Письмо нейтральному российскому наблюдателю


Сегодня ректор бизнес-школы EMAS Андрей Коляда выложил в FB свое мнение: "довольно много слов для умных и вежливых людей о том, что происходит в Белоруссии/Беларуси, где я был в командировке. Глазами нейтрального россиянина, который, волею судеб в теме происходящего". А получив пачку нелицеприятных откликов, заинтересовался, чем публика недовольна, в чём же именно его мнение не нейтрально? Неужели тем, что оно кому-то не нравится?".

Да, не нравится. Этим бы и ограничился, если бы речь шла о чьем-то другом мнении. Но от Андрея такого не ожидал. А потому разберем кое-какие детали. Вы сами напросились. Заранее извините, букв тоже будет много.

1. Наша страна стремительно меняется и далеко не та. Раньше основной характеристикой беларусов была ПАМЯРКОЎНАСЦЬ (это не переводится – похоже на толерантность, но гораздо хуже). Теперь люди разделились не на 2, а на 4 лагеря. Сформировался совершенно новый протестный лагерь из людей, еще полгода назад совершенно аполитичных: предприниматели, менеджеры среднего звена, артисты, спортсмены, высококвалифицированные и высокооплачиваемые специалисты. Именно они стремительно сбиваются в класс, требующий политических прав. То самое «третье сословие», о котором говорил аббат Сийес 240 лет назад: те, кто был в политическом отношении ничем и наконец пожелал быть «чем-нибудь».

Старый протестный лагерь, сформировавшийся много лет назад, напротив, оказался на обочине. Значительная его часть превратилась в брюзжащих «пикейных жилетов», злобно клеймящих новую волну политиков как «агентов России». Но дело змагароў живет, а их символы перешли к первому лагерю. На качественно новом уровне, без малейшего национализма и русофобии.

Третий лагерь – активные сторонники режима. Это его бенефициары: многочисленная бюрократия, силовики, пропагандистская и развлекательная обслуга, «прикорытный» бизнес, «пленные» бюджетники, целиком зависящие от государства.

4-й лагерь – по-прежнему аполитичное «болото». Но его постепенно радикализируют власти своими репрессиями, как и часть третьего лагеря.

Так шо в вашем первом тезисе, Андрей, верно лишь то, что эти процессы удивляют рядовых россиян и отдельных чиновников РФ. С компетенцией у последних действительно хреново, но это уже ваши проблемы – нам своих хватает. А вашим студентам предстоит узнать еще много нового и интересного.

2. Страна действительно изменится до неузнаваемости в самое ближайшее время. Только она не повторит украинский или еще чей-то путь, а найдет свой. Его главная особенность: мы люди, а не пешки. А также не винтики и не щепки. Мы – люди. Со своим умом, волей и предпочтениями. А некоторые даже с гонарам і пачуццём уласнай годнасці. И этих некоторых очень много. Такая неспадзяванка. «Некоторые белорусские чиновники», попытавшиеся выбирать и решать за нас, уже столкнулись с проблемой политической субъектности беларусского народа. Не того, которым прикрывается один популист, а того, который на самом деле существует. Внешним игрокам, если таковые имеются и что бы они там ни поддерживали, тоже придется убедиться.

3. В продолжение пункта 2. «Одна» сторона действительно идеологически обработана местными идеологами, запугана или куплена. Другая думает своей головой и вполне осознанно – IQ позволяет. Тему внешних игроков и зарубежных кукловодов обсуждать вообще неинтересно и больше не смешно.

Игра словами и ярлыками тут ни при чем. Например, для меня сам факт столь массовых и длительных протестов столь невероятен, что эпитет "невероятные", по-моему, вполне точно характеризует протестующих. В следующую командировку сходите на марш протеста – сами убедитесь. Как и в отсутствии кукловодов – иначе организация мероприятий была бы получше. Безопасность не гарантирована, извините.

Другая сторона в лице своих пропагандистов сама себе кличку «ябатька» сдуру придумала (по аналогии с «Je suis Charlie»). Так и прилипло. Оскорбительно это не более, чем «змагары», и куда мягче, чем эпитеты, которые заслужили силовики своими зверствами или казенные пропагандисты своим враньем. Радости от использования ни лестных, ни обидных названий никакой нет. К примеру, глава минского омона обижается. А роль символа национального протеста никак не радует скромную домохозяйку, как и блестящего адвоката – роль несгибаемого политзаключенного.

Российская сторона по мере сил идеологически участвует. Точнее стороны. Одна пытается понять и поддержать протестующих, другая – полить грязью и помочь задушить. Последняя не только пресна и скучна, но еще и отвратительна. Одни заявления Лаврова, Шойгу, Нарышкина, Жириновского чего стоят. Но они, как и ток-шоу на росссийском ТВ, тоже ваша проблема.

4. Накал противостояния и ненависть в таких ситуациях неизбежны. Счет событий уже замешан на крови, причем пока только одной стороны. Ее не забудут и не простят. Тут на нейтральной полосе никому не отсидеться. Кто не с нами, автоматически зачисляется в другую команду. В том числе по признаку «Беларусь или Белоруссия». Это наш постколониальный комплекс, выращенный за 200 лет прессинга белорусского языка, истории, культуры. Сторонним наблюдателям тут обязательно прилетит, не удивляйтесь.

5. С вариантами выбора будущего все не так. На самом деле ужасный выбор – это сохранение нынешней модели, которая из коктейля популизма, административно-командной системы и рыночных фрагментов трансформируется в фашистскую диктатуру. Этот процесс начался давно. Модель, основанная на доминировании госсектора, неизбежно деградировала из-за своей неэффективности. Частный сектор постепенно вытеснял государство из экономики. И правящая бюрократия увидела в этом угрозу своей власти. Так что происходящее сейчас – вопрос сохранения не только чьего-то личного кресла, но и тупиковой экономической модели под властью бюрократической вертикали. Именно тут было 2 пути: рыночная трансформация или возврат в ухудшенный вариант совка.

Внешним игрокам на наш выбор плевать, никаких особых интересов у них здесь нет. Ни экономических, ни политических. Их интерес – абы тихо было. В лучшем случае выразят озабоченность, введут беззубые санкции, да сердобольные люди гуманитарку соберут и беженцев приютят.

Однако счастливый выбор еще вполне возможен. Особенно, если с российской стороны не припрутся любители обозначать и объяснять. А также убивать и разворовывать, как в одной соседней стране.

6. Экономическим кризисом нас не напугать – мы в нем живем постоянно. Масштабы периодически меняются, а затухание исчерпавшей себя модели наблюдается с 2011 года с небольшими отскоками.

Чиновники, «работающие на этот лагерь», вообще не экономисты. Их попытки что-то «приземленно» сделать ничего не изменят. Так что шансов превратить плохой выбор в нормальный – ноль.

Там фильтруются кадры и принимаются решения исключительно под капризы одного лица. Которое нас 20 лет пламенно стращает тем самым ужасным выбором, который вы описываете. Такое совершенно случайное совпадение. Но «наукоёмкая промышленность страны, которая обеспечивает существенную добавленную стоимость», как и развитое сельское хозяйство, существуют лишь в воображении наших чиновников и «нейтральных сторонних наблюдателей». На самом деле эта промышленность и АПК выживают лишь за счет господдержки, ради которой высасываются все соки из остальной экономики. Есть отдельные предприятия, которые эффективны в силу особых обстоятельств (как Беларуськалий), единичные гринфилды (вроде «Адани») или льготные анклавы (ПВТ). Но это исключения, не меняющие картину. Если нужен подробный анализ – как-нибудь в другом месте.

Понятно, что в России так потрясены собственной деиндустриализацией, приватизацией и чекистским переделом собственности. Это был ваш выбор и ваше исполнение. Но это не повод стращать соседей своим примером. Мы его ни с вас, ни с Украины брать не собираемся. Уж извините. Есть куда более интересные и успешные варианты.

Нас сегодня больше беспокоит государственный террор и беззаконие, которые привели к чудовищному правовому дефолту. Орда силовиков разрушает фундамент, на котором можно строить общество высокого благосостояния, куда больше, чем «подсаженные на зарубежные гранты экономисты». Кстати, некоторые из них управятся с решением имеющихся задач лучше, чем «приземленные» доктора наук, сидящие на бюджетном финансировании.

7. Белорусский народ в своей массе "осознает" настоящее и перспективы будущего куда больше, чем кажется чиновникам и «нейтральным» наблюдателям. Если у кого-то и были иллюзии, то их остатки выколачивают омоновские дубинки. Битье иной раз определяет сознание совсем не так, как рассчитывает бьющая сторона.

8. Россия и многие россияне никак не избавятся от своих имперских великодержавных комплексов. И очень болезненно воспринимает попытки соседей жить своим умом и трудом. Но если просто касса (это вы сами сказали) – так тому и быть. Только учтите, вы софинансируете не союзную страну, а существующий в ней диктаторский режим. И все, что он здесь творит – не только отчасти на вашей совести, но и репетиция того, что произойдет у вас. Когда-то Сергей Гуриев мне сказал, что в России происходит белорусизация – в смысле уничтожения демократических и рыночных институтов. Пока так и получается. И все, что происходит у нас сейчас – это ваше будущее. При любом выборе. Поэтому запасайтесь попкорном и сушите сухари.

С вашей стороны катастрофически не просматриваются профессионалы на белорусском направлении? Типа, суслика в траве не видите. А он есть. И славно, что не просматривается. Может именно поэтому у наших профи есть шанс уцелеть и реализовать свой потенциал. Кстати, руководство страны не «стало заложником дилетантов». Оно само хронически страдает синдромом Даунинга-Крюгера, побочный эффект которого – отторжение профессионалов. Это обычное явление тоталитарных бюрократических режимов.

Когда будет сделан «ужасный выбор» (в вашей версии), то сотни тысяч "наших" белорусов, найдут применение своим талантам и знаниям здесь. Эмигрировать им придется как раз в случае «плохого выбора» (опять же в вашей версии). Но тогда уж в основном не к вам, а в другие места. В том числе в ту страну, которой вы нас стращаете. Вашей промышленности наши мигранты не помогут. Да и вряд ли вообще кто-то или что-то поможет при путинском режиме.

Кстати, насчет компенсации. Есть такая апокрифная версия, что пресловутые российские нефтегазовые дотации и всяческие кредиты для Беларуси – всего лишь компенсация за 200 лет колониального угнетения. Причем не шибко щедрая, если конечно еще лет 20 не продолжать. Тоже звучит дико? Так вы первым начали.

9. Мы как раз отлично понимаем, что, когда выбор будет сделан, нам предстоит смотреть друг другу в глаза. И меньше всего хотим смотреть через оптику прицела. Но пока с другой стороны смотрят именно так. Здесь люди 2 месяца протягивали руки, цветы, призывали к диалогу, поддержке и соблюдению законности. А получали побои, пули, газ, оскорбления, штрафы и сроки. Так что до рукопожатий еще далеко. Да и как пожимать, когда в руке одной стороны – дубинка или автомат, а у другой рука в гипсе после предыдущего общения.

А что до рукопожатия из «соседней, пока ещё братской, страны», то грузинам и украинцам вы уже пожали. Там с "братством" все всё поняли. Так же, как венгры в 56-м или чехи в 68-м. И в Сирии совсем недавно. Если мы в том же духе следующие, то насчет грядущей рукопожатости, лучше сами заранее побеспокойтесь. Если хотите оставаться хорошими людьми...

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com