ПОСЛЕДНЕЕ МИРНОЕ ОРУЖИЕ НАРОДА

В Беларуси происходит небывалое. По государственным предприятиям страны катится волна забастовок. На требования трудящихся власти отвечают угрозами и репрессиями. Тем временем специалисты и пропагандисты пытаются определить правовые рамки и экономические последствия происходящего.

Когда власть не слышат народ, последнее мирное средство принудить ее к диалогу – это забастовка. Ведь единственный ресурс, который контролируют сами трудящиеся – это их собственный труд. Но попытка лишить производство этого ресурса очень трудна и опасна.

Если проанализировать белорусское трудовое законодательство, складывается впечатление, что власти давно и основательно готовились к борьбе с забастовочным движением. Правовое поле для него тщательно зачищено и хорошо приспособлено для подавления выступлений трудящихся и преследования их лидеров.

Прав ли тот, у кого нет прав

Статья 41 конституции дает гражданам право на защиту своих экономических и социальных интересов, включая право на забастовку. Но на самом деле белорусы такого права практически лишены. Для этого законодательством созданы почти непреодолимые барьеры.

Забастовка в Трудовом кодексе определяется как временный добровольный отказ работников от выполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора (ст. 388 ТК) Политические цели здесь вообще не предусмотрены.

Легально организовать забастовку сложно и долго. Решение должно приниматься тайным голосованием на собрании или конференции трудового коллектива. При этом для кворума требуется более половины работников первого или 2/3 второго, а для принятия решения – не менее 2/3 присутствующих (ст. 389 ТК). Затем представительный орган работников обязан в письменной форме уведомить нанимателя о решении провести забастовку не позднее двух недель до ее начала (ст. 390 ТК). Результаты голосования практически автоматически превращаются с этого момента в списки потенциальных жертв преследования.

Профсоюзы имеют право на организацию и проведение забастовок в соответствии с законодательством. Но при этом запрещается выдвижение политических требований. Госслужащим, военнослужащим, сотрудникам МЧС, авиаторам бастовать запрещено вообще.

Президент может под любым предлогом отложить или приостановить проведение забастовки, а суд – признать ее незаконной. Тоже практически под любым предлогом: несоблюдение процедуры объявления, нарушение законности, несохранность имущества, создание реальной угрозы национальной безопасности, общественному порядку, здоровью населения, правам и свободам других лиц. Трактовать эту формулировку можно как угодно.

Указ № 300 прямо запрещает бизнесу оказывать помощь для организации забастовок. Оказание материальной помощи участникам забастовки за счет средств политических партий и организаций, а также иностранных юридических и физических лиц запрещает Трудовой кодекс. Так что любое проявление солидарности трудящихся, особенно интернациональной, в Беларуси тоже затрудняется. Но, при желании любые барьеры преодолимы.

Санкции

У администрации предприятий и властей много средств давления на забастовщиков Им не полагается зарплата на время забастовки, период участия в ней не включается в стаж для отпуска (ст. 396 ТК). Зато тем, кто письменно отказался бастовать, но не сможет работать, зарплата за все время забастовки выплачивается как за простой не по вине работника.

Попытка помешать штрейкбрехерам карается штрафом от 20 до 50 базовых величин (п. 3 ст. 9.18 КоАП). В придачу участникам забастовки и, особенно, ее организаторам, в случае признания стачки незаконной грозит дисциплинарная и иная ответственность, в т.ч. уголовная по ст. 200 УК. Участников такой забастовки можно уволить за прогул или под другим предлогом.

В отечественном законодательстве нет понятия локаута – увольнения работников по инициативе нанимателя в связи с их участием в коллективном трудовом споре или в забастовке. Однако власти уже вовсю угрожают трудящимся массовыми увольнениями, закрытием взбунтовавшихся заводов, а также завозом штрейкбрехеров из-за рубежа. А поскольку руководители предприятий боятся вышестоящего начальства куда больше, чем своих работников, то и прессингует их именно администрация на местах.

Власти хорошо понимают всю опасность массовых забастовок. И будут очень стараться подавить их всеми средствами до того, как ситуация станет необратимой.

Последствия

Давление на забастовщиков и риторика властей выглядит как реликт столетней давности – удивительное явление в государстве еще недавно гордо именовавшим себя «социальным». Так что социальные последствия происходящего в любом случае будут разрушительными. Государство полностью утрачивает доверие и лояльность значительной части общества, причем наиболее экономически активной части.

Сейчас чиновники и казенные идеологи принимаются упрекать забастовщиков в подрыве экономики. Себя они, разумеется, в причинах происходящего виновными не считают. Еще более лицемерно выглядят обвинения в подрыве бюджета. Дескать, если вы не будете работать, в бюджет не поступят налоги, нечем будет платить учителям и врачам, чинить дороги и тп. Как же, как же. Это же те самые налоги, за которые народ содержит тех, кто их обманывает, избивает и убивает. Миллионы людей задумались, стоит ли содержать такое государство.

Оценить сугубо экономические последствия довольно сложно. Пока неясно, сколько продлятся забастовки, насколько массовыми они будут и состоятся ли вообще. Кое-кто называет цифры, весьма сомнительно обоснованные. Рискну предположить, что любой прямой ущерб будет несопоставим с долгосрочными последствиями подавления протестов. Дело не в недополученной за несколько дней или месяцев выручке и утрате рынков – это относительно легко восстановимо. Но если вместо диалога власти пойдут на локауты и репрессии, то потери будут колоссальными. А поскольку рента от дешевых энергоносителей стремительно скудеет, кормить силовиков и бюджетников через пару лет будет весьма проблемно.

Впрочем, нам ли бояться экономических потерь. Несколько лет назад наша страна потеряла треть ВВП, который обвалился с $ 78,8 млрд в 2014 г. до 47,7 млрд в 2016-м – без всяких забастовок и политических безобразий. Девальвация рубля регулярно происходит каждые 3-4 года – ну, состоится сейчас еще одна, нам не привыкать.

Пока власти экспериментировали с «уникальной» моделью», ВВП на душу населения в Беларуси все больше отставал от стран, где состоялись рыночные реформы: он у нас в разы ниже, чем, к примеру, в Литве, Польше, Чехии, Эстонии.

Десятки миллиардов закопаны в неэффективное сельское хозяйство и модернизационные инвестпроекты, сроки реализации и расчетов по которым бесконечно откладываются. Миллиарды потрачены на имиджевые прихоти, вроде парадов, спортивных турниров и дворцов.

Вместо исправления положения, власти пытаются насильно его законсервировать. Результатом станет падение и без того низкой производительности труда, обвал деловой активности и инвестиций, массовое бегство бизнесменов и квалифицированных специалистов от полицейского произвола и беззакония обойдутся в десятки, если не сотни миллиардов, которые потом не компенсировать за десятилетия. О каких-то инновациях и цифровой экономике можно забыть.

Вина за эти потери лежит не на забастовщиках, а на тех, кто породил причины забастовок и продолжает политику репрессий.


Страничка истории

У забастовочного движения давняя история. Более 3 тысяч лет люди, отстаивая свои права, используют этот последний мирный аргумент. Иногда он действует, иногда – нет. Но никакие жертвы не бывают напрасными. Справедливые требования рано или поздно все равно выполняются.

Российская империя. 1905 год. Всеобщая политическая стачка была первым политическим выступлением трудящихся в масштабе страны и стала одним из ключевых эпизодов революции 1905—1907 гг. Помимо экономических требований выдвигались лозунги свержения самодержавия и предоставление демократических свобод. Ответом стал царский манифест 17 октября, который власти выполнять не собирались, что привело к вооруженным столкновениям.

Спустя 12 лет в империи разразилась еще более масштабная революция.

Ирландия, 1913-2014 год. Разрозненные выступления рабочих Дублина против нищенской зарплаты и бесправия вылились во всеобщую забастовку, которая длилась 7 месяцев. В ответ наниматели объявили локаут и завезли штрейкбрехеров из других городов и Великобритании.

Поддержать бастующих материально пытался британский Конгресс тред-юнионов. После почти года кровавых стычек с полицией и безуспешных переговоров, забастовка была подавлена. Многие ирландцы эмигрировали.

Швейцария, 1918 год.

Всеобщая забастовка с сугубо экономическими требованиями продлилась 2 дня и была подавлена. Руководителей предали военному суду, многие участники потеряли работу.

Много лет спустя требования забастовщиков были выполнены: сокращение рабочего времени, ведение государственных пенсий по старости и потере кормильца, избирательные права для женщин, налог на крупные состояния, коллективное трудовое соглашение.

Во многом та забастовка сделала Швейцарию страной, которая считается сегодня эталоном качества жизни.

Германия, 1920 год.

Группа офицеров рейхсвера во главе с Каппом и Лютвицем попытались установить военную диктатуру. Путчисты свергли правительство, ввели осадное положение: распустили выход газет, угрожали смертной казнью организаторам забастовок и пикетчикам.

В ответ левые партии и профсоюзы призвали к всеобщей забастовке. Жизнь в стране остановилась, не работал транспорт, закрылись магазины. Начались вооруженные столкновения рабочих отрядов с войсками. Через 5 дней путчисты капитулировали, а их главари бежали.

Интересно, что из 852 офицеров – руководителей путча половину сразу амнистировали, 331 – уволили из рейхсвера. Почти всех остальных признали невиновными. Лишь одному дали 5 лет, но через год тоже амнистировали.

Такой гуманизм очень вдохновил зародившееся несколько лет спустя нацистское движение. Чем это кончилось – известно всем…

Великобритания, 1926 год. Шахтеры объявили забастовку, протестуя против сокращения зарплаты и увеличения рабочего времени. Владельцы шахт, поддерживаемые правительством, пригрозили локаутом. Когда переговоры с профсоюзами оказались безрезультатными, власти ввели чрезвычайное положение. Любые забастовки были объявлены вне закона.

В ответ профсоюзы приняли решение о проведении общенациональной забастовки в поддержку шахтеров. К ней присоединились железнодорожники, работники металлургической промышленности, машиностроения, судостроения, электропромышленности, печатники, строители и другие – всего более 4 млн человек. Жизнь в Великобритании на 9 дней фактически была парализована. После стычек бастующих со штрейкбрехерами и полицией, власти объявили забастовку незаконной. На следующий день лидеры стачкомов после безрезультатных переговоров с правительством, объявили, что всеобщая забастовка прекращается. Шахтёры бастовали еще почти 7 месяцев, но в конце концов тоже сдались.

Польша, 1981 год. Всепольская предупредительная забастовка, организованная профсоюзом «Солидарность». Ее требования: наказание чиновников и силовиков, виновных в избиении профсоюзных активистов, объективное освещение событий в СМИ, отмена вычетов из зарплаты бастующих рабочих, закрытие всех политических уголовных дел и освобождение политзаключённых.

Это была крупнейшая забастовка в истории мирового рабочего движения 12-14 млн. человек. Хотя она быстро закончилась, а уступки властей были лишь частичными, эта акция сыграла важную роль в свержении коммунистического режима в Польше.

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com