ПОСЛЕДНЕЕ ЛЕТО АУДИТА


Спустя полгода со дня вступления в силу новой редакции Закона "Об аудиторской деятельности" его достоинства и недостатки стали очевидны. Принимая Закон, депутаты утверждали, что он соответствует мировой практике. Местами это так и есть. Но некоторые положения документа сегодня стали тормозом не только для аудита, но и для всей экономики страны.

Во-первых, парламентарии не рискнули назвать круг лиц, подлежащих обязательному аудиту, переложив эту заботу в ст.3 Закона на "законодательные акты". К таковым Законом от 01.10.2000 № 361-З "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" отнесены Конституция, кодексы, законы, декреты и указы Президента. Поэтому постановлением Совмина от 8.04.2003 № 473 был отменен п.1.1. постановления от 4.05.2001 № 651, содержавший перечень лиц, подлежащих обязательному аудиту. А давно подготовленный проект указа с новым перечнем до сих пор не подписан. В результате сегодня только банки (ст.120 Банковского кодекса), страховые организации (Декрет от 28.09.2000 № 20) и ОАО (ст.103 ГК) подлежат обязательному аудиту. Для предприятий с иностранными инвестициями обязателен лишь аудит формирования уставного фонда (ст.87 Инвестиционного кодекса). Напомним, что п.2.2.10.6 Основных положений по составу затрат определено, что в себестоимость включается лишь оплата обязательного аудита в пределах установленных норм. Поэтому ООО, ОДО, ЗАО, СП и ИП отнести эти расходы, по крайней мере, в I полугодии на себестоимость не вправе, если только долгожданный указ не исправит положение.

Во-вторых, серьезным противоречием стал изложенный в ст.8 Закона принцип независимости внешнего аудита и возможность его замены ведомственной ревизией, предусмотренная в ст.3. Одно это исключает соответствие белорусского аудита мировой практике, законодательству других стран ЕврАзЭС и СНГ. Отсутствие ведомственной подчиненности, родственных связей, общих собственников, имущественных интересов обеспечивают суть аудита: установление достоверности финансовой отчетности во всех существенных аспектах. Эта оценка нужна для уменьшения до приемлемого уровня информационного риска пользователей. Причем пользователи эти -- не только государство.

Условия независимости аудита закреплены в ст.ст.23--27 Директивы Евросоюза N 8. Международные стандарты аудита, Кодекс этики IFЕС, национальные законодательства разных стран содержат сложную систему критериев и ограничений, обеспечивающих независимое профессиональное суждение, не связанное ни размером гонорара, ни влиянием третьих лиц. Аудиторы отвечают перед обществом за объективность своей оценки не только материально -- своим существованием. Это одно из условий формирования инфраструктуры цивилизованного бизнеса, где защищены права на собственность.

Понятие независимости аудита явно осталось непостижимым (или нежелательным) для белорусских чиновников. Поэтому следующим этапом их творчества стала идея создать государственные хозрасчетные аудиторские, а заодно консалтинговые и риэлторские организации. Им предполагается поручить оказание широкого комплекса услуг, например, аудит предприятий с долей госсобственности, консалтинговое сопровождение инвестиционных проектов. Министерствам поручено разработать механизм, который позволит государству занять подобающее место на рынке интеллектуальных услуг. Возможно, новые структуры даже посостязаются на конкурсах с частными аудиторами. Впрочем, у последних нет иллюзий по поводу результата.

Что же, государственный аудит в природе существует. Например, аудиторами являются сотрудники Главного контрольно-бюджетного управления США (GАО), Счетной палаты России. Только это бюджетные организации, занимающиеся контролем финансовой деятельности госучреждений, бюджетных ассигнований и использования госимущества. Любая коммерческая деятельность таким структурам запрещена.

За рубежом корпорации, даже с долей госсобственности, -- это публичные компании, которым приходится отчитываться перед широким кругом акционеров. Аудит стал 150 лет назад независимым, чтобы служить всем собственникам, а не одному из них. Но в Беларуси большинство собственников мечтает только избежать чрезмерных штрафов и ничего другого от аудита не ждет. Да и среди аудиторов немало таких, которые лишь дублируют налоговые проверки. Инспекции МНС все равно, кем подписано аудиторское заключение к годовому отчету, налоговикам оно вообще ни к чему. Государство добивается открытости информации только для себя, а достижения контроля меряет суммами доначисленных налогов и санкций, числом заведенных дел. Но аудит -- не ревизия. Он другой по целям, задачам, методам и результатам. Эффект аудита измеряется степенью прозрачности и информационной безопасности бизнеса. Это порождение рыночной экономики и в иной среде существовать не может. Поэтому пользоваться аудитом за 10 с лишним лет у нас так и не научились.

Сколько уже госструктур бралось организовывать и направлять инвестиционные процессы! А денежные потоки все проходят мимо. Немало времени и денег уйдет, чтобы обучить госчиновников современным технологиям аудита и консалтинга. Но какой бы ни была их квалификация, перепрыгнуть требования независимости и стать авторитетными в глазах зарубежных инвесторов не удастся. Мнение еще одного белорусского госслужащего, повторяющего официальную позицию, им вряд ли интересно. А скудные средства, выделенные на консалтинговую поддержку инвестиционных проектов, будут потрачены.

Российские нефтегазовые компании уже продемонстрировали, что без независимого аудита и оценки, проведенных по мировым стандартам, всерьез обсуждать условия продажи белорусских акций не будут. Для внутреннего употребления можно и в налоговой инспекции справку взять -- вопрос технический. Только по ней прямые иностранные инвестиции не выделяются. Конечно, есть и другие, более веские причины отсутствия инвестиций. Надо ли усугублять?

Можно и далее устанавливать монополию государства во всех сегментах экономики. Но тогда ни к чему рассуждать об унификации законодательства России и Беларуси, о создании единого экономического пространства ЕврАзЭС. В России, Украине, Казахстане частный аудит -- едва ли не самый динамично развивающийся сектор экономики. Стал он таким благодаря приватизации и рыночным реформам. Обязательному аудиту там подлежат и госпредприятия, а проводят его только частные аудиторы. Действующие в России методы проведения конкурсов для их отбора и технические задания для проведения ежегодного аудита организаций с долей госсобственности довольно интересны. Особенно впечатляют требования к независимости, опыту, длительности работы на рынке и знанию МСФО. Впрочем, стремление чиновников получить услуги как можно дешевле уже сейчас сделали конкурсную систему в РФ неэффективной. Ибо хороший аудит, да и любые консалтинговые услуги стоят дорого, но нигде, кроме Беларуси, их стоимость не пытаются ограничить. Финансовые консультанты в той же России берут 0,15% от объема эмиссии -- но с гарантией и ответственностью как для эмитентов, так и для инвесторов. Готово государственное агентство взять такие обязательства? Какое госпредприятие ответит за свои ошибки не выговором служащему -- своей ликвидацией, как "Артур Андерсен"?

Вольно или невольно проект госаудита демонстрирует, что наша страна не готова и не намерена осуществлять какие бы то ни было реформы собственности, вступать в ВТО, приводить свой инвестиционный климат и конкурентоспособность национальной экономики в соответствие с общепринятыми нормами.

15.08.2003

Источник


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью