Меняем компенсацию на унификацию

Согласие – есть продукт при непротивлении сторон. Помня эту истину, Минск с Москвой, кажется, договорились о схеме компенсаций за налоговый маневр. Потери будут возмещены путем выплаты белорусским НПЗ обратного акциза. Таким образом, убирается одно из главных препятствий «углубленной интеграции». Предполагаемая сумма субсидий –до $1,5 млрд – убедительный ответ на вопрос «на хрена нам такой союз».

С введением в России налогового маневра, т.е. постепенного обнуления экспортных пошлин и повышения налога на добычу полезных ископаемых, Беларусь теряет одну из самых существенных статей российских субсидий. Утрата пошлины от «перетаможки» на нефтепродукты, полученные из ввозимой из РФ нефти, может обойтись белорусской казне в 2019–2024 гг. в $10,5–11 млрд.

Теперь, Россия предоставит белорусским НПЗ отрицательный акциз, уверяет РБК, ссылаясь, как водится, на анонимные источники «знакомые с ходом переговоров». То есть, Нафтан и Мозырьский НПЗ, сможет получать такой же налоговый вычет, как и их российские коллеги. Правда, лишь после того, как обе страны унифицируют налоговое законодательство. Согласно «дорожной карте» единый Налоговый кодекс должен появиться не раньше 2022 года. Предполагается, что до того Россия частично компенсирует потери Беларуси от налогового маневра за счет изменения цен на нефть. При этом есть надежда, что «следующий год белорусские заводы должны пройти безболезненно».

Уточним, $1,5 млрд – отрицательный акциз, который должен получать средний российский НПЗ, перерабатывающий 24 млн т нефти, с 2024 года – когда завершится налоговый маневр. Эта сумма рассчитывается по сложной формуле с учетом ряда параметров, включая цены на нефть, ассортимент производимых нефтепродуктов, удаленности завода от экспортных рынков и т.д. В РФ отрицательный акциз будет «плавающим»: так государство компенсирует нефтяным компаниям часть разницы между мировыми и внутренними ценами на нефть и топливо, а также расходы экспортеров на транспортировку за рубеж. В конечном итоге должна компенсироваться 50% разницы между «условной внутренней» и экспортной ценами. Последняя рассчитывается как цена в Роттердаме минус транспортировка по морю из портов Северо-Запада РФ и минус экспортная пошлина и плюс акциз и НДС. В обратную сторону (в случае премии внутреннего рынка) механизм не работает. Так что для белорусских НПЗ, которые куда ближе к экспортным рынкам, размер акциза может оказаться несколько иным, чем для российских заводов. При этом придется отслеживать свою рентабельность и цены, чтобы они не превышали согласованные нормативы.

Беларусь, как и прежде будет получать по индикативному балансу 24 млн т беспошлинной российской нефти в год. Но до сих пор наши НПЗ перерабатывали 18 млн т. Остальные 6 млн. «перетамаживались» и в бюджете оставались экспортные пошлины от их продажи российской нефти. Теперь в 2020 году «индикативный баланс» вновь составит 24 млн т нефти, но «перетаможка» нефти в него не входит. Впрочем, белорусские заводы могут увеличить переработку до 24 млн т.

Интересно, что в России имеют право на получение отрицательного акциза НПЗ, которые при условии модернизации мощностей на определенные суммы, или те, которые "по состоянию на 1 января 2018 года подпадали под действие введенных иностранными государствами, международными организациями, экономическими, политическими, военными или иными объединениями стран в отношении Российской Федерации, российских организаций, граждан Российской Федерации запретительных, ограничительных и (или) иных аналогичных мер..."

Таким образом, компенсационный «пряник» соблазняет Минск соглашаться на унификацию налогового законодательства. Причем пряник, прицепленный на кончик кнута. Потому как отрицательный акциз в принципе возможен только при наличии общих правил налогообложения. Любая попытка заартачиться в процессе их унификации, скорее всего, будет пресекаться приостановкой выплаты компенсации.

Нефтеперерабатывающая отрасль считается для Беларуси критически важной – ее продукция составляет почти четверть отечественного экспорта. А потому все эксперты, включая МВФ и рейтинговые агентства, единодушно уверяют, что если Россия откажется компенсировать потери от налогового маневра, белорусскую экономику ждет почти неизбежная рецессия. Поэтому договоренность о компенсации должна существенно облегчить успех согласования условий углубления интеграции Беларуси и России в рамках Союзного государства на встрече президентов обеих стран 20 декабря в Санкт-Петербурге. Заодно пресекается и возможное желание белорусов соскочить с "нефтяной иглы". Какой же азартный игрок заявит "я пас", когда так поперла "дорожная карта".

Остается выяснить, как будет выглядеть унификация налогового законодательства для всех остальных секторов белорусской экономики. В частности, что останется от особых налоговых режимов. Напомню, специальный правовой режим ПВТ действует до 1 января 2049 г., белорусско-китайского парка «Великий камень» – до 2063 года, Оршанского района – до конца 2023 г. Впрочем, вряд ли есть основания паниковать. Скорее всего, эти режимы, как и статус свободных экономических зон в Беларуси сохранятся, так же, как и особые налоговые режимы российских ТОРов. Допустим, будет принят единый налоговый кодекс (скорее всего, на основе российского). Но существование наших спецрежимов регулируется отдельными декретами и указами, так же как деятельность ТОРов –Федеральным законом от 29.12.2014 № 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития». Полагаю, о сохранении спецрежимов «внутренних офшоров» Минск и Москва договорятся к взаимному удовльствию не хуже, чем по компенсации за «налоговый маневр». А потому айтишникам и китайцам рано паковать чемоданы…

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com