в ближайшей перспективе возможно только в условиях сложившихся инерционных трендов.

Обеспечить запланированный на пятилетку рост ВВП на 12,1% можно лишь если в 2020 г. экономика вырастет на 5,8%. Это теоретически возможно – путем разогрева внутреннего спроса с помощью фискального и монетарного стимулов и установления заведомо нереальных объемов экспорта. Для начала при нынешней импортоемкости экономики потребуется дополнительное финансирование – около 10 млрд. рублей. Их можно раздобыть с помощью внешних заимствований госсектором (при том, что внешний долг на начало 2019 г. уже достиг 65,5% ВВП), наращивания денежной массы путем дополнительной эмиссии, расходования международных резервных активов (которых и так хватает лишь на 2,1 месяца импорта) и продажи госсобственности (что президент ни за что не одобрит). Все это породит кучу масштабных макроэкономических дисбалансов, разгребать которые придется как минимум 2 года. Цена вопроса: спад экономики примерно на 1,5% ежегодно в 2021-2022 гг., а накопленный рост ВВП за 3 года будет на 5 – 5,5 п.п. ниже, чем планиреутся сейчас.

Наращивать ВВП за счет масштабного увеличения экспорта тоже затруднительно. Чтобы получить запланированный в Программе-2020 рост экономики, без внутренних и внешних дисбалансов, экспорта в 2020 г. должен вырасти на 16% и составить около $49,5 млрд. Поскольку на сырьевые товары рассчитывать не приходится, нужно обеспечить рост экспорта несырьевых товаров на 21%, а услуг – на 19%. Это заведомо недостижимо.

Вообще то в 2012 г. у нас экспорт и $51,9 млрд достигал. Но из них порядка 7 млрд (13%) занимали растворители и биодизель. К тому же в те блаженные времена нефть Urals стоила 110,5 $ за баррель (а покупали мы ее в России почти вдвое дешевле), калийные удобрения – порядка 437 $/т. К тому же на белорусских НПЗ тихо-мирно перерабатывалось почти 22 млн. тонн нефти.

Поскольку такого кайфа больше не предвидится, достичь программного роста ВВП без раскручивания инфляционно-девальвационной спирали, вряд ли получится. Но инфляция не должна првысить 5% – единственный показатель, который останется соответствующим программе пятилетки.

Итак, правительство почти готово согласиться с прогнозами международных финансовых организаций. К примеру, МВФ ожидает, что белорусская экономика в следующем году вырастет всего на 2,2%, Всемирный банк – на 2,4%, ЕБРР – на 1,8%, Евразийский банк развития – на 1,9%. То есть оптимизма у нашего начальства всего на 0,1 – 0,7 п.п. больше, чем у зарубежных аналитиков. Но им легко говорить. А вот правительству теперь придется нести свои выкладки на высочайшее утверждение. Разговор, скорее всего, выйдет нелегким. Дело не только в том, что цифры проекта прогноза существенно отличаются от программы, утвержденной Указом № 466. По сути, приходится признаваться, что кризис предыдущей пятилетки перерос в длительный период стагнации, который охвтил всю текущую пятилетку и затянется на следующую. Так что 100-миллиардный ВВП придет нескоро. А за возвращение высшей инстанции к реальности можно серьезный нагоняй получить…

#ВВП #производительностьтруда #экспорт #импорт #инвестиции #инфляция #прогноз

Просмотров: 0

Леонид Фридкин

Блог

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com