Превращение старых долгов в новые долги и скрытые убытки


Есть два относительно простых способов разобраться с долгами: вовремя заплатить или не набирать их вообще. Но у нас легких путей не ищут. Сначала предприятия набирают непомерные долги, которые не в силах погасить, а потом начальство изобретает многоходовые схемы, как с этой напастью разобраться. Тут вам и реструктуризации, и отсрочки с рассрочками, а то и прощение. И все за счет бюджета, точнее – из карманов налогоплательщиков. А поскольку долги и неплатежеспособность госсектора не иссякают, то нет конца и попыткам чиновников решить эту проблему любыми способами. Кроме, разумеется, механизмов банкротства и приватизации.

В прошлой пятилетке правительство мечтало об оздоровлении госпредприятий, «которые создают значительные фискальные риски для бюджета через накопленную задолженность, субсидируемые кредиты и списание долгов». Самые неплатежеспособные, «затраты на поддержку которых превышают отдачу», даже собирались как-то выводить из экономики. Теперь об этом, как и об эффективной системе оценки фискальных рисков, речи нет. Но проблема никуда не делась: «долговой навес» надо как-то уменьшать. Так, в текущей пятилетке запланировано «увеличение объемов собственных средств организаций до 44% в 2025 году за счет решения долговых проблем в госсекторе, повышения эффективности управления государственными активами и развития корпоративного управления». Это, по мнению авторов программы социально-экономического развития на 2021–2025, должно обеспечить расширение источников финансирования инвестиционной деятельности. Задачка непростая – дела с обороткой сейчас немногим лучше, чем 8 лет назад (см. диаграмму). При этом ее качество, а также средне- и долгосрочные последствия принимаемых мер, пока никого не заботят.

По данным Белстата более 1/4 крупных предприятий на 1 июля т.г. не имели собственных оборотных средств, а 9,8% были обеспечены ими ниже норматива. Но это лишь часть картины. Последний мониторинг Нацбанка показывает, что 54,2% предприятий жалуются на недостаток оборотных средств, в т.ч. 64,9% строительных предприятий, 60,6% транспортных, 51,4% промышленных и 49,7% предприятий торговли. При этом 45,7% респондентов назвали факторами, ограничивающими рост производства, недостаток денежных поступлений, 44,9% – неплатежи потребителей и 42,4% – нехватку «оборотки».

Между тем, долги растут медленнее, чем доходы. Так, на 1 июля т.г. кредиторская задолженность была на 16,6% больше, чем годом ранее, дебиторская – на 16%, задолженность по кредитам и займам – всего на 9%, а требования банков к юридическим лицам – на 8,7%. В то же время выручка в I полугодии выросла на 25%. Однако денег все равно не хватает. Их то и дело приходится занимать на закрытие кассовых разрывов. В 2019 г. на погашение кредитов банков у предприятий уходило 27,9% выручки, в прошлом году – 28,7%, а в I полугодии тг. – 27,3%. Правда, коэффициент закредитованности за полгода снизился с 342,4% до 295,7%, а коэффициент общей закредитованности – с 742,1% до 663,9%. Одновременно с начала 2021 г. доля необслуживаемых активов юридических лиц увеличилась с 6,7 до 6,9%, а у отдельных банков превышает безопасный уровень в 10%. Так что высокая долговая нагрузка остается неизменной проблемой предприятий, особенно государственных.

Магия долгового оздоровления

Главным борцом с долгами госсектора назначено ОАО «Агентство по управлению активами». Изначально его задачей было «создание условий для комплексного реформирования и финансового оздоровления сельскохозяйственного производства», а проще говоря, реструктуризация долгов АПК. Теперь указом № 391 "О стабилизации финансового состояния организаций" Агентству поручается сражаться с проблемными долгами не только сельскохозяйственных, но и промышленных предприятий.

Схема, на сей раз, будет такая: Агентство выкупает у банков долги «стратегических» промышленных предприятий. Не за деньги, разумеется, а в обмен на облигации, которые само же выпустит.

То есть агентство по договорам уступки права требования приобретает задолженность предприятий перед банками (основную сумму + проценты) с дисконтом в размере не более созданных по ним банками на последнюю отчетную дату спецрезервов путем заключения с банками договоров купли-продажи облигаций. По безнадежным активам дисконт может составить до 99%.

В обмен на «активы», т.е. долги предприятий банки получат облигации, выпускаемые Агентством, то есть, тоже долговые обязательства, но в другой "упаковке". Эти бумаги будут номинированы в валюте, с расчетами как в валюте, так и в рублях по официальному курсу Нацбанка. Ставки процентов по облигациям Агентства будут устанавливаться правительством: для рублевых – не более ставки рефинансирования Нацбанка, для валютных – не более ставки процентного дохода по долгосрочным валютным гособлигациям. Срок обращения – до 10 лет. Облигации не обеспечиваются ни залогом или поручительством, ни банковской гарантией или страховкой. Агентству позволяется не ограничиваться требованиями по достаточности капитала, текущей ликвидности и обеспеченности оборотными средствами. Важная деталь: по истечении срока обращения облигаций Агентство при необходимости может выпустить новые – на аналогичных условиях. Таким образом, не исключено, что вместо погашения облигаций, кредиторам предложат конвертировать их в бумаги новых выпусков – так что денег никто в обозримом будущем не увидит вообще.

Должники - акционерные общества смогут рассчитаться с Агентством акциями дополнительного выпуска путем зачета задолженности по приобретенным Агентством активам – если будет одобрение свыше. При этом мнения и интересы остальных акционеров во внимание не принимаются. Указ позволяет игнорировать все процедуры, предусмотренные ст. 77 закона «О хозяйственных обществах». Такой своеобразный вариант прощения долга очень украсит балансы должников. Их собственный капитал формально вырастет, а кредиторская задолженность сократится. Заодно доля государства в таких АО еще больше вырастет. К сожалению, денег от этого ни у кого не прибавится.

Готовить проекты решений о приобретении Агентством активов будут профильные министерства и концерны, а также облисполкомы (Мингорисполком) – в зависимости от подчиненности или местонахождения должника. При этом потребуются бухгалтерская отчетность должника за текущий и 2 предыдущих года с расчетом финансовых показателей, определенных наблюдательным советом Агентства; прогнозные значения форм отчетности и финансовых показателей на период планируемого погашения обязательств перед Агентством с учетом приобретения им активов должника и без него. Кроме того, потребуется бизнес-план развития должника с детальным анализом его деятельности и обоснованием причин, которые привели к реструктуризации обязательств через Агентство, а также меры по повышению эффективности его функционирования. Разумеется, в таких прогнозах, мерах и бизнес-планах недостатка не будет – бумага все стерпит. А вот с фактическими результатами может выйти заминка.

Бенефициары и жертвы

Должники получат изрядный бонус –уменьшение кредиторской задолженности и рассрочку погашения долга. При передаче активов между должником и Агентством заключается договор, предусматривающий конвертацию принадлежавших Агентству облигаций должника в облигации нового выпуска, обязательства по которым будут уменьшены на сумму дисконта. При этом дисконт не включается в состав внереализационных доходов, не облагается налогом на прибыль, а также не учитывается при исчислении части прибыли, подлежащей перечислению в бюджет по Указу № 637.

Кое-что перепадет и банкам. Доходы по облигациям Агентства, а также от передачи ему активов не включаются в валовую прибыль банков при налогообложении.  При расчете резервных требований базу резервирования можно уменьшить на сумму покупки облигаций агентства. Банкам разрешается принимать белорусские рубли по договорам уступки требования и купли-продажи облигаций при приобретении Агентством активов по валютным обязательствам и не применять порядок определения системно значимых заемщиков и оценки их рисков для расчета достаточности нормативного капитала в отношении агентства в иностранной валюте. Однако им придется формировать спецрезервы по облигациям агентства, как по гособлигациям.

Планируется, что должники  рассчитаются с новым кредитором – Агентством, ежемесячно переводя установленную графиком часть выручки после уплаты налогов на спецсчета, для которых указом № 391 устанавливается особый режим. Эти расчеты будут производиться в первоочередном порядке. Если же должник окажется банкротом, то требования Агентства подлежат удовлетворению в третью очередь, т.е. они приравниваются к обязательным платежам. Но если эффективность работы таких предприятий, платежная дисциплина и качество управления не вырастут (а никаких реальных стимулов для этого не видно), то через некоторое время агентство окажется в той же ситуации что и нынешние кредиторы: денег нет. Соответственно, и самому агентству нечем будет платить по облигациям.

На такой критический случай государство берет на себя субсидиарную ответственность по исполнению обязательств по облигациям Агентства в случае недостаточности у последнего денежных средств. При этом «недостаточность» будет определяться уполномоченным органом Агентства в установленном им же порядке. Иными словами, агентству дается право самому решать, когда объявлять дефолт и становиться банкротом. Впрочем, за такой экстрим агентству все равно придется в течение года рассчитаться с бюджетом – разумеется, за счет своих должников.

От схемы, предлагаемой указом № 391, как и от всех предыдущих, в реальности долгов в экономике меньше не становится. Частично они превращаются в убытки банков, а частично перераспределяются от одних кредиторов к другому с перспективой их «перевешивания» на государство. Конвертация долгов в долгосрочные облигации с весьма скромной доходностью или в неликвидные и бездоходные акции при слабом финансовом рынке обойдется обществу недешево. Сокращается ресурсная база банков, что скажется на их возможности кредитования бизнеса и населения. За счет которых, кстати, банки непременно попытаются компенсировать часть убытков. Спасаемые предприятия получат возможность в очередной раз пренебрегать платежной дисциплиной. Поставщики автоматически выбрасываются в «хвост» очереди, в которой все забирает государственный «коллектор». Если после этого остальным кредиторам ничего не достанется – это их печаль. По сути, начинается очередной виток масштабного списания квазигосударственных долгов госсектора за счет налогоплательщиков...
















Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью