ИТОГИ-2020: габариты налоговой ловушки


Прошлый год принес белорусским налогоплательщикам много сюрпризов, которые существенно повлияли на объемы и структуру поступлений в бюджет. В результате отечественная экономика оказалась в классической налоговой ловушке, в которую нас еще глубже заталкивают поправки в НК, вступившие в силу в текущем году.

Доходы бюджета, контролируемые МНС, составили в прошлом году 27,07 млрд рублей. По сравнению с 2019 годом это всего на 0,98% больше в текущих ценах, а в сопоставимых – на 8,2% меньше (индекс-дефлятор ВВП – 110,1%). Результат вполне закономерный, учитывая, что ВВП в прошлом году сократился на 0,9%. При этом налоговые доходы составили 24,4 млрд. рублей (в сопоставимых ценах на 5,7% меньше), а их доля в доходах бюджета выросла с 87,9 до 90,3%.

Скромный рост налоговых доходов в долларовом эквиваленте 2017-2019 гг. сменился очередным спадом почти до уровня 5-летней давности (рис. 1). Это усложняет проблему обслуживания внешнего долга, поскольку чем больше «сохнут» доходы бюджета в пересчете на «у.е.», тем больше требуется новых заимствований для рефинансирования прежних долгов.

Рис. 1

Под влиянием бурных событий прошлого года существенно изменилась структура налоговых доходов (рис. 2, 3, 4). Резко увеличилась доля налогов на товары (работы, услуги) – НДС и акцизов: на 14 и 12,7% в текущих ценах, но всего на 3,6 и 2,4% в сопоставимых ценах. Таким образом, НДС остается главным источником наполнения бюджета, причем его доля в налоговых доходах достигла рекордного значения. Но «вытянули» его вместе с акцизами, по сути, только инфляция и девальвация рубля – генерировать больше добавленной стоимости экономика не в состоянии. Увеличилась и доля подоходного налога, а его поступления выросли в текущих ценах на 12,7% и на 2,4% в сопоставимых. Это вполне коррелирует с ростом номинальных зарплат на 14,5%. Доля налогов на собственность сократилась отчасти в связи с сокращением повышающих коэффициентов, а отчасти – в связи с мерами поддержки, введенными указом № 143. Так, поступление налога на недвижимость снизилось на 7,8% (в текущих ценах), а земельного налога – на 24,2%. Поступления единого налога для производителей с/х продукции выросли на 13,8% в текущих ценах благодаря неплохому росту объемов производства АПК на фоне общей стагнации.

Рис. 2

Рис. 3

Рис. 4

Главная потеря года – сокращение налога на прибыль на 26,6%, а в сопоставимых ценах – на треть. Это вполне ожидаемый результат прошлогоднего сокращения прибыли и роста убытков. Одновременно почти вдвое уменьшились дивиденды на принадлежащие государству акции, входящие в состав неналоговых доходов: у госпредприятий с прибылью еще хуже, чем в среднем по стране.

Между тем, Минфин уже сообщил, что поступление НДС составило 100,3% уточненного годового плана, акцизов – 101,8%, а налога на прибыль – аж 102,3%. Действительно, в подобной ситуации главное – вовремя скорректировать запланированные показатели и сделать вид, что так и надо.

Отраслевые страдания

Абсолютные лидеры по наполнению бюджета среди отраслей – оптовая и розничная торговля: 3,75 и 2,14 млрд. руб., хотя суммы уплаченных ими налогов сократились на 2 и 7,3% соответственно (здесь и далее – в сопоставимых ценах). На 3-м месте – сухопутный и трубопроводный транспорт (более 2 млрд), где поступления тоже уменьшились на 8,8%. За ним следует строительная отрасль (1,92 млрд.), причем здесь наблюдается рост на 3,7%. В число крупнейших плательщиков (рис. 5) также вошли производители табачных изделий (1,7 млрд. рублей и + 12,4%), напитков (1,4 млрд. и -1,7%). Информация и связь внесла в бюджет почти 1,6 млрд рублей – на 8,5% больше, чем год назад (о достижениях ПВТ поговорим ниже). Энергетика принесла казне 1,36 млрд, что на 13,9% меньше, чем годом ранее, а нефтепереработка, так и не оправившаяся от срыва поставок сырья в 1-м квартале и низких мировых цен – 1,1 млрд. рублей (-15%). Горнодобывающая промышленность выбыла из «клуба налоговых миллиардеров»: здесь отчисления упали с 1,136 млрд до 439 млн рублей, т.е. более чем вдвое, хотя Белстат отметил в этой отрасли спад производства всего на 2,28%.

Химическая промышленность принесла в бюджет на 38% меньше, чем в 2019-м, несмотря на то, что спад производства составил всего 0,9%. Неожиданно выглядит сокращение на 22% поступлений от фармацевтической промышленности при росте производства на 10%. Налоги с брошенных на произвол пандемии турфирм закономерно упали на 60% в сопоставимых ценах, логистических компаний и HoReCa – на 30,2%, субъектов, работающих с недвижимостью – на 15,7%. Если ситуация в экономике кардинально не изменится, эти сферы деятельности ждет настоящая катастрофа. К сожалению, пока признаков таких перемен не видно.

Рис. 5

Ряд отраслей не только не пополняли бюджет в прошлом году, но и получали возврат НДС и, возможно, налога на прибыль. Так деревообработка получила из казны 163,1 млн. рублей (почти вдове больше, чем в 2019-м), металлургия – 11,3 млн., производители продуктов питания – 62,6 млн., воздушный транспорт – 14,5 млн. (в 5 раз больше, чем годом ранее). Поскольку в этих отраслях доминируют госпредприятия, они, вероятно, будут кое-как удерживаться от банкротства – за счет более эффективных налогоплательщиков.

Слишком большие, чтобы упасть

На долю крупных плательщиков традиционно приходится более 1/3 всех налоговых поступлений. Однако их удельный вес в доходах бюджета, не отличается стабильным ростом и в прошлом году существенно снизился. Это связано не только с уменьшением платежей из прибыли. У крупных плательщиков возмещение НДС из бюджета систематически превышает сумму уплаченных платежей по НДС по оборотам по реализации (рис. 6).

Рис. 6

Напомню, крупными плательщиками считаются организации, имеющие выручку за предыдущий год не менее 180 млн. рублей и при наличии одного из следующих критериев: суммарный размер налогов за прошлый год превышает 14 млн. рублей или разница между суммой налоговых вычетов и общей суммой НДС по реализации превышает 14 млн. рублей.

Все крупные плательщики применяют общую систему налогообложения. Но налоговая нагрузка у них существенно различается. Иногда это связано с особенностями финансового положения, источников инвестирования, наличия налоговых льгот и других факторов. Еще больше различаются объем и доля налоговых поступлений довольно многочисленной группы организаций, которые не относятся ни к крупным, ни к субъектами малого и среднего бизнеса. В целом структуру налоговых платежей по субъектам хозяйствования представлена в таблице.

Малый бизнес и самозанятость

Девальвация, пандемия и политические события серьезно ударили по малому бизнесу. Число организаций МСП впервые с 2015 года сократилось до 102,2 тысяч. В целом их стало на 2,2 тыс. меньше (-2,1%), зато доля их поступлений в бюджет страны в целом выросли с 24,1 до 26%, а их сумма – на 8,8% в текущих ценах, а в сопоставимых – сократились на 1,2%. В то же время количество индивидуальные предприниматели выросло на 4,8% до 269,5 тыс. Их вклад в бюджет в текущих ценах увеличился тоже на 4,8% и на столько же сократился в сопоставимых ценах. При этом число ИП- плательщиков единого налога за год сократилось с 74,1 тыс. до 66,4 тыс., а поступления от них – на 21,9% (в сопоставимых ценах). Эту «недостачу» не компенсировал рост числа иных физлиц, уплачивающих этот налог с 45,7 тыс. до 47,1 тысяч. Они внесли в казну всего 7,9 млн. рублей – на 18% меньше, чем годом ранее (в сопоставимых ценах).

Кстати, число граждан, уплачивающих единый налог по заявительному принципу, выросло с 44,8 тыс. до 46 тысяч, но поступления от них сократились с 8,1 млн. до 6,8 млн. рублей. Так что особых выгод казне от эксперимента с самозанятостью пока не видно.

Особые режимы

УСН

За прошлый год число организаций, применяющих упрощенную систему налогообложения, выросло на 1,7% – до 67,3 тысяч. В совокупности они принесли бюджету 1017,5 млн. рублей (или по 15,1 тыс. рублей каждая). Таким образом, число плательщиков выросло за год на 1,7%, а поступлений от них – на 3,7% в текущих ценах. При этом собственно налог при УСН составил менее половины общей суммы – 419,3 млн. рублей (на 3,1% больше, чем годом ранее).

Сохраняется популярность «упрощенки» среди индивидуальных предпринимателей. В прошлом году ее применяли почти 70% из них: 189,5 тыс. ИП – на 11,5% больше, чем годом ранее. Они уплатили 361,1 млн. рублей (в т.ч. 315 млн. – налога при УСН) – на 21,1% больше, чем в 2018 г. Доля поступлений от организаций, применяющих УСН, в платежах в бюджет, контролируемых налоговыми органами, за год выросла с 3,7 до 3,8%, а от ИП – с 1,1 до 1,3%. При этом 36,5% организаций и 35,1% ИП, применяющих УСН, расположены в Минске. Однако доля поступлений «упрощенцев» в столичный бюджет составляет всего 4,4%. Меньше только в Гродненской области – 3,7%. В тоже время в других регионах удельный вес налогов от субъектов, применяющих УСН, гораздо выше: в Брестской области – 8,2%, Витебской – 5%, Гомельской – 4,9%, Минской – 6,5%, Могилевской – 7,2%.

ПВТ

Резиденты ПВТ внесли в прошлом году в бюджет 418 млн. рублей – на 38,3% больше, чем в 2019-м, тогда как число резидентов парка за год выросла более чем на треть – с 715 до 962.

За год доля поступлений от резидентов ПВТ в налоговых платежах в бюджет выросла с 1,13% до 1,54%. При этом в среднем сумма налогов на одного плательщика почти не изменилась: 434,5 тыс. рублей против 423 тыс. годом ранее. Разумеется, здесь сказалось, что треть компаний «въехали» в парк только в 4-м квартале. Если в январе-сентябре прошлого год в парке прибавился 161 резидент, то за сентябрь-декабрь – еще 86.

Традиционно, большая часть резидентов парка находится в Минске. Здесь числятся 861 компания – 89,5% общего числа. При этом их доля в налоговых поступлениях столицы за год выросла с 2,14 до 2,86% – всего 380,4 млн. рублей. В остальных регионах число резидентов ПВТ минимально: от 33 в Минской области до 7 в Могилевской, а их доля в пополнении областных бюджетов колеблется от 0,44% в Брестской и 0,36% в Гомельской области до 0,17% в Минской и 0,2% в Могилевской областях.

СЭЗ

В очередной раз подвели казну свободные экономические зоны. Хотя число их резидентов выросло с 406 в 2019 г. до 432 в 2020-м, бюджет не только не получил с них ничего, но еще и вернул 36 млн. рублей – возмещения НДС и возврата налога на прибыль. Для сравнения, в 2019 г. резиденты СЭЗ уплатили хотя бы 77,9 млн. рублей. В частности, по итогам прошлого года только резиденты СЭЗ Минска уплатили 68,5 млн. рублей (что, впрочем, даже в текущих ценах на 2,7% меньше, чем годом ранее), Брестской СЭЗ – 27,6 млн. (на 40% меньше). В то же время резиденты СЭЗ Витебской области вернули 7,2 млн. руб., Гродненской – 71,5 млн., Гомельской – 62,4 млн., Могилевской – 39,8 млн. (втрое больше, чем год назад). Отличилась только СЭЗ Минской области, резиденты которой увеличили поступления более чем вдвое до 48,7 млн. рублей. заметим, что за год резидентов прибавилось во всех зонах, кроме «Гомель-Ратон», где их числе не изменилось, и Минска, где стало одним резидентом меньше.

***

Помнится, 2 года назад, главным условием при подготовке новой редакции Налогового кодекса было сохранение неизменными доходов бюджета. А потому большинство предложений бизнес-сообщества, направленных на снижение налоговой нагрузки, отклонялись как нежелательные и несвоевременные. Правда, было обещано налоговую нагрузку не увеличивать, новые налоги не вводить, ставки имеющихся – не повышать, а через пару лет подготовить новый кодекс. Срок вышел, но о реальной налоговой реформе речь больше не идет. В планах правительства на ближайшие 5 лет «упрощение структуры налоговой системы, расширение налогооблагаемой базы по основным налогам, в том числе посредством отмены неэффективных налоговых льгот, упрощение налогового администрирования в целях обеспечения простоты исчисления налогов, достижения их 100-процентной собираемости, поддержания налоговой нагрузки на экономику на уровне не более 26% к ВВП" (то есть, на прежнем уровне).

Для начала ставки ряда налогов уже «точечно» увеличились под предлогом изыскания средств на борьбу с пандемией COVD-19 и восстановления социальной справедливости. Возможно, это не повлечет существенного роста налоговой нагрузки, но ни ее снижения, ни справедливого перераспределения тоже не принесет. Конечно, сохранение налогового бремени на прежнем уровне, которое с учетом ФСЗН куда выше, чем декларируется и больше, чем в соседних странах, будет отрицательно сказываться на деловой активности, динамике производства и ВВП. Но властям деньги для уплаты долгов и содержания репрессивного аппарата сейчас гораздо нужнее, чем проценты роста экономики, приток инвестиций. А развитие частного сектора вообще отошло на задворки государственных интересов. Однако, чем больше государство будет выжимать сегодня из с помощью налогов и штрафов, тем меньше оно получит завтра и в последующие дни. Ведь чем выше налоговое бремя, не обеспеченное встречным потоком качественных общественных благ и услуг, тем меньше у бизнеса и населения желания ее нести. Поэтому сокращение числа налогоплательщиков и «урожая» с них неизбежно. Особенно заметны такие процессы будут в наиболее мобильных сегментах, например, у субъектов МСП, физлиц и ИП-плательщиков единого налога, в торговле и сфере услуг.

Это и есть классическая налоговая ловушка. Вход свободный, выход стоит очень дорого…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью