ЗАБАСТОВКА БЕЗ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

Право на защиту своих экономических и социальных интересов, включая право на забастовку, закреплено в статье 41 конституции. Но на самом деле белорусы такого права практически лишены. Для этого законодательством созданы почти непреодолимые барьеры.

Легально организовать забастовку не то чтобы сложно, но очень долго. Решение о забастовке должно приниматься тайным голосованием на собрании или конференции, причем для кворума требуется более половины работников первого или 2/3 второго, а для принятия решения нужно не менее 2/3 присутствующих (ст. 389 ТК). Затем представительный орган работников обязан в письменной форме уведомить нанимателя о решении провести забастовку не позднее двух недель до ее начала (ст. 390 ТК).

Профсоюзы имеют право на организацию и проведение забастовок в соответствии с законодательством, но при этом запрещается выдвижение политических требований (ст. 22 Закона от 22.04.1992 № 1605-XII "О профессиональных союзах"). Госслужащим, военнослужащим, сотрудникам МЧС, авиационному персоналу гражданской авиации бастовать запрещено вообще.

Таким образом, законодатели сделали все, чтобы усложнить трудящимся начало забастовки. В придачу президент может под любым предлогом отложить или приостановить проведение забастовки, а суд – признать ее незаконной. Тоже практически под любым предлогом: несоблюдение процедуры объявления, нарушение законности, несохранность имущества, создание реальной угрозы национальной безопасности, общественному порядку, здоровью населения, правам и свободам других лиц.

Пункт 4 указа № 300 прямо запрещает бизнесу оказывать помощь для организации забастовок. Впрочем, эту норму кое-как можно обойти, если просто оказывать людям матпомощь напрямую. Добавлю, что ТК запрещает оказание материальной помощи участникам забастовки за счет средств политических партий, движений, иных общественных объединений, преследующих политические цели, а также иностранных юридических и физических лиц.

Правовое положение работников во время забастовки практически уничтожается (ст. 396 ТК). Участники стачки лишаются зарплаты, период участия в забастовке не включается в стаж, дающий право на отпуск. Следовательно, зарплата, начисленная в этот период, не только не включается в затраты, учитываемые при налогообложении, но в рамках законодательства не должна начисляться вообще. Если администрация поддержит бастующих работников, то она сможет лишь выплатить им под разными предлогами материальную помощь. Но возможности этой схемы очень ограничены – как с финансовой, так и с налоговой точки зрения.

Позаботились законодатели лишь о потенциальных штрейкбрехерах. Тем, кто письменно отказался бастовать, но лишен возможности работать, зарплата за все время забастовки выплачивается не менее, чем как за простой не по вине работника.

Попытка помешать штрейкбрехерам карается штрафом от 20 до 50 базовых величин (п. 3 ст. 9.18 КоАП). В придачу над участниками забастовки постоянно висит опасность признания стачки незаконной, что влечет дисциплинарной и иную ответственность, в т.ч. уголовную по ст. 200 УК.

Еще один опасный момент. Забастовка в Трудовом кодексе определяется как временный добровольный отказ работников от выполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора (ст. 388 ТК) Политическая забастовка в белорусском законодательстве вообще не предусмотрена. Возможно, чиновники даже представить себе не могли, что такое явление возникнет в наших краях. А может заблаговременно вывели политическую забастовку за рамки правового поля, чтобы ее можно было рассматривать как прогул – со всеми вытекающими последствиями. Ведь в случае отсутствия работника на работе целый день или более 3 часов в течение рабочего дня (непрерывно или суммарно) без уважительных причин его можно уволить за прогул по ст. 42 ТК.

Замечу, что отсутствием на работе признается отсутствие работника на территории организации или на объекте вне территории организации, где он в соответствии с трудовыми обязанностями должен выполнять порученную работу (ч. 1 п. 34 постановления Пленума ВС от 29.03.2001 № 2 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о труде». Прогулом считается и оставление работы без уважительных причин (ч. 2 ст. 34 постановления № 2).

Итак, трудящихся, бросающие вызов государству, находятся в очень уязвимом положении. Результатом объявляемых сейчас забастовок может быть только победа над режимом. Иначе страну ждут массовые расправы как с активистами, так и со всеми, кто их поддерживает. В отечественном законодательстве нет понятия локаута – увольнения работников по инициативе нанимателя в связи с их участием в коллективном трудовом споре или в забастовке. Но это не значит, что не будет попыток организовать фактические локауты на взбунтовавшихся заводах. Возможно на ряде предприятий вместо открытых забастовок люди попытаются организовать стачки, при которых существует видимость исполнения трудовых обязанностей на рабочих местах.

Поэтому сейчас важное значение имеет позиция дирекции (которая боится вышестоящего начальства куда больше, чем своих сотрудников), но еще большее – солидарность работников на отдельных предприятиях и всех вместе. Необходимы фонды поддержки бастующих и участие банков.

Складывается опасная ситуация. Массовые фальсификации выборов и террор, развязанный силовиками, почти полностью уничтожили законность в стране. Формальные институты права не работают. А потому у населения остаются только неформальные способы, чтобы отстоять свои права.

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com