Как государство собирается помогать бизнесу в кризис

Основной лозунг белорусских властей сегодня – экономика должна работать, несмотря ни на какую пандемию. Частный бизнес пытается понять, поможет ли ему государство выжить или будет равнодушно смотреть, как предприниматели барахтаются в волнах «идеального шторма».

Пока сигналы поступают столь противоречивые, как будто власти затеяли игру в «плохого и хорошего полицейского».

«Тут у меня формула Трампа, – заявил 31 марта глава государства. – Мне очень понравилось, когда он так откровенно сказал, что если мы не начнем немедленно работать (к американцам обратился, где печатают этот доллар, первая экономика в мире), то людей умрет больше от безработицы и голода, чем от коронавируса…. Надо работать и спасаться от этого кризиса, как только можно».

Между тем, в США, что бы ни говорил их президент, действуют весьма жесткие карантинные меры. Кроме того, Трамп без разговоров подписал предложенный конгрессом США закон о программе помощи для американского бизнеса и населения на 2,2 трлн. Власти США, государств Евросоюза и многих других стран пытаются по мере сил поддержать крупные и малые компании, теряющие своих клиентов и вынужденные останавливать деятельность на время карантина или локдауна, помочь людям, теряющим работу.

Не секрет, что в Беларуси недостаточно финансовых резервов даже при благоприятных обстоятельствах, не говоря уже о нынешнем экстриме. Только за февраль-март ЗВР уже сократились на 16,3%. Таким темпами к зиме можно вообще без резервов остаться. Сколько всего потребуется ресурсов, чтобы смягчить ожидаемый обвал экономики и сохранить пресловутую стабильность, подсчитать сложно.

«Неординарный пакет» поддержки секторов белорусской экономики, где работают около 550 тысяч человек, на сумму 110 млн. рублей, обещанный премьер-министром Сергеем Румасом, как и все остальные заготовки, явно охватит далеко не всех.

Во-первых, заявленная сумма – скромная во всех отношениях. В абсолютных цифрах ее почти не видно на фоне $5 трлн, выделяемых в мире на борьбу с коронавирусом и его последствиями. В относительных цифрах все тоже скудновато. Скажем, в Германии направляется более 1/3 ВВП, в США – 12,4%, Италия, Испания, Нидерланды, Дания, Польша, Португалия, Ирландия и Чехия – не более 2%, Австрия, Австралия, Греция, Израиль, Канада, Швеция и Эстония – от 5 до 10%, Россия —1,2%. При этом речь идет не о «печатании новых денег», а о перераспределении в пользу наиболее пострадавших имеющихся реальных доходов общества. А поскольку те и без того сокращаются, всем придется обеднеть, а некоторые вообще не переживут нынешний кризис – во всех смыслах. Спасать экономику, подвергая неоправданному риску жизни людей, желающих немного.

Заявленные у нас 110 млн на «прямые меры бюджетно-налоговой поддержки» – это около 0,085% ВВП (вместе с ранее выделенными медицине 2,35 млн. рублей). Возможно, в дальнейшем сумма вырастет, но пока это в 6 раз меньше, чем потрачено в прошлом году на Европейские игры.

Бюджетную «кубышку» власти берегут для более важных дел. Сокращать госрасходы, несмотря на перспективу ощутимого уменьшения бюджетных доходов, власти пока не намерены – это единственный шанс удержать экономику на плаву. К примеру, постановлением Совмина от 30.03.2020 № 174 лимит нерыночного кредитования госпрограмм увеличен на 200 млн. рублей — до 940 млн. Эти деньги пойдут на финансировании поставок белорусской техники на внутреннем рынке, в т.ч. сельхозорганизациям. То есть, госсектор уже получает вдвое больше, чем «антикризисный» пакет, обещанный премьер-министром.

Предполагается, что предприятия некоторых отраслей получат беспроцентный налоговый кредит – отсрочку уплаты во 2-3 кварталах местных налогов (на землю, на недвижимость, налог при «упрощенке), арендной платы за земельные участки, находящиеся в госсобственности. Правда в 4-м квартале эти налоги придется уплатить до конца текущего года. Малому бизнесу, не слишком обремененному недвижимостью, это не очень поможет. К тому же те, у кого сейчас падает выручка, налогов с нее много и так не заплатят. Гораздо весомее будет помощь отдельным крупным предприятиям, которым обещано сокращение сроков возврата из бюджета вычетов по НДС.

Вероятно, всем опять разрешат списывать убытки от очередной девальвации не сразу, а «размазывать» курсовые разницы на финансовые результаты на несколько лет. Особая милость – позволение включать в затраты, учитываемые при налогообложении, расходов на санитарно-противоэпидемиологические и ограничительные мероприятия. О возможности хотя бы частичной компенсации этих расходов из бюджета никто даже не заикается.

Выступая 3 апреля в Смолевичах, президент ясно дал понять, что поддерживать будут в первую очередь госпредприятия. К примеру, БелАЗ, которому трудно сбывать свою продукцию, или Белавиа, которому стало некуда летать. Кое-какие шансы, возможно будут и у тех, кто продемонстрирует, что пытается сохранить свой бизнес».

«Не хочу сказать, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Но настало время кубышечку развязать, вложить в бизнес те запасы, которые есть, — заявил А.Лукашенко. Тем, кто «сложил руки» и деньги в офшорах, предлагается не ждать, пока государство ему обеспечит «светлое будущее», а шевелиться самим: «твой бизнес, ты его спасай».

«Подставить плечо» президент обещал только «если у нас будет такая возможность».

Очевидно, что производители продовольствия и товаров первой необходимости ни в какой поддержке не нуждаются – на их продукцию сейчас самый спрос. Впрочем, если у госпредприятий есть проблемы со сбытом, государство им все равно будет помогать – они же градообразующие, там тысячи людей работают. Тысячам мелких частных компаний, где, между прочим, работают в совокупности тоже тысячи людей, придется выживать самостоятельно.

Обеспечение населения бензином, хлебом, картошкой и пенсиями кажется власти достаточным условием для удержания социально-политической стабильности. Она сохранится, если основная масса населения будет более-менее сыта и обеспечена.

Нужны весьма веские аргументы, чтобы доказать властям необходимость всех тех мер, которые перечисляются в челобитных деловых союзов. Гипотетические потери бизнеса начальство не волнуют (сами себя сначала поддержите). Вот если эти потери, а следом массовые закрытия компаний и увольнения работников станут реальностью, власти забеспокоятся. Но пока они надеются, что недовольство населения (опять-таки пока гипотетическое) удастся направить сначала против окружающего мира, охваченного «психозом», а затем – против собственного бизнеса, который не желает заботиться о людях. В последних выступлениях президента этот тренд четко виден: «пусть бизнесмены, так называемые малые и средние, не обижаются».

Действительно, с какой стати помогать каким-то частникам? Туризм, HoReCa, бытуслуги, консалтинг явно не тянут на ключевые отрасли, на которых держится экономика, а ретейл и так выкрутится – как всегда. Недовольство «вшивых блох» и офисного планктона вертикаль не пошатнет – на баррикады эта публика не полезет. К тому же часть предпринимателей и их работников очень благодарны президенту за отсутствие карантина. Это оставляет кое-какие шансы на выживание сфере услуг, где спад заметен больше всего. Шансы выжить за счет «кубышки» есть лишь там, где у владельцев есть другие бизнесы, с которых можно перебросить деньги на оставшиеся без выручки проекты.

То ли дело, промышленность, сельское хозяйство, строительство, где доминирует государственная собственность. Но в нынешних условиях может оказаться, что, несмотря на всю господдержку, эти предприятия все равно сократят объемы производства и окажутся не локомотивами, вытягивающими страну из кризиса, а генераторами новых долгов и убытков. Такое уже не раз случалось в прошлые годы. Теперь нет никаких гарантий, что в ближайшие месяцы курс рубля и прочие факторы не ухудшатся. Напротив, ситуация на мировом нефтяном рынке будет расшатывать российскую экономику, которая потянет за собой и Беларусь. Ведь внутренний спрос у нас довольно ограниченный, а с экспортом при нынешнем обвале глобальной экономики всякое может случиться. Из-за пандемии во всем мире вводятся ограничения, появляются перебои производстве и логистике, падение спроса порождает протекционизм. Причем на сей раз выручать отбившегося от интеграции союзника Кремлю ни к чему. Так что выбираться из кризиса, уцепившись за хвостик восточного соседа, сейчас не получится.

В прошлом вину за все неприятности чиновники валили на внешние условия. Теперь на коронавирус тоже можно свалить не только новые, но и все старые экономические проблемы, а заодно «открутить» назад либерализационные поблажки и усилить административный прессинг. Что в сфере ценообразования уже происходит.

Пока неясно, по каким критериям чиновники определят, что бизнесмен «из своих запасов» что-то инвестировал в свой бизнес, искал новые пути для работы и диверсифицировался, чем заслужил право «приходить к государству». Но сочинить подходящую формулу – дело техники. Для начала правительство уже порадовало бизнес запретом увеличивать цены свыше 0,5% в месяц – под угрозой закрытия торговых объектов.

Владельцам частных компаний, которые не пожелают расставаться «кубышкой», вообще ее не имеют или по иным причинам не впишутся в антикризисные формулы властей, придется рассчитывать только на себя. Сотрудникам таких компаний, которых оправят в неоплачиваемые отпуска или уволят, тоже придется рассчитывать только на себя – если власти не удосужатся хотя бы повысить пособия по безработице до цивилизованного уровня и отменить «тунеядский» декрет № 3. Подсчитав и прослезившись, немало людей заподозрит, что государство, и которое не помогает и не защищает нас в трудное время, не окупает те налоги, за которые мы все его содержим. Кое-то даже решит, что не очень-то им нужно такое государство. Тогда уж пусть оно не обижается…

Оригинал

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com