КОМУ ВЫГОДНЫ НАЛОГОВЫЕ ГАВАНИ


Исследовательская группа Tax Justice Network (TJN) опубликовала рейтинг главных налоговых гаваней мира. Это исследование показывает, что страны, устанавливающие глобальные налоговые правила, делают больше всего, чтобы помочь корпорациям их использовать для своей выгоды.

В рейтинге лидируют заморские территории Великобритании – Британские Виргинские, Каймановы и Бермудские острова. Следом идут Швейцария, Нидерланды, Люксембург, Гонконг, остров Джерси, Сингапур и Объединенные Арабские Эмираты, впервые попавшие в десятку крупнейших офшоров.

Из стран бывшего СССР в рейтинге отмечены Эстония (38-е место), Латвия (42-е) и Литва (54-е). Другие постсоветские страны, в т.ч. Беларусь, в рейтинге не упомянуты.

Индекс корпоративной налоговой гавани – это рейтинг юрисдикций, наиболее активно помогающих транснациональным корпорациям недоплачивать корпоративный подоходный налог. Индекс корпоративной налоговой гавани тщательно оценивает налоговую и финансовую системы каждой юрисдикции, чтобы создать четкую картину крупнейших в мире факторов, способствующих глобальному злоупотреблению корпоративным налогом, и выделить законы и политики, которые политики могут изменить, чтобы уменьшить возможности их юрисдикции для злоупотреблений корпоративным налогом.

Юрисдикции ранжируются по значению индекса корпоративного налогового убежища (CTHI), которое рассчитывается по двум параметрам. Первый – рейтинг юрисдикции по шкале Haven Score (HS), оцениваемый по 20 индикаторам, характеризующим возможности для злоупотреблений в сфере корпоративного налогообложения налоговой и финансовой системы отдельных стран. Индикаторы убежища делятся на 5 категорий: самый низкий доступный корпоративный подоходный налог, лазейки и пробелы, прозрачность, недопущение избежания двойного налогообложения и агрессивность соглашения об избежании двойного налогообложения. Оценка проводится по 100-балльной шкале, где ноль означает отсутствие возможности для налоговых злоупотреблений, а 100 - неограниченные возможности для таких злоупотреблений. Индикаторы не имеют равного веса. Они сгруппированы в 5 категорий, каждая из которых имеет весовой коэффициент 20%. Окончательная оценка – среднее значение баллов по каждой категории.

Второй параметр – глобальный вес юрисдикции (GSW), оценивающий финансовую активность транснациональных корпораций в конкретной стране. Для оценки используются данные МВФ о прямых иностранных инвестициях в форме контрольного владения или акций юридического лица.

В 2019 году МВФ сообщил, что более 40% прямых иностранных инвестиций в мире были «фантомными». То есть призрачные ПИИ на общую сумму $15 трлн «проходят через пустые корпоративные оболочки» без «реальной деловой активности». Такие инвестиции не играют никакой производительной роли в странах, в которых они находятся. Вместо этого они перемещаются по всему миру исключительно для минимизации налогов ТНК.

Учитывая глобальный вес юрисдикции при оценке ее роли в предоставлении корпорациям возможности недоплачивать налоги, индекс CTHI выходит за рамки других «черных списков», оценивая, насколько юрисдикция допускает злоупотребления корпоративным налогом на практике, а не только на бумаге. В некотором смысле, рейтинг Haven Score показывает, насколько эффективны налоговые и финансовые системы, чтобы ТНК могли злоупотреблять налогами. А вес в глобальном масштабе показывает, как часто ТНК этими возможностями пользуются. В совокупности эти меры позволяют определить, какие юрисдикции являются наиболее разрушительными орудиями в наборе инструментов ТНК для злоупотребления налогами.

Объединение обоих параметров показывает, какая часть финансовой деятельности корпораций в мире подвергается риску налоговых злоупотреблений в отдельных странах.

Индекс корпоративной налоговой гавани в совокупности с индексом финансовой секретности Tax Justice Network дают всестороннюю оценку налоговых злоупотреблений в мире.

Более высокий рейтинг в индексе не обязательно означает, что национальное налоговое законодательство страны более агрессивно. Это скорее показывает роль каждой страны на практике в глобальном перемещении прибыли с целью уклонения от налогов. Например, юрисдикция с высокой налоговой агрессивностью, способствующей небольшому объему финансовой деятельности ТНК, такая как Ангилья (39-е место), находится ниже менее агрессивной с точки зрения налогов юрисдикции, которая является основным местом финансовой деятельности корпораций, например, Бельгия (16-е место).

Такой подход позволяет понять, почему у Беларуси мало шансов стать одной из мировых налоговых гаваней. Казалось бы, такие заманчивые льготы предлагаются, в том числе индвидуальные. Но если нет институциональных условий, завлечь зарубежный капитал в сколько-нибудь серьезных объемах нипочем не получится.

Интересно, что в обоих индексах, помимо традиционных офшоров, фигурируют ряд стран Евросоюза и некоторые другие. Например, в первой двадцатке рейтинга CTHI числятся Ирландия, Великобритания, Бельгия, Франция и Китай. Испания значится на 22 месте, Германия – на 23-м, США – на 25-м, Швеция – 26-я, Чехия – 37, Польша – на 52 месте.

Такие результаты вполне закономерны. ОЭСР как «клуб богатых стран, определяющих мировые правила корпоративного налогообложения», ответственен за 68% глобальных корпоративных налоговых злоупотреблений, утверждает TJN. По ее оценкам во всем мире из-за международных корпоративных и частных налоговых злоупотреблений ежегодно теряется более $ 427 млрд налогов. В целом это обходится странам в сумму, эквивалентную годовой зарплате почти 34 млн медсестер в год, то есть, половины медсестер мира. Из общей суммы 245 млрд потеряны из-за трансграничных корпоративных налоговых злоупотреблений транснациональных корпораций, которые перевели $1,38 трлн прибыли из стран, где они были получены, в налоговые убежища, где ставки корпоративного налога крайне низки или отсутствуют вовсе. Частные лица, уклоняющиеся от уплаты налогов, недоплатили $182 млрд, поскольку они хранят в офшорах финансовые активы на сумму более $10 трлн. При этом правила установленные ОЭСР в области международного налогообложения, не смогли выявить и предотвратить злоупотребления, в том числе в странах-участницах этой организации, а в некоторых случаях стимулируют отказ от налоговой прозрачности. Так, львиная доля ответственности за глобальные злоупотребления в сфере корпоративного налогообложения – 31% в мире и 45% среди стран ОЭСР – ложится на Великобританию и ее сеть заморских и зависимых территорий. По оценкам TJN эти юрисдикции ответственны за 29% всех корпоративных налоговых убытков, понесенных странами по всему миру – ежегодно почти $70 млрд. Следом идут Нидерланды (5,5%), Швейцария (5,1%) и Люксембург (4,1%). Эта четверка составляет «ось уклонения от уплаты налогов» и ответственна за 46% мировых рисков корпоративного налогового злоупотребления и 67% рисков в этой сфере, которые допускают страны ОЭСР и их зависимые страны.

Д-р Дередже Алемайеху, исполнительный координатор Нобелевской премии мира «Глобальный альянс за налоговую справедливость» заявил, что «доверять ОЭСР в свете результатов сегодняшнего индекса - все равно что доверять стае волков, которая построит забор вокруг вашего курятника».

Политика ОЭСР по защите от стран, допускающих вредную налоговую практику, не позволяет выявить почти все риски корпоративных налоговых злоупотреблений, задокументированные индексом CTHI. Между тем, именно эта политика является одним из четырех основных элементов набора глобальных правил, запущенных ОЭСР в 2015 году для борьбы с налоговыми злоупотреблениями, известного как План действий BEPS, и лежит в основе оценки и классификации стран, допускающих вредную налоговую практику. Напомню, Беларусь намерена присоединиться к некоторым мероприятиям плана BEPS в ближайшем будущем

Расчеты TJN показывают, что страны, оцененные ОЭСР как «безопасные», несут ответственность за 98% рисков налоговых злоупотреблений в мире и потерю $239 млрд корпоративным налогов, а отнесенные к категории «вредных» – всего 1% и 5 млрд. Tax Justice Network утверждает, что неспособность ОЭСР выявить вредные налоговые практики в своих рейтингах на практике подтвердила вредоносное поведение корпоративных налоговых убежищ.

Аналогично обстоят дела с «черным списком» офшоров, составляемым ЕС. В нем, по мнению TJN, не удалось идентифицировать подавляющее большинство факторов, способствующих глобальным налоговым злоупотреблениям. По расчетам TJN, юрисдикции, внесенные в «черный список» ЕС, несут коллективную ответственность всего за 1,72% мировых налоговых убытков (около $ 7 млрд потерянных налогов в год), а сами страны-члены ЕС –за 36% или более $154 млрд.

Попытки обновить черный список оказались «разочаровывающими»: ряд юрисдикций исключаются из него не в связи с проведением необходимых реформ, а благодаря политическим играм и «дипломатическому наступлению». В частности, в феврале 2021 г. из «черного списка» были исключены Каймановы острова, занимающие в рейтинге корпоративных налоговых убежищ 2-е место.

Исследование Tax Justice Network побудило ряд депутатов Европарламента призвать к пересмотру политического и непрозрачного характера, в котором был составлен черный список, с прозрачными критериями, которые отражают реальность глобального налогового злоупотребления и не освобождают страны ЕС автоматически

Ведущие экономисты и участники кампаний со всего мира призывают к замене налоговых правил ОЭСР более надежным и всеобъемлющим процессом. Так, группа высокого уровня ООН по международной финансовой подотчетности, прозрачности и честности (FACTI) недавно призвала к принятию налоговой конвенции ООН, чтобы установить глобальные стандарты справедливого и прозрачного налогообложения транснациональных корпораций.


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью