Братский опыт: как брать и не отдавать


Часто у нас можно услышать призывы равняться на Китай. В экономическом смысле. А хорошо ли мы представляем, на что равняемся? Если, скажем, с долговой точки зрения посмотреть.

К примеру, недавно аналитики Fitch подсчитали, что только за 1-е полугодие 25 китайских компаний объявили дефолты по облигациям на общую сумму $ 9,67 млрд. Это исторический рекорд и весьма солидная сумма даже для гигантского рынка облигаций Китая, объем которого оценивается в $ 17 трлн, или 121% ВВП страны. Для сравнения, в прошлом году дефолты достигали 187 млрд юаней, но все идет к тому, что теперь будет еще больше. А если рассматривать долговой рынок Китая с учетом бумаг, не имеющих рейтингов международных агентств, то по оценке аналитиков Shanghai DZH за 6 месяцев уже набралось дефолтов на $ 18 млрд, или 116 млрд юаней.

Кстати, суммарные корпоративные долги в Китае достигают почти 300% ВВП. А в ближайшие два года китайским компаниям предстоит погасить или рефинансировать долги на $ 2,14 трлн.

На этом фоне долги белорусского корпоративного сектора выглядят довольно скромно. Так, на 1 января тг. суммарная задолженность составляла «всего» 158,4 млрд рублей (61,5 млрд – кредиторская задолженность + 96,9 млрд – долги по кредитам и займам) против 147 млрд. рублей ВВП. Даже если добавить 50 млрд. задолженности малых и микрооргнаизаций, получается «всего в 1,4 раза больше годового ВВП – куда скромнее, чем в Китае, да и дефолтов поменьше.

Интересно, что в Китае больше половины дефолтов - на 36,7 млрд юаней из 62,6 млрд - пришлось на государственные компании. Причем, если в 2019 г. на них приходилось 10% дефолтов, то сейчас – 40% дефолтов. Такая знакомая картина: у нас на госсектор стабильно приходится около70% просроченной кредиторской задолженности, и 3/4 просроченной задолженности по кредитам и займам, хотя выручки – немногим более половины.

Можно еще припомнить, что из 21,9 млрд рублей облигаций, находящихся в Беларуси в обращении на начало текущего года, 80,6% – необеспеченные бумаги, причем их объем на 13,1% больше, чем годом ранее.

Столь же знакома китайская практика многолетнего предоставления госпредприятиям гарантий правительства и местных властей по займам. Но теперь есть основания полагать, что эта практика будет сокращаться, считают экономист Japan Research Institute Шиничи Секи и главный исследователь Daiwa Institute of Research Наото Саито. Больше того, по мнению Fitch возможны проблемы и с долгами региональных органов власти Китая, которые часто финансировали госпредприятия.

Народный банк КНР уже несколько лет пытается взять под контроль непомерно разросшийся теневой банкинг. Так, в начале июня рекомендовано ограничить инвестиции в финансовые продукты с рейтингом ниже 'AA' по национальной шкале. Речь идет, прежде всего о долговых обязательствах слабых провинций. Но такой шаг может ударить по одному из источников финансирования регионального долгового рынка, что способно спровоцировать новые дефолты. Впрочем, аналитики уверены, что массового кризиса неплатежей власти не допустят. Если число дефолтов приведет к увеличению ставок на долговом рынке, правительство КНР наверняка прямо или косвенно поможет своему госсектору. Если что, мы поделимся нашим опытом «развязки» долгов. К примеру, если взять часть долгов да «закачать» их в уставные фонды самых задолжавших предприятий, то можно сразу поймать двух вредных зайцев. Во-первых, обязательства резко сократятся, а во-вторых – сосбственный капитал и чистые активы на столько же вырастут. И вместо кандидата в безнадежные банкроты появится вполне платежеспособное предприятие. Правда, денег у него не прибавится, а у кредиторов – и подавно. Зато баланс получается – заглядение...

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью