КАК МЫ ЖИВЕМ ПОЧТИ НА ОДНУ ЗАРПЛАТУ


Если посмотреть невооруженным глазом на структуру доходов населения Беларуси, сразу видно, что абсолютное большинство белорусов живут в XXI веке на зарплату и пенсии. Доходы от предпринимательства в меньшинстве, их доля неуклонно снижается все последнее десятилетие, а на собственности у нас особо не наживешься.

Время от времени белорусы пытались выбраться из привычной колеи. Но не вышло. И колея увела в другую сторону. По данным Белстата доля доходов от предпринимательской деятельности снизилась с 15,4% в 2000 году до 7,4% в 2020-м, то есть в 2 раза. Интересно, что все это время Всемирный банк в своем рейтинге Doing Business прекраснодушно констатировал улучшение нашей деловой среды. Но, бесстрастная статистика показывает, что рейтинговые достижения на структуру доходов белорусов почему-то никак не влияют. И даже не мешают экономике пребывать в затяжной стагнации, то и дело срываясь в рецессию.

С доходами от собственности еще хуже: их доля в 2010-2015 гг. росла, а потом покатилась вниз. Не подумайте, что какое-то раскулачивание случилось – доходной собственностью наша публика не очень обременена. Просто ставки банковских депозитов после долгого периода инфляционного роста пошли вниз. Эпоха массовых пассивных инвестиций закончилась, а на более сложных финансовых инструментах зарабатывают лишь рантье-одиночки. На общем фоне их доходы – в масштабах статистической погрешности. Есть, конечно, ненаблюдаемые статистикой доходы, в т.ч. нелегальные, но это отдельная тема.

По данным Белстата, полученным в ходе переписи 2019 года, из 4,83 млн. занятого населения в республике 93,3% – наемные работники (4,5 млн), 5,6% – лица, работающие на индивидуальной основе (индивидуальные предприниматели, ремесленники и тп. – 269 тыс.), 0,8% – работодатели (в том числе собственники, учредители – всего 40,7 тысяч). Все мы/они от чего-нибудь зависимы, но большинство – побольше, а некоторые – поменьше.

Зато доля социальных выплат в общих доходах населения выросла с 19,4% в 2000 году до 24,2% в 2016-м и 23% в прошлом году. Это даже существенно выше, чем во времена СССР – помнится, в 1985 году она составляла всего 16,3%. С 2017 г. соцвыплаты немного потеснила заработная плата, которую стали накачивать «волевыми» методами, не обращая внимания на адекватность этого роста производительности труда.

Таким образом, за 20 лет значительно выросла зависимость белорусов от того, что даст государство. Разумеется, на пенсии, пособия, стипендии и прочие социальные выплаты оно берет деньги у нас же самих: в полной уверенности, что отнимать и делить – гораздо более важная арифметика, чем складывать и умножать. Зависимость заработков наемных работников от государства тоже велика. Во-первых, поскольку велика доля занятых в госсекторе, хотя она и снизилась за 5 лет с 49,6 до 42,7%. Во-вторых, потому что государство так или иначе регулирует многие «зарплатные вопросы»: прямо, например, устанавливая соотношение заработков руководителей и остальных работников, или косвенно – мерами налоговой и социальной политики.

Такая зависимость – наилучшая узда для электоральных предпочтений и политической активности трудящихся масс. А если возникает смутное подозрение, что частный сектор перетягивает на себя сколько-нибудь заметную часть доходов, чиновники ему тут же урежут аппетиты. Инструментов для этого предостаточно: повышение налогов и штрафных санкций для предпринимателей, ограничения, запреты, отмена льгот, ужесточение контроля и неравной конкуренции. Чем явственнее становится проигрыш госсектора в экономике, тем активнее становится использование таких инструментов. Следовательно, нынешние попытки увеличить налоговое бремя – неизбежный шаг властей в стремлении любой ценой сохранить экономическую модель, обеспечивающую такую структуру доходов. Если, конечно, это не совершенно случайное совпадение...


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью