КОНКУРС САНКЦИЙ: в зоне корпоративного отчуждения


Коварный запад получил очередной достойный ответ на свои попытки расшатать нашу макроэкономическую и бюджетную стабильность. Вслед за иными мерами правительство РБ запретило отчуждать доли (акции) в уставных фондах 190 компаний инвесторам из стран, "совершающих недружественные действия".

В перечне, утвержденном постановлением Совмина от 01.07.2022 № 436, значатся 190 компаний и их иностранные участники (акционеры), которым запрещено отчуждать принадлежащие им доли (акции) в уставном фонде этих юрлиц. В частности, ограничения касаются 25 компаний с литовским капиталом, 22 с польским, 21 с немецким, 18 – с латвийским, 10 с эстонским, по 9 – с итальянским и чешским, 8 – с австрийским, по 4 – из Дании, Швейцарии, Нидерландов и Люксембурга, 3 с испанским, по 2 – с финским, французским, шведским и ирландским, 1 – из Новой Зеландии (в ряде компаний имеются инвесторы из разных стран). Под «раздачу попали также 25 компаний с инвесторами, зарегистрированными на Кипре, две – на Британских Виргинских островах, одна – на Гибралтаре. Заодно в списке числится ЗАО «Евроопт», акции которого принадлежат белорусскому ООО «Евроторг», которое само попало в перечень как принадлежащее кипрской компании.

Столь комплексный подход обеспечивается нормами указа от 14.03.2022 № 93 «О дополнительных мерах по обеспечению стабильного функционирования экономики». В нем под «лицами из иностранных государств, совершающих недружественные действия», понимаются иностранные лица, связанные со странами, включенными в перечень «недружественных», в том числе если такие иностранные лица имеют гражданство этих государств, местом их регистрации, местом преимущественного ведения ими хозяйственной деятельности или местом преимущественного извлечения ими прибыли от деятельности являются эти государства), и лица, которые находятся под контролем указанных иностранных лиц, независимо от места их регистрации или места преимущественного ведения ими хозяйственной деятельности. В свою очередь, в перечень «недружественных» стран, утвержденный постановлением Совмина от 06.04.2022 № 209, включены все 27 стран Евросоюза, а также Австралия, Албания, Исландия, Канада, Лихтенштейн, Новая Зеландия, Норвегия, Северная Македония, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии США, Черногория и Швейцария.

Акции компаний, попавших в перечень, будут блокироваться на счетах «депо» их владельцев по предписанию Минфина о наложении ограничений по распоряжению ценными бумагами. В случае внесения изменений в перечень Минфин будет выдавать предписание о наложении или снятии ограничений.

Вероятно, такая мера должна помешать иностранным инвесторам избавиться от белорусских активов. Однако в перечне числится всего 28 ОАО и 11 ЗАО. Остальные компании являются обществами с ограниченной ответственностью, у которых блокировать акции невозможно по причине полного отсутствия таковых. Очевидно о запрете на отчуждение долей в ООО придется заботиться местным властям, но это уже дело техники. Наверно, если кое-кто из попавших в перечень компаний сунется в исполкомы с поправками устава в части смены собственника имущества или изменения состава участников, якобы принятыми до опубликования постановления № 436, его ждет весьма холодный прием. Хотя кому-то, возможно, удастся проскочить. Напомню, на регистрацию изменений в устав у нас отводится 2 месяца.

Масштаб ограничений мог быть куда круче. Ведь на 1 января тг. капиталы из «недружественных» стран имелись в половине белорусских компаний с иностранными инвестициями (точнее, в 3111 из 6231). На них приходится 53,2% общей суммы вкладов в уставные фонды таких компаний (более 1,63 млрд.) и 52,9% накопленных инвестиций ($6,77 млрд).

Уловить логику выбора компаний и их инвесторов, попавших в перечень, очень трудно. Наряду с довольно крупными предприятиями здесь фигурируют те, кто на роль стратегических и градообразующих явно не тянет. А некоторые вообще принадлежат белорусским собственникам, хотя их владельцами числятся компании из соседних или вообще оффшорных стран. Впрочем, меры, предусмотренные указом № 93, могут применяться против любых компаний, прямо или косвенно контролируемых инвесторами из «недружественных» стран. Так что постановление № 436 вдребезги разбивает давно и тщательно выстроенные некоторыми белорусскими бизнесменами схемы минимизации рисков с помощью статуса компаний с зарубежным капиталом. Теперь не приходится надеяться на защиту гарантий, предусмотренных законом «Об инвестициях», международными соглашениями и прочими бумажками.

Вряд ли таким образом удастся удержать как зарубежный, так и отечественный капитал от намерений улизнуть из нашей страны. Во-первых, попытка помешать отдельным инвесторам выйти из состава владельцев белорусских компаний вряд ли остановит западные санкции и прочие геополитические безобразия. Во-вторых, шансы продать акции/доли большинства из этих компаний по сколько-нибудь приемлемой цене и раньше-то была сомнительной, а в нынешние времена и вовсе микроскопические. В-третьих, запрет на отчуждение акций и долей не может помешать бизнесменами принять другие меры. Например, кое-кто наверняка попытается вывести наиболее ликвидные активы из своих белорусских компаний, а то и просто ликвидировать их, в том числе через банкротство.

Конечно, власти попытаются этому помешать. Ранее Совмин постановлением от 19.03.2022 № 147 запретил вывоз из республики ряд товаров, включая различное оборудование, транспортные средства, комплектующие и т.п. Кроме того, указ № 93 наделяет правительство правом вводить сбор, а также специальную неустойку за досрочное расторжение договоров (кредитных, арендных и т.п.), инициированное иностранными организациями или гражданами из государств, принявших решение о введении специальных мер (санкций) в отношении белорусских юридических и физических лиц. Кроме того, Совмин может приостанавливать исполнение международных соглашений об избежании двойного налогообложения, заключенных с «недружественными» странами. Это лишит иностранных инвесторов возможности сэкономить на налогах с дивидендов, процентов, роялти и личных услуг. Но иные меры, в т.ч. предусмотренные указом № 93, и без того существенно затрудняют возможность таких выплат. С другой стороны, сэкономить на налогах также не смогут наши компании и граждане, получающие доходы за рубежом. К тому же, если Беларусь в одностороннем порядке приостанавливает соглашения, то не будут исполняться и предусмотренные ими взаимные обязательства об обмене налоговой информацией. Но тогда вполне вероятно, что иные несознательные граждане РБ, работающие в «недружественных» странах, начнут игнорировать обязанность декларировать свои зарубежные доходы. А поскольку договориться об автоматическом обмене финансовой информацией мы ни с кем так и не успели, проконтролировать заработки релоцировавшихся граждан будет затруднительно.

Не исключено, что вскоре мы увидим попытки творческого применения российского опыта, вроде уголовного пренследования за умышленное банкротство, введения внешнего управления на местных предприятиях, принадлежащих иностранцам и т.п. Впрочем, есть существенное отличие. В России подобные меры касаются всех инвесторов из "недружественных стран", а у нас – выбранных в ходе какой-то таинственной лотереи.

Однако подобные угрозы вряд ли будут эффективными. Из-за запрета на отчуждение акций/долей зарубежные инвесторы вообще могли бы не огорчаться – их шансы найти покупателя на свои белорусские активы и так выглядят микроскопическими. А если кое-кто пожелает прибрать к рукам столь плохо лежащее добро, несомненно найдется способ исключения из перечня – в индивидуальном порядке по особому ходатайству. Зато для многих бизнесменов и компаний принципиально важно дистанцироваться куда подальше от связей с Беларусью и Россией. Это вопрос деловой репутации, положения на финансовых рынках, отношений с западными регуляторами и банками. В придачу, демонстративный наезд на права инвесторов только подогреет их желание убраться с белорусского рынка подальше.

Поэтому западные компании просто спишут свои белорусские инвестиции и застрявшее в республике имущество в убыток, благо эти суммы очень мало повлияют на их финансовые результаты. А для некоторых бизнесменов действия властей станут еще одним аргументов в пользу релокации. Осбенно, если они предусмотрительно не отягощали себя всяким неликвидным барахлом

Для многих компаний сегодня уход из Беларуси и РФ оказался насущной необходимостью, причем не слишком затратной. Согласно исследованию Би-би-си, у большинства брендов, покинувших Россию, на нее приходилось меньше 10% выручки.

К примеру, у косметических брендов Clinique, MAC, DKNY (всеми управляет Estee Lauder), а также Bourjois, Max Factor, Wella (все под управлением Coty), кофейной сети Starbucks, джинсового гиганта Levi's на долю РФ приходилось менее 3% выручки, у производителей спорттоваров Adidas – 2% (вместе со всем СНГ), у Heineken, Nestle, Prada, Procter&Gamble – тоже по 2%, Puma и Paulig - менее 5%, Vans – 1%, H&M и ASOS – по 4%, для группы Inditex (бренды Zara, Bershka, Stradivarius, Pull&Bear, Oysho, Massimo Dutti) – 8,5% прибыли (до выплаты налогов и процентов по кредитам), Mango – 8%. Довольно скромно выглядит и потеря активов. Скажем, для McDonald's некритично лишиться 900 российских ресторанов из своей 40-тысячной империи, Inditex – потерять 500 магазинов из 6 тысяч или Uniqlo – 50 из 3500. Если для этих компаний потеря российского рынка и активов выглядит незначительной, то белорусского – и подавно. Они просто списывают вложения и имущество «застрявшие» в евразийском болоте, в убыток, сумма которого в общем объеме финансовых результатов ТНК выглядит несущественной. Мелкие инвесторы, разумеется, ощущают подобные убытки сильнее, но они их тоже не разорят. Гораздо хуже придется владельцам коммерческой недвижимости и транспортникам в РБ и РФ, лишающимся выгодных арендаторов и заказчиков.

Впечатляет и масштаб исхода. Скажем, в 70-е из ЮАР эпохи апартеида ушли 200 компаний за 5 лет, а сейчас из РФ по подсчетам специалистов Йельской школы бизнеса– около 1200 за 4 месяца. Сколько на самом деле ушло из Беларуси – достоверно неизвестно, но удержать их еще сложнее.

С другой стороны, компании, отреагировавшие на войну уходом или хотя бы сокращением своего присутствия в РФ и РБ, получили определенные бонусы. Недавние исследования консалтинговой фирмы Edelman и Йельской школы бизнеса показали, что, акции компаний, ушедших из России, чувствуют себя лучше, лояльность покупателей – выше, а их риск как потенциальных заемщиков – ниже, чем у остающихся. Рост курса акций и условия кредитования с лихвой окупают потери белорусского и российского рынка.

Авторы «йельского списка» сравнили, как с начала войны изменилась капитализация (стоимость всех акций на бирже) компаний, которые попрощались с Россией, сократили операции в этой стране или продолжают работать по схеме business as usual. Чем больше рыночная стоимость компании, тем больше был ее "вес" в подсчетах, то есть крупные компании сильнее влияли на результат. Например, капитализация компаний, ушедших с российского рынка сократилась примерно на 3%, тех, кто лишь снизил инвестиции, – на 7,6%, а оставшихся – на 12,6%. Еще нагляднее ситуация в потребительском секторе: здесь капитализация ушедших компаний упала менее чем на 1%, а оставшихся – на 11,5%. В придачу, по расчетам аналитиков вероятность дефолта ушедших или приостановивших операции в РФ компаний на долговом рынке вдвое ниже, чем оставшихся. У первых она оценивается в среднем в 16,6%, у вторых – 33,5%.

По мнению ученых, рыночная капитализация показательнее оценки разовых затрат из-за ухода. При прочих равных рост стоимости акций вполне может покрыть разовые потери из-за продажи торговых и производственных активов. Вероятно, "Евроторгу", "Алютеху" и другим подобным компаниям придется туго. Но Olvi PLC вряд ли станет сильно сокрушаться из-за "Лидского пива", а мистер Патрик не станет скучасть у себя в Ирландии из-за потери доли в ильичевской шерстомойке.

Зато ограничения и угрозы конфискации активов станут тем "самосанкциями", которые усилят изоляцию белорусской экономики. При этом решения иностранных компаний не иметь никаких дел с со странами, не соблюдающими никаких законов и правил, ни в бизнесе, ни в политике, будут гораздо масштабнее, дольше и больнее, чем официальные санкции запада. Риски, недоверие и неопределенность имеют для многих компаний конкретную цену, которую в будущем не сбить обещаниями скидок и преференций.


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью