Богатство с правом вырубки без компенсации

Ничто человеческое нам не чуждо. В том числе, беспокойство об окружающей среде. Впрочем, порой сначала мы ее сами окружим, а потом уже беспокоимся.

Например, на совещании о реализации проблемных инвестиционных проектов президент пожелал услышать не только о развитии производства, но и о том, как обеспечивается защита белорусской природы. «Это наше главное богатство и бесценное наследие, которое принадлежит не только нам, но и детям, которое мы обязаны сохранить». – заявил глава государства. Он неожиданно признал, что «претензий к инвесторам у ведомств по охране природы предостаточно».

Во многих странах экологический фактор почти любого инвестпроекта – обязательная составляющая. Не столько из любви к природе и заботе о человечестве, сколько по сугубо деловым соображениям. Просто на стоимость акций мировых корпораций, наряду с традиционными факторами влияют природоохранные мероприятия, инвестиции в экологию. Так что даже не требуется специальных оговорок в инвестиционных соглашениях или нормативных актах – без декларируемых и выполняемых экологических обязательств общественность заклюет, а акционеры разбегутся. Обычно экологическая составляющая в расчетах экономической эффективности инвестиционных проектов не так уж велика. Но делает проект на несколько процентов дороже, а окупаемость – на некоторое время дольше. Как-никак, приходится позаботиться о снижении вредных выбросов, компенсации за вырубки и новых насаждениях взамен уничтоженных, рекультивации занимаемых земель и т.п.

Однако если компания может не беспокоиться о листинге и репутации на мировых финансовых рынках, не стимулирована мнением своих инвесторов, местных властей и жителей, то она охотно позволит себе расслабиться и сэкономить на природоохранных мероприятиях. И тогда вокруг ее объектов всякое возможно.

Поэтому в каждой стране свои критерии отношений с инвесторами. В зависимости от того, что важнее – наши природные богатства и здоровье нации или залучить хоть какой-нибудь иностранный капитал.

Скажем, в Беларуси, если не считать «свинцового» и «целлюлозного» скандалов, конфликтов на экологической почве немного. С чернобыльским наследием мы свыклись так, что по весне и маршировать перестали. Однако ситуация с отходами и вырубкой зеленых насаждений в городах население порой шокирует. Хотя тоже пора бы привыкнуть. Ведь в десятках указов о реализации различных инвестпроектов заказчикам дается право вырубки древесно-кустарниковой растительности без проведения компенсационных посадок и без взимания стоимости удаляемых объектов растительного мира.

Действительно, какие могут быть елки-палки, ежели появился шанс, к примеру, привлечь деньги Инвестиционного фонда Вооруженных Сил Катара для строительства очередной фешенебельной гостиницы и спортивного центра (указ от 9.08.2011 № 345) или китайские инвестиции в индустриальный парк "Великий камень" (указ от 12.05.2017 № 166).

Вместе с вырубкой кустов и деревьев в таких проектах обычно разрешается снимать на занимаемых участках плодородный слой почвы с последующей утилизацией или использованием для связанных со строительством и иных нужд. Обычным условием также является освобождение от возмещения потерь сельскохозяйственного и (или) лесохозяйственного производства, вызванных изъятием или временным занятием сельскохозяйственных земель и (или) земель лесного фонда. Это предусматривается не только при строительстве объектов энергетики (например, Белорусской АЭС по указу от 2.11.2013 № 499 или Лукомльской и Березовской ГРЭС), заводов по производству жести (указ от 09.06.2014 № 271) и легковых автомобилей (указ от 16.01.2014 № 35) или мультимодального промышленно-логистического комплекса в поселке Болбасово Оршанского района (указ от 21.07.2015 № 334). Аналогичные преференции даются при реализации инвестпроектов по строительству различных многофункциональных жилых или гостинично-деловых комплексов (например, по указам от 07.09.2009 № 442, от 12.11.2009 № 541 от 11.05.2010 № 243 от 22.09.2014 № 456). А заодно – при строительстве спортивных объектов, например, фристайла (указ от 18.11.2008 № 628), парусного спорта (указ от 10.05.2011 № 184), гольф-комплекса (указ от 11.08.2016 № 309) и тп.

Кстати, при строительстве объектов индустриального парка «Великий камень» На территории республиканского биозаказника "Волмянский" и заказника "Маяк" запрещается изменение естественного ландшафта, удаление объектов растительного мира... за исключением случаев, когда это предусмотрено планом управления заказником. Будем надеяться, что эти планы не корректируются под нужны китайских инвесторов.

В мировой практике обычно при оценке экономической эффективности инвестиционных проектов обязательно учитываются экологические факторы – исходя из величины предотвращения ущерба или прямого учета стоимостной оценки экологических результатов и последствий. В Правилах по разработке бизнес-планов инвестиционных проектов, утв. постановлением Минэкономики РБ от 31.08.2005 № 158, тоже предусмотрена экологическая оценка проекта и оценка экологических рисков. По-видимому, что-то кое-где идет не так – раз уж «претензий предостаточно».

Но какие же претензии могут быть в Беларуси к зарубежным инвесторам? Мы же им сами все разрешили…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com