Курсовые разницы в налоговом учете можно отложить так же, как в бухгалтерском


В ближайшие два года белорусские коммерческие организации смогут списывать курсовые разницы на внереализационные доходы и расходы, учитываемые при исчислении налога на прибыль. Соответствующие поправки внесены указом от 18.02.2021 № 51 в указ от 12.05.2020 № 159 «О пересчете стоимости активов и обязательств.

Напомню, в первоначальной редакции указа № 159 разрешалось суммы разниц, образующиеся с 1 января 2020 г. по 31 декабря 2022 г. при пересчете в рубли выраженной в иностранной валюте стоимости активов и обязательств относить на доходы (расходы) будущих периодов и списывать на доходы (расходы) по финансовой деятельности в порядке и сроки, установленные руководителем организации. Крайний срок списания – не позднее 31 декабря 2022 г.

Таким образом, указ № 159 позволял организациям «улучшать» свои финансовые результаты. Достаточно не признавать в течение трех лет убытки от девальвации, а «размазывать» их до конца 2022 года. Правда, когда веревочка кончит виться, накопившие курсовые разницы все равно обрушат прибыль (если она вообще появится), но это еще когда будет. Нам бы только квартал простоять, да год продержаться.

Подобные указы принимались и раньше, но в прошлом году появилось оригинальное отличие. Для целей налогообложения курсовые разницы полагалось списывать в состав внереализационных доходов и расходов по одному из двух вариантов, разрешенных Указом от 31.12.2019 № 504. Первый – в том месяце, когда они возникли, то есть, в соответствии с подп. 3.20 ст. 174 и подп.3.26 ст. 175 НК, а второй – в последнем отчетном периоде соответствующего календарного года. В результате законодатели загнали бухгалтеров в запутанный лабиринт норм кодекса и двух указов, на выходе из которого курсовые разницы в бухгалтерском и налоговом учете пришлось бы учитывать по-разному. В придачу из-за такого расхождения по мере перепадов валютных курсов возникают то налогооблагаемые, то вычитаемые временные разницы, а следом – отложенные налоговые активы или обязательства. Это сулило бухгалтерам дополнительные хлопоты, которые никто не любит.

Поэтому неудивительно, что желающих так мучиться было немного. По данным Минфина во II–III кварталах прошлого года порядком, установленным указом № 159, воспользовались всего 178 организаций из 1916, представивших информацию по курсовым разницам, т.е. 9,3% респондентов. При этом у 91 организации на 30 сентября 2020 г. срок списания курсовых разниц не наступил, но их остатки в составе доходов и расходов будущих периодов оказались практически равны. Поэтому есть шансы, что распространение действия указа № 159 не очень сильно отразятся на доходах бюджета, уверяют авторы указа. Добавлю – если тенденция равновесия положительных и отрицательных курсовых разниц сохранится. Правда, сбудется ли эта надежда и как далеко зайдут девальвационные процессы можно лишь гадать – прошлогоднее ралли рубль/доллар униматься и в этом году не собирается.

Зато вот последствия прошлогодней девальвации уже очевидны. За 1-й квартал 2020 года сальдированный чистый убыток белорусских предприятий превысил 5,8 млрд. рублей (не считая малого бизнеса). То есть, из-за девальвации в республике вообще не осталось прибыли. Количество убыточных организаций выросло на 30,8%, а их удельный вес – до 24,2% общего числа. С появлением в мае указа № 159 ситуация волшебным образом исправилась. По итогам 6 месяцев Белстат зафиксировал уже 2,7 млрд. чистой прибыли и «всего» 4 млрд. убытков, хотя рост выручки и прибыли от реализации были довольно скромными, а курс рубля продолжало лихорадить. По итогам прошлого года прибыль, от реализации продукции, товаров, работ, услуг превысила 19,7 млрд. рублей, что на 17,5% больше, чем в 2019 г. Но почти половину этой суммы (более 8,8 млрд.) «съели убытки от инвестиционной и финансовой деятельности, в основном состоящие из этих самых курсовых разниц. В результате прибыль до налогообложения сократилась на 35,2% по сравнению с 2019 годом, а чистая прибыль – на 42,6% до 6,1 млрд. рублей. В придачу удельный вес убыточных организаций за год увеличился с 13,6 до 15,1%, а их чистый убыток достиг 6,3 млрд. рублей. Неудивительно, что поступления налога на прибыль, по данным МНС, сократились на 26,6% (в текущих ценах), а дивиденды на принадлежащие государству акции – почти вдвое. Теперь же можно расслабиться и дать бизнесу небольшую поблажку. А в каком размере – валютные курсы покажут.

В Беларуси общепринятый порядок списания курсовых разниц меняется регулярно – иногда под каждую очередную девальвацию, иногда впрок. Традиционное объяснение – «в целях обеспечения стабильной работы организаций» в официальном комментарии к указу № 51 дополнительно уточняется: «минимизировать негативное влияние колебаний курса белорусского рубля и будет способствовать обеспечению стабильной работы коммерческих организаций в условиях неблагоприятной эпидемиологической ситуации»

Причины и последствия этих манипуляций я объяснял много раз. Порой складывается впечатление, что по срокам, устанавливаемым «курсовыми» указами, можно угадать длительность "девальвационного цикла": как закончится действие документа, через пару месяцев жди очередного обвала. А теперь может и ждать не придется…




Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com