Налоговая нагрузка как фактор роста и тормоза


В программах правительства в последние годы неизменно отмечается, что налоговая нагрузка на экономику не должна превышать 26% к ВВП. Власти уверяют, что существующая налоговая система оптимальна, а потому изменения могут касаться лишь администрирования налогов и пересмотра льгот. Однако отношение налогов к ВВП, используемое в качестве основной оценки не дает ясного представления о реальной налоговой нагрузке. На самом деле она распределяется очень неравномерно. А потому роль налогов в экономике и общественной жизни нуждается в переоценке.

Прошлый год для белорусской экономики был относительно благополучным. Но это была не стабильность, а неустойчивое равновесие, которое легко теряется под воздействием любых неблагоприятных факторов. А потому многие причины нынешней ситуации кроются в событиях прошлых лет – в том числе, налоговых.

Численность налогоплательщиков за прошлый год, по данным МНС, несколько возросла (рис. 1). Среди них числится 178,5 тысяч организаций (на 0,1% больше, чем год назад), 257 тыс. индивидуальных предпринимателей (на 6,5% больше), а прочих физических лиц – 3123,5 тыс. (+ 6,8%). Таким образом число плательщиков - ИП и физлиц превзошло уровень 6-летней давности, а юридических лиц, напротив, все еще меньше. При этом удельный вес плательщиков – юрлиц, зарегистрированных в Минске, за 5 лет вырос с 32,4 до 32,7%, ИП – с 28,8 до 30,5%, а плательщиков – физлиц – с 7,3 до 8,7% (рис. 2). Такая тяга к столице заставляет предположить, что льготы, предлагаемые для бизнеса в регионах, не слишком эффективны.

рис.1

рис.2

Структура и нагрузка

В прошлом году налоговая нагрузка на белорусскую экономику (отношение налоговых доходов к ВВП) составила 25%, уровень централизации (отношение всех доходов бюджета к ВВП) – 29,7%, а с учетом ФСЗН – 35,8% и 40,9%. Эти показатели сократились на 0,8 и 0,9 п.п. по сравнению с 2018 г. (рис. 3 и 4).

Такие изменения обусловлены несколькими факторами.

рис. 3

рис. 4

Во-первых, налоговые доходы в сопоставимых ценах сократились в прошлом году по сравнению с 2018-м на 1,7%, а ВВП, напротив, вырос на 1,2%.

Во-вторых, произошел ряд изменений в объеме и структуре налоговых доходов. Доля налоговых доходов от внешнеэкономической деятельности к ВВП сократилась на 0,9 п.п., налогов на товары (работы, услуги) и налогов на собственность – по 0,2 п.п. Одновременно выросла доля налогов на доходы и прибыль на 0,5 п.п.

В структуре налоговых доходов (рис. 5) доля доходов от внешнеэкономической деятельности уменьшилась на 3,1 п.п., налогов на собственность – на 0,6 п.п. Одновременно выросла доля НДС и акцизов, а также налогов на доходы и прибыль. Так, благодаря улучшению финансового состояния ряда плательщиков, сокращению числа убыточных предприятий и увеличению зарплат, поступления налога на прибыль увеличились в номинальном выражении на 15,9% и в реальном – на 8,8%, подоходного налога – на 14,6 и 7,6% соответственно.

рис. 5

Поступления НДС от выручки выросли всего на 0,2%, но этот налог остается главным источником наполнения бюджета. Объем акцизов по номиналу вырос на 6,5%, а в реальных ценах остался на уровне прошлого года. При этом поступления акцизов на алкоголь и автомобильное топливо снизились на 4,4 и 7,2% соответственно из-за прекращения отдельными организациями ввоза топлива в Беларусь и сохранение ставок на уровне 2018 г. Зато акцизы на табачные изделия выросли на 11% за счет увеличением ставок.

Больше всего на сокращение налоговой нагрузки повлияло снижение на 19% поступлений налоговых доходов от ВЭД. Их удельный вес в ВВП снизился с 4,5% до 3,6% за счет уменьшения на 27% поступлений вывозных таможенных пошлин для экспортеров нефтепродуктов, из-за налогового маневра в нефтяной сфере и приостановки экспорта автомобильного топлива в апреле-мае 2019 г. в связи с поставками загрязненной хлоридами нефти.

Таким образом, существенная часть бюджета обеспечивается доходами от продажи удобрений и нефтепродуктов. Изменение цен на эти товары создает колебания налоговой нагрузки, которая для основной массы бизнеса и населения меняется совершенно иначе. Поэтому облегчение налогового бремени ощутили далеко не все субъекты хозяйствования. Впрочем, оценка налоговой нагрузки как отношение налогов к прибыли в исследовании Всемирного банка Doing Business для Беларуси вообще остается неизменной уже несколько лет.

Налоги к выручке

Если же мерить налоговую нагрузку как отношение налогов к выручке, то цифры получаются куда скромнее. Такой показатель без учета сумм возмещений НДС из бюджета составил в прошлом году всего 5,8% – на 0,4 п.п меньше, чем в 2018-м. Половину этого снижения обеспечил НДС, еще по 0,1 п.п. – налог на прибыль и земельный налог. Доля налога на прибыль снизилась в связи с уменьшением поступлений на 3,3% из-за возврата ряду крупных организаций авансового платежа в связи с ухудшением финансовых результатов. А доля земельного налога упала вместе с уменьшением поступлений на 27,2% из-за снижения налоговой базы (кадастровой стоимости) земель общественно-деловой зоны, ставки налога на земельные участки для размещения АЗС и отмены повышающих коэффициентов.

С учетом возмещения НДС, налоговая нагрузка получается еще меньше – 3,8% к выручке (на 0,2 п.п. меньше, чем годом ранее). Это означает, что удельный вес НДС в выручке уменьшился, что в основном вызвано сокращением в сопоставимых ценах по сравнению с 2018 г. поступлений НДС при ввозе товаров из стран ЕАЭС – пропорционально росту импорта товаров.

Распределение удельного веса налогов в выручке представлен на рис. 6 и 7.

рис. 6 Налоговая нагрузка на организации по видам деятельности за 2018-2019 годы

(без учета сумм возмещений НДС из бюджета)


рис. 7 Налоговая нагрузка на организации по видам деятельности за 2018-2019 годы

(с учетом сумм возмещений НДС из бюджета)

Налоговая нагрузка на организации по видам деятельности распределяется очень неравномерно. Так, без учета возмещения НДС, наибольшая налоговая нагрузка зафиксирована в нефтепереработке (14% выручки), пищевой (10,4% – за счет акцизов по алкоголю и сигаретам) и горнодобывающей (10%) промышленности, а наименьшая – в фармацевтике, сельском хозяйстве и финансах. С учетом возмещения НДС в «лидеры» по налоговой нагрузке выбиваются профессиональная, научная и техническая деятельность (9%), водоснабжение, сбор, обработка и удаление отходов (8,1%), пищевая промышленность (8%). А наименьшая налоговая нагрузка наблюдается в производстве электрооборудования (1,5%), финансах (0,6%) и сельском хозяйстве (0,5%).

Таким образом, НДС играет в Беларуси роль не столько налога на потребление, сколько основного инструмента перераспределения налогового бремени и бюджетной поддержки некоторых отраслей. Причем таких, которые, вроде бы, должны не бедствовать, а служить главными донорами бюджета. К примеру, налоговая нагрузка с учетом возмещения НДС в нефтепереработке меньше, чем в HoReCa и лишь немногим выше, чем в здравоохранении, а в образовании намного больше, чем в финансовой и страховой деятельности.

К тому же, в прошлом году предприятиям деревообработки, металлургии, воздушного транспорта и производителям мебели государство вернуло больше НДС, чем они внесли в бюджет.

Всего же в 2019 году организациям республики из бюджета возмещено НДС на 8 млрд. рублей– на 8,1% меньше, чем годом ранее.

Приведенные данные свидетельствуют, что налоговая нагрузка «по выручке» в низкорентабельных отраслях гораздо выше, чем в высокодоходных. По доле изъятия из прибыли наименьшая налоговая нагрузка складывается в операциях с недвижимостью, торговле, финансовой деятельности, а наибольшая – в обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. При этом финансовый сектор и АПК замыкают список отраслей с наименьшей налоговой нагрузкой Более того, оказывается, что единый налог для производителей сельхозпродукции не такое уж благо. Уплачивать 1% от выручки низкорентабельным, а то и вовсе убыточным сельхозорганизациям тяжелее, чем 18 или даже 25% налога на прибыль в высокомаржинальных сферах деятельности, где имеются свои льготы и больше возможностей для налоговой оптимизации.

Отметим, что 37,2% поступлений в бюджет (9,98 млрд. руб.) получены от крупных плательщиков. На их долю приходится почти половина налога на прибыль, 86% акцизов, 40% налога на недвижимость, почти 42% земельного налога и 15% подоходного налога. В то же время этим предприятиям из бюджета возвращено НДС на 3,1 млрд. рублей больше, чем уплачено этого налога по НДС по оборотам по реализации. Одновременно ими уплачено 5,5 млрд. НДС при ввозе из стран ЕАЭС.

Льготные режимы

УСН

За прошлый год 66,1 тыс. организаций, применяющих упрощенную систему налогообложения, в принесли бюджету 980,8 млн. рублей (или по 14,8 тыс. рублей каждая). Таким образом, число плательщиков выросло за год на 2,4%, а поступлений от них – на 13,7%. При этом собственно налог при УСН составил менее половины общей суммы – 406,7 млн. рублей.

Доля поступлений от организаций, применяющих УСН в платежах в бюджет, контролируемых налоговыми органами, за год выросла с 3,5 до 3,7%,

Выросла популярность «упрощенки» среди индивидуальных предпринимателей. В прошлом году ее применяли почти 2/3 из них – 170 тыс. ИП – на 16,7% больше, чем годом ранее. Они уплатили 303,5 млн. рублей (в т.ч. 263,8 млн. – налога при УСН) – на 21,1% больше, чем в 2018 г., хотя их доля в налоговых поступлениях увеличилась с 1 всего до 1,1%. При этом более 1/3 организаций и ИП, применяющих УСН, расположены в Минске.

ПВТ

Резиденты ПВТ внесли в прошлом году в бюджет 302,3 млн. рублей – на 33,4% больше, чем в 2018-м, тогда как число резидентов парка за год выросла более чем в 1,6 раза – с 437 до 715. При этом доля поступлений от резидентов ПВТ в налоговых платежах в бюджет выросла с 0,91 до 1,13%. Получается, что сумма налогов на одного плательщика сократилась за год с 51,9 тыс. руб. до 42,3 тыс. Разумеется, здесь сказалось, что четверть компаний «въехали» в парк только в 4-м квартале.

В Минске числятся 640 компаний-резидентов парка, т.е. 89,5% общего числа. При этом их доля в налоговых поступлениях столицы за год выросла с 1,65 до 2,14% – всего 275,8 млн. рублей. В остальных регионах число резидентов ПВТ минимально: от 23 в Минской области до 7 в Могилевской, а их доля в пополнении областных бюджетов колеблется от 0,29 в Брестской и 0,25% в Гомельской области до 0,15% в Минской и 0,14% в Могилевской областях

СЭЗ

Относительно удачной для бюджета была деятельность резидентов свободных экономических зон. В 2019 г. они уплатили 77,9 млн. рублей, тогда как годом ранее вернули 35,3 млн. из-за возмещения НДС и возврата налога на прибыль. Впрочем, и теперь СЭЗ Гродненской области вернули 28,7 млн. руб., Гомельской – 22,5 млн., Могилевской – 12,3 млн. Положение спасли СЭЗ Минска (70,4 млн.), Брестской области (46,2 млн.) и Минской (23,7 млн.), к которым Витебская СЭЗ добавила скромные 1,1 млн. рублей. При этом за год число резидентов СЭЗ сократилось с 419 до 406, причем основные потери были в столичной зоне – с 78 до 68.

Много и мало

Когда речь идет о реформировании налоговой системы, едва ли не основным требованием властей является недопустимость снижения поступлений в бюджет. Главная константа здесь – государственные расходы, под которые «подгоняются» размеры требуемых налоговых изъятий. Так, попытка добиться снижения налоговой нагрузки в ходе подготовки новой реакции Налогового кодекса разбилась о категорическое требование президента – доходы бюджета не должны снижаться. Большинство предложений были проигнорированы или отклонялись как несвоевременные. В результате вместо налоговой реформы получилась корректировка администрирования и налоговой базы. К тому же значительная часть налогового законодательства сконцентрирована в декретах и указах, которые регламентируют разнообразные льготные режимы налогообложения.

То же самое происходит и сейчас. Чиновники считают, что в нынешней налоговой системе достаточно скорректировать отдельные детали. Значительная часть делового сообщества готова играть в эту игру – если удастся пролоббировать точечные преференции. Однако за поблажки отдельным компаниями или секторам приходится расплачиваться всем остальным. Никакая денежно-кредитная политика не компенсирует потери экономического роста из-за фискального бремени. Так что тезис «надо лучше работать, а о снижении налогов потом поговорим» не выдерживает никакой критики.

Между экономическим ростом и уровнем перераспределения ВПП через бюджет есть прямая зависимость. Ее отображает кривая Армея (рис. 8), на которой можно отследить границу между оптимальным значением госрасходов относительно ВВП, при котором обеспечивается наибольший экономический рост, и менее благоприятными состояниями.

В Беларуси уровень централизации бюджетных доходов в общегосударственных расходов за последние 10 лет практически не меняется и приблизительно составляет около 40%. Можно ли считать его оптимальным?

Почти все страны с формирующимся рынком, стремящиеся достичь быстрого роста экономики проходили этап существенного сокращения перераспределение ресурсов через публичные финансы. Это давало частному сектору больше возможностей и свободы. Только приблизившись к уровню развитых стран делались шаги по увеличению социальных гарантий и государственных инвестиций в инфраструктуру. Но за такое усиление роли государства всегда приходится расплачиваться падением темпов роста экономики.

Высокая доля перераспределения ВВП через государственный сектор может не оказывать негативного влияния на экономическое развитие страны – если существуют качественные институты перераспределения ресурсов, а общество в достаточной мере доверяет государству. Таким образом, высокий уровень госрасходов и, соответственно, налоговой нагрузки – роскошь, которую могут позволить себе лишь развитые страны. Им уже не нужны столь высокие темпы роста, как нам. Но их высокие налоги сопровождаются высоким уровнем благосостояния и столь же высоким качеством государственных услуг. При ВВП на душу cвыше $ 10-11 тыс., дальнейший рост доходов намного меньше влияет на удовлетворение потребностей населения. Таким образом, оценка налоговой нагрузки и ее сравнение с развитыми странами возможно лишь в увязке с уровнем предоставляемых государством общественных благ. Включая такие институциональные факторы, как качество управления, эффективность работы государственных органов, защита прав и интересов населения и бизнеса. Иными словами, оптимальный размер налоговой нагрузки должен соответствовать количеству и качеству услуг, которые предоставляет нам государство.

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com