КОНТУР И МАСТЬ ИНТЕГРАЦИОННЫХ КАРТ


Завеса тайны, окутывающей «дорожные карты» развития и углубления интеграционных процессов в рамках Союзного государства, приоткрылась в совместном заявлении глав правительств Беларуси и России. Оказалось, что в некоторых «картах» скрываются мероприятия, давно запланированные в разных соглашениях, заключенных ранее. Но изменение пределов интегрирования может дать несколько иные результаты.

Под маркой прослеживаемости

Например, интеграция информационных систем государственных контролирующих органов по прослеживаемости и маркировке товаров (карты № 9 и 10) предполагают синхронизацию подходов к функционированию соответствующих механизмов. Однако это предусмотрено и в рамках ЕАЭС. Так, Соглашение о механизме прослеживаемости товаров, ввезенных на таможенную территорию союза вступило в силу 3 февраля. Но в нем предполагается создание в каждой из стран ЕАЭС собственного сегмента общей системы прослеживаемости, куда вносятся данные о товарах на основе сопроводительных документов. Этот сегмент уже создан в Беларуси в соответствии с указом от 29.12.2020 № 496, а в России – законом от 9.11.2020 № 371-ФЗ.

В придачу, соглашение ЕАЭС предусматривает лишь обмен данными между странами союза, а в карте № 9 декларируется намерение осуществить «интеграцию информационных систем для автоматизации обмена данными». Если это означает сопряжение национальных программных комплексов, то российские налоговики смогут узнать все о движении через нашу страну товаров, подлежащих прослеживаемости. Правда у нас список таких товаров включает пока только холодильники и шины, fв РФ он гораздо обширнее. Так что здесь тоже потребуется унификация, а как далеко она зайдет еще неизвестно.

Технически несложно унифицировать перечни отдельных товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации в постановлении Совмина РБ от 29.07.2011 N 1030 и распоряжением Правительства РФ от 28.04.2018 № 792-р. Возможно интеграция информационных систем по маркировке товаров несколько облегчит доступ белорусских товаров в РФ, но и российских – к нам. Возможно это отчасти компенсирует расходы по унификации порядка маркировки в обеих странах, но пока у бизнеса с ней одни хлопоты и множество недоразумений.

Меняем унификацию на гармонизацию

Еще интереснее выглядит карта № 11: гармонизация налогового и таможенного законодательства и сотрудничество в таможенной сфере. Здесь стороны договорились заключить международные договоры об общих принципах налогообложения по косвенным налогам. Это довольно неожиданно. Два года назад речь шла об унификации налоговой системы в целом и даже принятии единого Налогового кодекса. Помнится, в августе 2019 глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин жаловался, что «единый кодекс — вопрос-глыба, который нужно будет сдвинуть». И мы ему вполне сочувствовали.

С тех пор сменились и министры, и сама концепция. По-видимому, авторам «дорожных карт» не по силам оказалась ни глыба, ни ряд отягощающих ее вопросов, о которых я писал ранее. Так что союзники решили не перенапрягаться и вместо унификации, т.е. создания единообразных норм законодательства, ограничиться гармонизацией, т.е. сближением своих правовых систем до какой-то степени без приведения нормативных актов в точное соответствие. По крайне мере, пока. Правда, премьер-министр Беларуси Роман Головченко на заседании союзного Совмина заявил, что подготовленный правительствами пакет документов "направлен на реализацию единой финансовой, налоговой, кредитной, ценовой, торговой политики". Но, судя по опубликованному заявлению правительств РБ и РФ, речь более не идет ни о едином кодексе, ни об унификации порядка исчисления налогов на доходы и собственность компаний и граждан, применения УСН и иных особых режимов налогообложения. Следовательно, в каждой из стран будут свои размеры вычетов, налоговые льготы, правила контроля и санкции за нарушение налогового законодательства. Сохранятся по-видимому льготы, установленные для отдельных секторов, отраслей, территорий, в т.ч. в белорусских ПВТ и «Великом камне», СЭЗ и т.п., а также в российских территориях опережающего социально-экономического развития и специальных административные районах. Может быть что-то из проблем и задач, которые перечислялись здесь, мог бы решить если не единый, то хотя бы модельный кодекс или некие аналоги директив ЕС. Но для такой гармонизации у кого-то в Минске или Москве должен заваляться в рукаве подходящий джокер. Или понадобится новая колода "дорожных карт".

«Теперь необходимо оперативно подготовить к подписанию договор об общих принципах налогообложения по косвенным налогам и внедрить интегрированную систему их администрирования», заявил премьер-министр РФ Михаил Мишустин на заседании союзного Совмина.

Вообще-то такие принципы уже закреплены в ст. 72 Договора о Евразийском экономическом союзе. Да и других документов было немало. Еще в 1998 г. странами СНГ было заключено Соглашение о принципах взимания косвенных налогов. Позднее наша страна подписала двусторонние соглашения отдельно со всеми странами содружества, в т.ч. в 2004-м – с РФ, а в 2008-м – такое же соглашение в рамках таможенного союза. В придачу имеются протоколы о порядке взимания косвенных налогов в таможенном союзе 2009 г. и отдельно с РФ 2007 г. В рамках договора о ЕАЭС подписаны протоколы об обмене информацией в электронном виде между налоговыми органами, а также Соглашение о принципах ведения налоговой политики в области акцизов на табачную продукцию. По акцизам на алкоголь и нефтепродукты странам-участница ЕАЭС до сих пор договориться не удалось.

Здесь существует множество противоречий. К примеру, сейчас в Беларуси самые низкие ставки акцизов на сигареты, что обеспечивает им колоссальное конкурентное преимущество. Запланированное помянутым соглашением повышение с 2024 г. ставок акцизов несколько подрывает эти позиции, а более жесткая унификация способна буквально уничтожить белорусских производителей, а следовательно — отечественный бюджет.

Еще один нюанс – создание совместного Комитета Союзного государства по налоговым вопросам. Однако это будет лишь консультативный орган. Такой статус явно не тянет на статус наднационального регулятора.

Нынешний глава Минэкономики РФ Максим Решетников заверил, что планы карты № 11 не приведут к повышению налоговой нагрузки — речь идет о снижении возможности «пользоваться разной интерпретацией законодательства». Что ж, его предшественник обещал нечто помасштабнее.

Пока не совсем ясно, как будет выглядеть интегрированная система администрирования косвенных налогов двух стран. Если она решит проблемы подтверждения права на нулевую ставку НДС, то это сильно облегчит жизнь белорусских экспортеров. А если дело ограничится ликвидацией некоторых схем ухода от налогов, кое-кто серьезно пострадает.

С другой стороны, если унификация косвенных налогов поможет получить у россиян компенсацию за их налоговый маневр в нефтяной сфере, это будет неплохое подспорье для белорусской казны. Но дойдет ли дело до «отрицательного акциза» мы узнаем еще не скоро –все зависит от конкретного содержания дорожных карт и еще больше – от их фактической реализации на практике.

Как обращается отчетность

Довольно странно выглядит формулировка карты № 26 насчет договоренности «о создании условий для обращения сопоставимой консолидированной финансовой отчётности хозяйствующих субъектов» и «доступе заинтересованных лиц» к этой отчётности. Надеюсь «обращение» тут подразумевает лишь составление и предоставление и не более. Что касается доступа, то с ним вроде бы проблем быть не должно, хотя Правда нормы законодательства Беларуси и России в отношении составления и публикации финансовой отчетности, в т.ч. консолидированной, несколько различаются. Правда с соблюдением есть некоторые проблемы – иные компании попросту игнорируют требования публиковать отчетность, а регуляторы смотрят на это весьма снисходительно.

С одной стороны, в карте речь идет почему-то только о консолидированной отчетности. Ее составляет относительно узкий круг компаний, причем их состав в белорусском законе "О бухгаллтерском учете" и российском законе "О консолидированной финансовой отчетности" существенно различается.

С другой стороны, договор о ЕАЭС уже предусматривает гармонизацию требований по регулированию и надзору профессиональных участников банковского, страхового и финансового рынков в требований к бухгалтерской (финансовой) отчетности на основе Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО). Интересно узнать, что понимается в карте № 26 под «сопоставимостью»? Будет ли она обеспечиваться применением МСФО или планируется изобрести некие свои стандарты? Если первое, то понятно. Если второе, то на что больше ориентируемся: на российские ПБУ (которые значительно приближены к тем же МСФО) или белорусские стандарты, инструкции и указы, допускающие манипуляции, позволяющие приукрашивать по мере надобности финансовые результаты? Возможно, российским чиновникам такие инструменты тоже понравятся.

*****

Вряд ли эти шаги сделают белорусскую экономическую модель более рыночной или менее административно-командной. Никакие правила предоставления отчетности и налогообложения здесь ничего не меняют. Зато интеграция систем прослеживаемости и взимания косвенных налогов позволят отслеживать из Москвы товарные и денежные потоки Беларуси, причем как внешние, так и внутренние. Это еще не контроль, но возможности Кремля влиять на белорусскую экономику существенно вырастут.


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью