КАТАЙТЕСЬ ЗА СВОИ

МНС предупреждает: его сотрудники отлично знают, что аренда личного автомобиля кое-кому кажется шикарным способом налоговой оптимизации. Если кое-где у нас порой учредители и руководители в упор не различают свой карман с корпоративным и пытаются переложить личные расходы на компанию, их ждет неприятный сюрприз.

Не секрет, что помимо зарплаты и дивидендов есть другие способы обогащения. Один из самых распространенных – содержание личного автотранспорта за счет фирмы. Чего проще: заключаем договора аренды личных автомобилей и ездим в свое удовольствие. Как по казенным делам, так и по собственным. Как вариант – «арендуются» машины не только директора и/или учредителя, но и всей родни.

Теперь это не только модный метод «оптимизации», но и пример № 7 корректировки налоговой базы, применяемой налоговыми органами:

Организацией неправомерно списаны на затраты, участвующие при налогообложении, суммы израсходованного топлива и арендной платы за использование арендованных автомобилей у индивидуального предпринимателя (далее – ИП) и физического лица, являющихся родственниками учредителя и директора проверяемого субъекта соответственно. В ходе проверки собраны доказательства, подтверждающие, что арендованные автомобили фактически не участвовали в финансово-хозяйственной деятельности организации и не использовались ее работниками, а фактически находились в личном пользовании учредителя данной организации и самого ИП-арендодателя.

Конечно, заключать договора аренды личного имущества, в т.ч. автомобиля никто не запрещает. Как и возлагать на арендатора оплату расходов на содержание арендованного имущества. То есть, бензин, техосмотр, страховку, ремонт, шины вполне может оплачивать компания – статья 617 ГК прямо позволяет.

Только не надо излишеств. Да, есть двойной профит. Во-первых, стоимость топлива и прочие расходы по содержанию автомобиля, повешенные на «арендатора», подоходным налогом не облагаются (подп. 2.6 п. 2 ст. 13, подп. 1.1 п. 1 ст. 196 НК). В придачу, еще и арендную плату можно в карман положить. Не зря же аренда – возмездный тип договора. Правда, подоходный налога заплатить придется, зато отчисления в ФСЗН не требуются – еще одна экономия. Во-вторых, все эти расходы уменьшают налогооблагаемую прибыль (п. 1 ст. 169, п. 1 и 2 ст. 175 НК), а НДС принимается к вычету.

Особый бонус – можно обходиться без путевого листа. При некоммерческих перевозках, в т.ч. при использовании личных автомобилей в служебных целях, это разрешили еще 5 лет назад. А с 26 февраля 2018 г. разрешается выполнять любые автомобильные перевозки без оформления путевых листов (подп. 4.5 декрета от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства»).

Просто праздник какой-то.

Так и живут счастливые оптимизаторы, блаженствуя в презумпции своей добросовестности. Пока на нее не покусятся налоговики во время очередной проверки.

И тут оказывается, что благословенный декрет № 7 не отменяет требование ст. 10 Закона от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности» оформлять каждую хозяйственную операцию первичным учетным документом. Собственно, таковыми путевые листы никогда и не были. Это сугубо транспортный документ, в нем не предусмотрены стоимостные показатели израсходованных ГСМ.

Нормы п. 82 Инструкции по бухгалтерскому учету запасов, утв. постановлением Минфина от 12.11.2010 № 133, утверждавшие, что основанием для списания на затраты топлива, израсходованного автомобилем, являются накопительные ведомости данных путевых листов о фактическом расходе ГСМ или карточки учета расхода топлива за отчетный период, устарели только насчет упоминания путевых листов. Сами ведомости или карточки все равно вести приходится. А откуда берутся для их заполнения данные – из путевого листа или какого-то другого документа, не столь важно. Хотите, сами изобретайте, хотите – старые формы применяйте. Если не позаботились, в правомерности включения расходов на содержание автомобилей в затраты проверяющие обязательно усомнятся.

Не так уж трудно проанализировать даты и время заправки автомобилей, километраж, графики рабочего времени. Частенько тут выясняется, что арендованная машина то и дело заправлялась в нерабочее время, зато директор и другие сотрудники, чья работа никак не носит разъездной характер, «намотали» за месяц столько километров, как будто таксовали сутки напролет без выходных. Такой неправдоподобной транспортной активности хватит, чтобы доказать использование автомобиля в чем угодно, кроме предпринимательской деятельности.

Если за арендованным автомобилем закреплен работник фирмы, то налоговики не преминут побеседовать с ним по душам. Хорошо, если юнак будзе стойка трымацца на дапросе. А то ведь наболтает, как возил в рабочее время жену учредителя в спа-салоны и на шоппинг, тещу директора в выходные – на дачу. Или вообще признается, что близко к этой машине не подходил и числится водителем/экспедитором чисто формально. Особенно если ему предъявят графики рабочего времени, из которых явствует, что «водитель» одновременно рулил порой двумя авто сразу или одним из них во время отпуска или больничного.

Натурально, итогом таких каминг-аутов станет корректировка налоговой базы: Стоимость ГСМ и иные расходы снимаются с затрат, «входной НДС» ؘ– с вычетов. Приходится доплачивать налоги со всеми причитающимися санкциями.

В придачу, с 2019 года при включении компенсации за использование имущества в служебных целях и арендной платы за транспортное средство в затраты, учитываемые при налогообложении прибыли, важно наличие разъездного характера работы (подп. 2.7 п. 2 ст. 171 НК). Так что прежде чем заключать договора и перекладывать расходы по содержанию авто на фирму, полезно заглянуть в Инструкцию о порядке, условиях и размерах выплаты компенсаций за подвижной и разъездной характер работы, утв. постановлением Минтруда и соцзащиты от 25.07.2014 № 70. Там, в частности, оговаривается, что разъездной характер работы устанавливается работникам, выполняющим работу на объектах, расположенных вне места постоянной работы, связанную с поездками сверх установленной продолжительности рабочего времени от места постоянной работы до места работы на объекте и обратно или связанную с регулярными служебными поездками в пределах обслуживаемого ими участка. А если функции работника не предусматривают разъездного характера работы, компенсация за износ и арендная плата по личному автомобилю (кто бы на нем ни ездил) включаются в состав прочих нормируемых затрат – в пределах суммарного норматива 1%.

Так что, гражданин оптимизатор, не участвует ваше арендованное имущество в предпринимательской деятельности, а потому суммы арендной платы и прочие затраты при налогообложении прибыли не учитываются согласно абз. 10 подп. 1.3 и подп. 1.22, п. 3 ст. 173 НК. Так что будьте добры сделать корректировочку налоговой базы и доплатить налог на прибыль. А если проверяющим приспичит покопаться дальше, то можно раскрыть тему притворной сделки, под личиной которой скрывалось получение липовым арендодателем доходов в натуральной форме. И если суд сочтет аргументацию налоговиков убедительной, то все расходы по содержанию автомобиля будут обложены подоходным налогом – в соответствии с п.2 ст. 200 НК. И не заикайтесь больше про презумпцию добросовестности.

***

– Так что ж это такое – горестно возопит наш оптимизатор – Вообще ничего нельзя! Закошмарили совсем. А где же либерализация?

– Либерализация-либерализацией, а за буйки заплывать не стоит. – ответит ему аудитор. – По личным делам лучше скромно кататься за свои. Это дешевле обойдется, чем потом налоговую базу корректировать…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com