Охота на ликвидность в кризисном лесу


Сокращение банковского кредитования может стать серьезным подрывным фактором для белорусской экономики. С точки зрения банков приостановка выдачи некоторых кредитов и ужесточение условий для других – шаг вполне оправданный. Но это больно бьет по предприятиям и может существенно сократить спрос на внутреннем рынке.

Умеренно жесткая денежно-кредитная политика Нацбанка регулярно вызывала нарекания еще в 2017-2019 гг. – реальному сектору не хватало денег еще тогда. Несмотря на снижение ставки рефинансирования, стоимость кредитов выглядела завышенной, а требования обеспечения – слишком обременительными. Но то были лишь цветочки. С приходом кризиса появились ягодки: реальные ставки по кредитам стали еще выше, а требования к залогу, поручительству и иным формам обеспечения ужесточаются по мере роста рисков и убытков предприятий. В придачу «посыпалась» финансовая розница. Банки один за другим сокращают свои кредитные линейки, приостанавливают кредитование покупки недвижимости, автомобилей. На очереди – остальные сферы потребительского кредитования.

Позиция банков вполне предсказуема. Налет «черных лебедей» создал значительные и трудно прогнозируемые риски в экономике. Напряжение, вызванное интеграционными и энергетическими спорами с Россией, в сочетании с мировой пандемией и накопившимися внутренними проблемами грозят белорусской экономике затяжной рецессией. А та сулит отдельным предприятием убытки и снижение платежеспособности, населению – сокращение доходов. После обвала курса рубля в марте возобновились девальвационные и инфляционные ожидания.

Еще в феврале-марте статистика констатировала вполне приличный рост потребления. Номинальная и реальная заработная плата еще росла, правда не у всех. Розничный товарооборот в феврале к предыдущему месяцу уменьшился на 0,8%, а в марте – увеличился на 18,5%. Спрос был не то чтобы ажиотажный, но люди стремились сделать кое-какие припасы на случай карантина, а кое-кто избавлялся от лишних рублей. Общепиту и опту пришлось куда хуже. Здесь в марте к февралю уже наблюдался спад на 2,1% и 8,4% соответственно.

Тем временем, ситуация в экономике ухудшается. Совокупной прибыли у крупных и средних предприятий в январе-феврале уже не было вообще, а убытки выросли в 6 раз. Доля складских запасов на 1 апреля тг. достигла 76,4% к среднемесячному объему промышленного производства против 65,5% годом ранее.

В ближайшем будущем население ощутит последствия этих процессов на своих зарплатах. Соответственно, изменятся настроения и предпочтения покупателей Модель потребления все больше превращается в мобилизационную, что буквально «выжигает» внутренний спрос. Люди стали покупать гораздо меньше и ритейлу все труднее «делать кассу». Срывается период традиционных закупок на летний отпускной сезон, меняется структура спроса. Все это увеличивает риски кредитования ритейла, импортеров потребительских товаров, а следом – и риски программ потребительского кредитования. Ведь перспективы сохранения заработков населения, не говоря уже об их росте, становятся все более туманными. Разумеется, когда эпидемиологическая ситуация улучшится, спрос и экономика в целом начнут восстанавливаться. Но когда произойдет первое – неизвестно, а второе – процесс очень инерционный.

В прошлом году доля собственных средств населения в структуре финансирования жилищного строительства сократилась до 54,5% против 59,4% в 2018-м, доля собственных средств организаций сократилась за год с 5,2 до 4,8%, а доля кредитов банков выросла с 22 до 26,8% (причем доля льготных кредитов уменьшилась с 9,6 до 7,5%). Неизменной остался лишь вклад бюджета – 4,9%. При этом объем кредитования в этой сфере вырос на 24,5%, собственных средств населения сократился на 6%, а организаций – на 6,5%.

В I квартале 2020 г. ситуация кардинально меняется. Объем кредитования жилья сократился на 13,8% по сравнению с январем-мартом 2019 г., а его доля – с 26,4 до 20,7%. Правда, объем вложений собственных средств населения увеличился на 3,6%, организаций – более чем в 2,5 раза, а бюджета в 2,2 раза. Но этих ресурсов надолго не хватит. И если в первые 3 месяца ввод в эксплуатацию жилых домов увеличился на 9,7% по сравнению с I кварталом 2019 г., то, как только инерция иссякнет, строительство начнет тормозиться. Забавно, но совершенно случайно новые тренды с кредитованием недвижимости появились почти сразу после принятия в республике указа об ипотеке.

Последствия ощутят на себе не только застройщики и их клиенты. «Эффект домино» ударит по производителям и импортерам стройматериалов. Уменьшится спрос на мебель и сопутствующие товары. Торможение в стройиндустрии повлечет проблемы с платежеспособностью и рост долгов – в т.ч. перед поставщиками, инвесторами, банками и бюджетом. Сокращение заработков сотрудников затронутых спадом отраслей тут же отразится на розничном товарообороте. Так что пик проблем с ликвидностью в промышленности и торговле еще впереди.

Нацбанк в текущем году несколько ослабил пруденциальные требования к коммерческим банкам в отношении кредитных рисков. Но после увеличения расчетной величины стандартного риска, стоимость новых кредитов, кроме льготных, тоже подросла. А поскольку доходы не растут, увеличение затрат на обслуживание кредитов становится все более тяжелым грузом. В придачу банки еще больше снижают стоимость залога или выставляют еще более неприемлемые условия обеспечения. Некоторые методы описаны здесь. Так что увеличение средств на погашение кредитов с 27,1% выручки в январе-феврале 2019 г. до 29,9% по итогам первых 2 месяцев текущего года – далеко не предел.

Правда, Нацбанк рекомендовал банкам давать кредитные каникулы гражданам, в случае ухудшения их финансового положения и невозможностью вовремя погашать обязательства. Но получить отсрочку платежей по основной сумме кредита или по процентам смогут не все, а даже за рассмотрение заявления на кредитные каникулы некоторые банки берут деньги. Так что, полагаю доля реструктуризованных потребительских кредитов будет невелика.

Осторожность банков в отношении кредитования – как коммерческого, так и потребительского, будет иметь весьма масштабные последствия – как на макро-, так и на микроэкономическом уровне. Вероятно, таких проблем можно избежать, если регулятор примет более действенные меры для стимулирования банковского кредитования. Но для этого часть рисков придется принять на себя государству – как делается в странах с безусловно рыночной экономикой в кризисных ситуациях. Потому-то в США и ЕС так стремятся «заливать кризис деньгами» – если не допустить существенного падения потребления, то и экономика в целом будет восстанавливаться быстрее. У нас подход иной: государство категорически отказывается поддерживать население напрямую и сектор потребления прямыми вливаниями. Но не брезгует направлять деньги на поддержку тонущих в долгах и убытках госпредприятий. Это по сути то же самое «разбрасывание денег с вертолета». Только эти деньги тут же уносит ветер неэффективности – в неизвестном направлении…

Источник

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com