РЕСУРС ДЛЯ ЗАРАБОТКА И РОСТА

Обещание удвоения зарплаты, промелькнувшее в послании главы государства 4 август, бизнес воспринял без особого энтузиазма. Ситуация в экономике и последние события не слишком вдохновляют на пересмотр зарплат в сторону увеличения. Пока ресурсов едва хватает, чтобы сводить концы с концами после очередного кризиса, окончание которого далеко не очевидно. Есть ли предпосылки для роста вообще и увеличения заработков в частности?


Традиционно власти декларируют намерение обеспечить ежегодный рост реальной заработной платы, увязанный с опережающим ростом производительности труда в целом по стране, в столице и по областям. Впрочем, в последние годы такая увязка сильно расшаталась. Рост ВВП за уходящую пятилетку вряд ли составит больше 7% при прогнозе 112,1-115%, а производительность труда так и осталась низкой: по номиналу почти в 4-5 раз хуже, чем в странах Евросоюза, а по паритету покупательной способности – в 1,5 - 1,8 раз. Основные причины низких темпов роста экономики по официальной версии кроются в неблагоприятной конъюнктуре внешних рынков. Но признаются и такие факторы как технологическое отставание и низкая инновационность (доля высокотехнологичных производств в обрабатывающей промышленности – 5,5% ВДС, что в 4-6 раз ниже, чем в развитых странах), неэффективное распределение и использование ресурсов, в том числе финансовых, низкая отдача от инвестпроектов, а также отсутствие справедливой конкурентной среды, в том числе вследствие проведения нерациональной тарифной политики, наличия бремени перекрестного субсидирования, неразвитости фондового рынка и рынка интеллектуальной собственности;

Сейчас может появиться новый индикатор: увязка роста номинальной начисленной среднемесячной заработной платы с опережающим ростом выручки в расчете на одного среднесписочного работника, а также ежегодное сокращение разрыва в уровне заработков в районах со сложным экономическим положением по сравнению со среднереспубликанским уровнем. Учитывая, что «сложных» районов, к сожалению, много, задача предстоит довольно сложная. В республике наблюдается более чем двукратный разрыв по уровню ВРП на душу населения, а по уровню номинальной среднемесячной заработной платы – 1,6 раза.

Провозглашать лозунги увеличения зарплаты куда легче, чем реально создать условия для ее устойчивого роста в реальном секторе экономики на основе повышения производительности труда. Проблема в том, что из-за низкой рентабельности и высокой налоговой нагрузки у предприятий не так уж много инструментов для стимулирования работников и, особенно, – для мотивации руководителей. Поэтому стремиться к внедрению новых инновационных подходов и креативных решений иным топ-менеджерам кажется неинтересным, невыгодным, а то и опасным.

Забота о благе

Отказываться от имиджа «социальной ориентированности» власти по-прежнему не намерены. В каждой пятилетней программе правительства важное место занимает тема уровня жизни и доходов населения. Программа на 2021-2025 гг. не станет исключением. Правда пока в предварительных проектах удвоение доходов не обещается. Зато особую заботу власти намерен проявить в отношении бюджетников. Это вполне понятно: кто же заслужил, если не они. В частности, планируется повышение средней заработной платы педагогических работников до 100% от уровня средней заработной платы по стране, профессорско-преподавательского состава и отдельных категорий работников здравоохранения – до 150%, работников низкооплачиваемых отраслей – культуры и социального обслуживания – до 80%;

Одновременно планируется усовершенствование нормативной правовой базы в области оплаты труда для создания эффективных механизмов управления мотивацией работников, а также установить минимальную зарплату в размере не ниже 30% прогнозного значения номинальной зарплаты по республике. В итоге реальные располагаемые денежные доходы населения в 2025 году должны вырасти в 1,4 раза к 2020 году, зарплаты бюджетников должны достичь 80% среднереспубликанского уровня, а в государственном управлении – не ниже 1,3.

Таким образом, многим гражданам останется только позавидовать бюджетникам, особенно в секторе госуправления, чьи доходы планово вырастут, независимо от превратностей экономического бытия, конъюнктуры рынков и финансовых недоразумений. Нужно лишь обеспечить эти планы необходимыми ресурсами и сконцентрировать бюджетные средства в соответствующих размерах на заданных направлениях.

Но есть ли такие ресурсы в белорусской экономике?

Кто съел накопление капитала

Периоды бурного роста зарплат не редкость в отечественной экономической истории. Но расплачиваться за них приходилось высокой инфляцией, а росла не столько экономика, сколько долги. Масштабное вложение средств оказалось весьма неэффективным. Так, в статье Н.Мирончик и А. Ливихиной «Как ускорить рост белорусской экономики», опубликованной в июльском номере «Банковского вестника», отмечается, что в последние 10 лет в Беларуси наблюдался быстрый рост количественных и сильное снижение качественных характеристик инвестиционных процессов среди стран с формирующейся рыночной экономикой. К примеру, средняя норма накопления в Беларуси выросла с 21,9% в 2001–2008 гг. до 31,6% в 2009–2018 гг., а средняя эффективность накопления снизилась за эти годы с 0,96 до 0,11. В то же время в целом по странам с формирующейся рыночной экономикой из числа стран выборки с убывающей отдачей капитала норма накопления выросла с 22% в 2001–2008 гг. до 24% в 2009– 2018 гг., а средняя эффективность накопления снизилась за эти годы с 0,7 до 0,3. Предельный продукт капитала в Республике Беларусь в последние годы стал самым низким в сравнении со странами с сопоставимым уровнем производительности. Это свидетельствует о недостаточно интенсивном использовании других факторов производства. Убывающая отдача капитала в белорусской экономике сформировалась после 2007 г. и была обусловлена неоправданно высокой инвестиционной активностью в период в 2006–2010 гг. при недостаточной требовательности к качеству инвестиционных проектов.

Дело здесь не в нехватке денег. В Беларуси средний темп прироста требований банковской системы к экономике за 2016–2019 гг. составил 7%, а широкой денежной массы – 10,5% при средних темпах прироста ВВП 1,1%. То есть, денег в белорусскую экономику поступает достаточно, но экономика не способна превратить эти деньги в эффективно работающий капитал и создать большую реальную добавленную стоимость

Так, отдача от дополнительной единицы капитала в Беларуси в 2003–2012 гг. составляла 0,2–0,25, а в 2015– 2019 гг., она упала до 0,14–0,15. И это, несмотря на масштабную модернизация основных фондов – за последнее 15 лет степень износа основных средств снижена почти в 1,5 раза. На конец 2018 г. накопленная амортизация основных средств Республики Беларусь составила 38,8% – куда ниже, чем в России (46,6%) и Казахстане (35,7%),

По данным авторов статьи вклад капитала и труда в среднегодовой прирост ВВП и сократился с 4,25 и 0,7 и п.п. в 2006-2009 гг., капитала до 3,97и -0,22 п.п. в 2010-2014 гг. и до 1,06 и -0,55 и п.п. в 2015-2019 гг, При этом среднегодовой прирост производительности труда сократился с 5,82% в 2006-2009 гг. до 1,06% в 2015-2019-м. В итоге эффективность накопления (абсолютный прирост ВВП/абсолютный прирост капитала) за 2 пятилетки сократилась с 0,42 до 0,01.

Таким образом, стремление «заливать» кредитами обнищавшие предприятия, которые не в состоянии генерировать добавленную стоимость, попросту повлечет очередной виток инфляции вместо ожидаемого роста. В таких условиях очередные эксперименты на волне экономического популизма будут иметь весьма серьезные последствия.

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com