ЗДРАВСТВУЙ, МИНУС


Отечественная экономика все дальше уходит в свободное падение. Спад в основных отраслях и внешней торговле ускоряется. Эффект санкций и иных кризисных факторов набирает обороты. Правительство надеется остановить их с помощью комплекса мер, часть которых объявлена уже действующими. Но для проявления их влияния потребуется время – если, конечно, меры вообще окажутся достаточно действенными. А пока статистика будет фиксировать «минусы» один за другим.

По итогам 4-х месяцев белорусский ВВП сократился на 2,1% по сравнению с январем-апрелем прошлого года. Таким образом, шансов обеспечить выполнение утвержденных прогнозов становится еще меньше.

Главной жертвой становится промышленность: в январе-апреле тг. здесь зафиксирован спад на 2,5%, причем в апреле к марту – на 7,8%. При этом запасы готовой продукции на 1 мая достигли 66,8% к среднемесячному объему промпроизводства – уровень, о котором мы уже начали забывать. Скажем, годом ранее он составлял всего 59,1%, по итогам 2020 г. – 65,3%, 2019-го – 66,3%. При этом объем запасов вырос на треть по сравнению с концом апреля прошлого года (в текущих ценах). По-видимому, с переориентацией экспорта на РФ, Китай и Африку еще придется усиленно поработать.

Производство сельскохозяйственной продукции в хозяйствах всех категорий по итогам 4 месяцев сократилось на 1,4% по сравнению с январем-апрелем 2021 г., причем производство (выращивание) скота и птицы – на 4,1%. Если с импортом кормов и их компонентов, молодняка и т.п. проблемы будут усугубляться, то показатели живтоноводства нас еще не раз огорчат.

Продолжается падение инвестиций в основной капитал – на 10,2% по сравнению с январем-апрелем 2021 г., в том числе затрат на приобретение машин, оборудования, транспортных средств – на 10,5%. Сократился и ввод жилья в эксплуатацию за счет всех источников финансирования – всего на 0,5%. Положение спасает строительство с господдержкой, объемы которого выросли на 15,2%, причем в апреле тг. к апрелю 2021 г. – почти в 2,5 раза.

Замедление промышленности и санкции в транспортной сфере повлекли настоящий обвал объемов перевозки грузов – на 12,7% и грузооборота – на 15,7%, в т.ч. в апреле к марту – на 6,9 и 12,1% соответственно. Оптовый товарооборот сократился по итогам 4 месяцев на 10,1%.

Тревожный звонок прозвучал со стороны потребления. После мартовского бума в апреле розничный товарооборот сократился на 14,9%, товарооборот общепита – на 12,3%, а по итогам 4 месяцев рост этих показателей составил всего 2,8 и 3,4%.

Подобные результаты вполне ожидаемы. Лишних денег у населения нет. В марте номинальная начисленная зарплата выросла к февралю всего на 2,5%, а реальная упала на 3,4%. Правда, в I квартале к январю-марту 2021 г. номинальная зарплата все-таки увеличилась на 17,1%, а реальная – на 4,5%, но тенденция замедления налицо. К тому же реальные располагаемые денежные доходы населения увеличились всего на 0,2%, тогда как годом ранее – на 2,8%.

Тем временем производительности труда по итогам 4 месяцев увеличилась всего на 0,8% – то есть в 5,6 раз меньше темпов роста реальной зарплаты. При этом за 4 месяца инфляция уже достигла 11,1%, а в годовом исчислении (апрель к апрелю) – 16,8%. При этом цены производителей промышленной продукции в апреле тг. к апрелю 2021 г. выросли уже на 17,8%, в строительстве – на 14,5%, на перевозку грузов – на 26,9%, а оптовых продаж товаров – на 39,1%. Так что резервы у потребительской инфляции весьма серьезные

На фоне общей рецессии валютный рынок выглядит на диво благостно. За апрель золотовалютные резервы страны выросли на $189,4 млн, отыграв более четверти мартовского снижения. Валютный курс категорически саботирует свою традиционную роль наглядного индикатора ситуации в экономике. Так, в марте рубль обвалился до 3,29 $/BYN, но к началу апреля укрепился до 2,95, потом прибавил еще 10%, а к середине мая вскарабкался до 2,5. Беларусский рубль относительно американской и европейской валют за последний месяц укрепился даже круче «довоенного» времени. Правда, к валютной корзине c начала года наблюдалось снижение на 4,52% – из-за рукотворного укрепления российского рубля. Пока это радует компании, поставляющие товары сугубо на рынок РФ, но приводит в ужас импортеров, для которых доступными остались только поставки с востока. Зато нам не потребовалось столь радикальных мер, как в РФ: ни обязательной продажи валютной выручки, ни всяческих ограничений и запретов. Баланс спроса импортеров на валюту и предложения экспортеров сложился как бы сам собой, а потому регуляторам не пришлось прибегать к инструментам, которыми мы когда-то так себя пугали. А поскольку списание курсовых разниц на финансовые результаты указом № 93 отложено до конца 2025 года, то волатильность рубля еще долго не будет омрачать отчетность предприятий.

К примеру, в марте тг. чистая продажа валюты физлицами достигла рекордных $244 млн, а в апреле сократилась до 12-месячного минимума – 116,5 млн (продажа – $732,8 млн, покупка – 616,2 млн). Кстати, это не означает, что население активно расстается с валютными заначками. Вполне возможно, значительную лепту в обменники внесли российские гости. Не случайно на валютном рынке РФ объем сделок с парой BYN /₽ вырос в 33 раза, тогда как с юанем – только в 8 раз, как сообщают российские СМИ. Осталось поднатужиться, обойти по популярности казахский тенге – и дедолларизация у наших соседей обретет форму, которую даже Салтыков-Щедрин не предвидел.

В свою очередь, субъекты хозяйствования продали валюты на $2167 млн, а купили – на 2013 млн. (чистая продажа – $154,2 млн). Вероятно, в дальнейшем юрлицам валюта и понятно: по итогам I квартала экспорт товаров увеличился к январю-марту 2021 г. всего на 5%, а импорт – на 1,4%, тогда как еще за первые 2 месяца тг. рост составлял синхронно по 22,4% к январю-февралю 2021 г. То есть в марте тг к февралю экспорт товаров сократился на 19,7%, а импорт – на 25,1%, а к марту 2021 г. – на 22,5 и 28,5% соответственно. Аналогичная картина с внешней торговлей товарами и услугами в целом. Их экспорт в марте тг. сократился к февралю на16%, импорт – на 25,3%, а к марту прошлого года – на 20,2 и 26,9% соответственно.

При этом экспорт товаров в страны ЕС в I квартале тг по сравнению с январем-мартом 2021 г. обвалился на 6,5%, а импорт – на 20,2%. Вот, собственно, и весь «секрет» укрепления белорусского рубля. Чего бы не укрепляться, если спрос на валюту для оплаты импорта стремительно падает, причем значительно быстрее, чем экспорт.

Таким образом, у премьер-министра РБ Романа Головченко есть все основания жаловаться на санкции, из-за которых оказался заблокирован практически весь экспорт Беларуси в страны Евросоюза и Северной Америки. "Эта сумма в год равняется порядка $16-18 млрд. Естественно, мы не можем потерять этот объем экспорта и должны его переориентировать на другие рынки, в том числе азиатский, африканский, Ближнего Востока и Арабского залива" – заявил глава правительства. По его мнению, санкции как инструмент не просто давления, а гибридной агрессии, цель которых «в отличие от их классического понимания, - поставить страну на колени, удушить ее экономически и добиться силовым путем выполнения каких-то требований или условий».

Вообще-то, классическая цель санкций – это и есть экономическое шимэ-вадза, чтобы не доводить дело до летально-грубого иккен-хисацу. Но нам ли бояться таких потерь. Помнится, в 2015 г. белорусский ВВП обвалился на $ 22,4 млрд. по сравнению с 2014-м, а в следующем году – еще на 9,25 млрд. Без всякой гибридной агрессии. Даже мирового кризиса поблизости не оказалось, чтобы на него свалить очередные неприятности. И ничего, кое-как приспособились дышать…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью