ПО СЛЕДУ ЗАПЧАСТЕЙ


Практика применения пункта 4 статьи 33 НК обогащается все новыми историями. Одна из них – о неудачной попытке столичной компании обжаловать в Верховном суде решение инспекции МНС, по которому придется доплатить в бюджет полмиллиона рублей.

События, итог которых опубликован недавно на сайте Верховного суда, разворачивались так. Проверяя некое ООО «Б», налоговики обнаружили, что отраженные в бухгалтерском учете компании хозяйственные операции по приобретению в 2017-2018 гг. у ООО «А» товара (запасные части) на сумму 1 230,2 тыс. рублей фактически не осуществлялись. Это, по подсчетам проверяющих, повлекло необоснованное завышение затрат, учитываемых при налогообложении, и принятие к вычету «входного» НДС, а, соответственно, – занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и подлежащих к уплате сумм НДС. Данные нарушения повлекли доначисление 457,1 тыс. рублей налогов и 103,7 тыс. рублей пени. Нашлись и мелкие недочеты, вроде занижения выручки за 4-й квартал 2018 г. и сальдо внереализационных операций за 2018 год, завышения вычетов по НДС за январь-сентябрь 2018 г. Всего же по результатам проверки ООО доначислено 577,1 тыс. рублей, в т.ч. 471,9 тыс. – налогов и 105,2 тыс. – пени.

По мнению директора компании, никаких доказательств бестоварного характера сделок между ООО «А» и «Б» налоговики не предъявили. Однако, согласно материалам суда, выводы об искажении сведений о приобретения товара ООО «Б» у именно у ООО «А» основывались на показаниях самих же руководителей этих компаний и иных лиц, допрошенных в качестве подозреваемых по уголовному делу. Кроме того, проверяющие воспользовались информацией, к которой получили доступ, а также материалами уголовного дела, согласно которым ООО «А» запчасти у ООО «О», ООО «Д», УП «Д» не приобретались и в адрес ООО «Б» по оформленным товарным накладным фактически не отгружались. В частности, доказательствами были сведения программного комплекса АС БДБ (сайт: www.blanc.bisc.by) о получении "О" накладной позже оформленной по ней отгрузки товара; копии налоговых деклараций (расчетов) ООО «Д» по НДС и налогу на прибыль за 2017 год, свидетельствующие об отсутствии фактов реализации товара; информация о пересечении границы Республики Беларусь директором ООО «Д» Я., подтверждающая невозможность производить отгрузку в определенные дни.

Суду также была представлена копия акта проверки ООО «АР» (правопреемника ООО «А»), в ходе которой также установлено отсутствие реальности отраженных в первичных учетных документах ООО «А» хозяйственных операций по купле-продаже ТМЦ во взаимоотношениях с указанными компаниями.

Всего этого хватило, чтобы суд счел доказанным искажение ООО «Б» сведений о совершенных хозяйственных операциях и согласился с решением о доначислении налогов. Произведенное на основании норм п. 4 ст. 33 НК, согласно которым налоговая база и (или) сумма подлежащего уплате (зачету, возврату) налога (сбора) по результатам проверки подлежат корректировке, в том числе, в случае установления искажения сведений о фактах (совокупности фактов) совершения хозяйственных операций, об объектах налогообложения, подлежащих отражению плательщиком в бухгалтерском и (или) налоговом учете, налоговых декларациях (расчетах), а также в других документах и (или) информации, необходимых для исчисления и уплаты налогов. При этом налоговая база и сумма подлежащего уплате налога определяются исходя из фактических сведений об объектах налогообложения, и (или) фактических обстоятельств совершения хозяйственных операций, и (или) имеющихся данных об их совершении при возможности их установления, в том числе на основании документов (информации, материалов), предоставленных плательщиком, государственными органами, иными организациями и физическими лицами. Наличие таких оснований устанавливается с учетом доказательств, собранных органом, проводившим проверку, и (или) представленных правоохранительными органами (пункт 5 ст. 33 НК). Что в данном случае и произошло.

Приходится привыкать к тому, что наличие договоров и накладных еще не гарантирует безопасности. Дотошные ревизоры могут, к примеру, сверить, не были ли ненароком бланки ТТН получены позже, чем состоялись оформленные ими отгрузки, побеседовать по душам с бухгалтерами, кладовщиками, экспедиторами и водителями, восстановить по часам и километрам маршруты транспорта, сопоставить данные АИС ЭСЧФ, банков, таможни и других источников, выяснить, не находились ли лица, подписавшие документы, в момент подписания за тридевять земель от офисов и складов. А если очень нужно сверить поступление товаров с выручкой поставщиков, иногда не лень даже вытащить из архивов бумаги закрытых или реорганизованных фирм. Мало ли в контролерском арсенале приемчиков, способных в одночасье разрушить имидж добросовестности проверяемого субъекта. Особенно, если распутываются разнообразные схемы легализации «левого» товара, накачивания цен и сокрытия прибыли «через цепочки подставных фирм, расплодившиеся в те блаженные годы, когда иллюзия тезиса «что не запрещено, то разрешено» еще не напоролась на доктрины «основной цели» и приоритета содержания над формой.

Еще один важный нюанс. Налоговая проверка ООО «Б» проводилась за период с 23.01.2015 г. по 30.09.2019 г. При этом основанием для ее назначения были постановление следственных органов от 12.06.2019 г. и предписание от 31.10.2019 г. , а завершилась проверка уже в марте 2020 г.

Таким образом, данное дело в очередной раз подтверждает, что пункты 4 и 5 ст. 33 НК в редакции, вступившей в силу с 1 января 2019 года, распространяют свое действие и на проверки, назначенные после этой даты, как вполне недвусмысленно указано в п. 15 ст. 4 Закона от 30.12.2018 № 159-З, которым была утверждена очередная версия Налогового кодекса. О чем я предупреждал здесь и там.

Кстати, в данном случае проверка проводилась как раз за 5 предшествующих лет, что вполне соответствует ограничениям, установленным п. 4 ст. 74 НК и п. 16 Указа от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь». Впрочем, пятилетним сроком иногда не ограничиваются – например, если проверка проводится по поручениям органов уголовного преследования по возбужденным уголовным делам или в случае проведения дополнительной проверки. А исключения по периоду проверок автоматически продлевают 5-летний срок давности для взыскания налогов, установленный п. 2 ст. 61 НК. Впрочем, об этом я тоже как-то предупреждал.

Остается добавить, что в нашей истории все попытки компании обжаловать решение проверяющих в областной ИМНС и министерстве были безуспешными. Не удалось оспорить его и во всех судебных инстанциях, несмотря на то, что руководители и сотрудники помянутых компаний изменили свои первоначальные показания. Осталась без удовлетворения и кассационная жалоба – как необоснованная. С пунктом 4 ст. 33 не шутят…



Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью