Неинтересные инвестиции


В этом году общая сумма притока зарубежного капитала больше, чем в январе-июне 2020, но чистый результат гораздо меньше. Может так и задумано, а может и нет – трудно сказать. В программе социально-экономического развития на пятилетку и на текущий год показатель привлечения иностранных инвестиций не значится.

Итак, за I полугодие 2021 г. в реальный сектор экономики поступило $ 4939,3 млн. – на 9,8% больше, чем в январе-июне 2020 г. В том числе прямых инвестиций – 3607 млн (+13,3%), портфельных – 3,2 млн (-28,9%), прочих – $1329,2 млн (+1,5%). На этом хорошие новости заканчиваются. На самом деле $ 2 млрд или 55,2% прямых иностранных инвестиций – долговые инструменты, а проще говоря задолженность перед иностранными инвесторами за товары, работы и услуги. Еще $ 1,5 млрд., или 42,1% от общего объема ПИИ – реинвестирование, то есть прибыль, которую иностранные инвесторы не пожелали или не смогли забрать. При этом второй мотив, скорее всего, был доминирующим. Многие компании с учетом прошлогодних убытков просто не вправе начислять и выплачивать дивиденды. Во-первых, законодательные ограничения не позволяют, а во-вторых прибыль на самом деле порой существует только на бумаге – благодаря специфике отечественного бухучета.

Для сравнения, в январе-июне 2020 г. долговые инструменты составляли 43,7% общего объема ПИИ, а реинвестирование – 52,8%.

Прямые иностранные инвестиции на чистой основе (без учета задолженности прямому инвестору за товары, работы, услуги) за 6 месяцев тг. составили всего $1184,8 млн – на 12,6% меньше, чем в I полугодии 2020 г. Из них в реальный сектор экономики (кроме банков) попали 945,3 млн, в банки – 197,4 млн – примерно на 13% меньше, чем годом ранее. Интересно, что почти на столько же больше – на 12,7% – продали иностранцам объектов недвижимости белорусские граждане: $36,9 млн. Надо полагать, такое совпадение темпов изменения чисто случайно (только с противоположным знаком).

Как обычно, большую часть ПИИ на чистой основе в I полугодии тг. получили компании без ведомственной подчиненности – 90,5%. Это, правда на 0,8 п.п. меньше, чем годом ранее, но с привычкой иностранных инвесторов направлять свои капиталы в частный сектор ничего не поделать. Вопрос лишь в размере: сейчас даже частники получили на 13,3% меньше, чем годом ранее.

Меняется и география притока капиталов, причем весьма своеобразно. Доля Кипра в общем объеме ПИИ за год выросла с 14,2 до 18,2%, Украины – с 5,1 до 10,6%, Великобритании – с 5,1 до 6,7%, Польши – с 2 до 3,5%, тогда как доля РФ сократилась с 43,4 до 38,3%, а Литвы – с 3,8 до 3,5%.

В былые годы объем ПИИ на чистой основе был неизменным показателем всех годовых и пятилетних программ социально-экономического развития. К примеру, в 2013 г. планировалось получить $ 4,5 млрд. "чистых" ПИИ, но вытянули только 2,2 млрд, в 2019-м получили $ 1,24 млрд при прогнозе 1,6 млрд, в 2020-м – 1,34 млрд при прогнозе $1,7 млрд.

При такой динамике не приходится удивляться, если принято решение столь недостижимый показатель вообще больше не планировать. Чтобы лишний раз не огорчаться. А может быть, это одна из особенностей «запуска нового инвестиционного цикла», ставка на который декларируется в программе на 2021–2025 годы, утв. Указом от 29.07.2021 № 292. Правда, авторы программы объявляют, что инвестиционная политика будет направлена на наращивание объема инвестиционных вложений и повышение эффективности их использования, а также обещают усовершенствовать механизмы привлечения инвестиций, расширить источники их финансирования, в том числе сформировать инструменты использования «длинных» денег через развитие небанковских сегментов финансового рынка. При этом расширение источников финансирования предполагает увеличение объемов собственных средств организаций к концу пятилетки до 44% – за счет решения долговых проблем в госсекторе, повышения эффективности управления государственными активами и развития корпоративного управления. Также продолжится работа по расширению использования ресурсов международных финансовых организаций как бюджетозамещающих для финансирования инфраструктуры. А вот о частном зарубежном капитале не говорится ничего. Объем ПИИ не числится ни среди основных прогнозных показателей программы, ни в прогнозе социально-экономического развития, утв. указом от 22.12.2020 № 480, ни в расчетных балансовых показателях этого прогноза, утв. постановлением Минэкономики от 12.03.2021 № 4. В этих документах термин «иностранные инвестиции» даже не упоминается. Постановление Совмина от 17.02.2021 № 92-дсп с прогнозными показателями на текущий год вообще засекречено. А стратегия привлечения прямых иностранных инвестиций в Республику Беларусь до 2025 года так и застряла на стадии проекта. Остается предположить, что на сколько-нибудь иностранный капитал белорусским властям надеяться все равно не приходится. Стало быть, нечего и планировать-прогнозировать...

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью