top of page

СТРАХОМ И КОПЕЙКОЙ


… рекомендовал смирить мятежную Беларусь виленский генерал-губернатор Михаил Муравьев 140 лет назад. Именно эти два средства должны были привести к «сближению» западных губерний с остальными частями империи и к «возвращению и упрочнению в них спокойствия» после подавления восстания 1863-1864 г.г. Генерал-вешатель был мудрым политиком. Его совет на долгие годы обеспечил интеграцию Беларуси с «братской» Россией. Рецепт оказалось настолько эффективным, что его с успехом применяют и по сей день.

Царские чиновники понимали, что штыками и виселицей все проблемы не решаются. Поэтому значительно большую роль в формировании правительственной политики в Беларуси играли не войска, а земский отдел министерства внутренних дел, министерства финансов и государственного имущества. Они разработали политику ликвидации социально-экономической базы национально-освободительного движения путем насаждении в западных губерниях русского землевладения.

После разгрома восстания, казней и ссылок его непосредственных участников, местное дворянство было разделено правительством на две неравные части по национальной принадлежности. Белорусы и поляки считались политически неблагонадежными. Меньшинство – русские и остзейские помещики — было признано опорой самодержавия и получало поддержку властей во всех своих начинаниях. Напротив, одно католическое вероисповедание лишало дворянина всякого доверия властей и поддержки правительства. Репрессии и ограничения военного времени, следственные комиссии и полевые суды сохранялись очень долго. Мужчинам, за исключением крестьян, не разрешалось отлучаться с мест проживания. Дворянство не имело права собираться вместе по несколько человек, даже на семейные торжества, без особого разрешения властей (впрочем, и сейчас, нормы Декрета от 7.05.2001 № 11 “О некоторых мерах по совершенствованию порядка проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций, иных массовых мероприятий и пикетирования в Республике Беларусь» немногим либеральнее). Штрафы и контрибуционные сборы высасывали все ресурсы у местных помещиков и промышленников. Какого-либо перечня проступков, за которые полагались эти штрафы, не существовало, как не были определены и их размеры. Местная администрация злоупотребляя данной ей властью, превратила штрафы в источник своих дополнительных доходов. Только в 1866 году взыскания были упорядочены.

Интересно, что почти сразу же после аннексии Великого княжества Литовского, белорусам, «временно», предписывалось платить налоги только металлическими деньгами, хотя согласно постановлению 1795 г., налоговые платежи в бюджет Российской империи допускалось перечислять как в звонкой монете, так и ассигнациями. На первый взгляд второстепенная инструкция, регламентирующая порядок использования платёжных инструментов, на самом деле уничтожила экономику белорусских земель. Если официальный курс обмена металлических денег на бумажные, был равен 1:1, то реально, за 22 рубля серебром давали 100 рублей ассигнациями. Таким образом, налоговая нагрузка на белорусские губернии была почти в 5 раз больше, чем на российские. Этот акт вынуждал белорусских помещиков вкладывать деньги в развитие экономики России. В сфере налогообложения ситуация с тех пор так и осталась не в пользу белорусских субъектов хозяйствования: налоговая нагрузка в республике составила в 2003 г. 42,7 % к ВВП, что на 8-10 процентов больше, чем в соседних странах. А все разговоры о снижении налогового бремени оборачиваются на практике его ростом...

Спустя 140 лет в независимой Беларуси восстановят деление, не по национальному признаку, а по форме собственности. «Благонадежный» государственный сектор экономики получит от государства все мыслимые виды поддержки и преференций. «Сомнительные» частники – бесчисленные поборы, проверки и штрафные санкции, перерегистрации и перелицензирования, повышенные ставки арендной платы. Указами Президента от 16.01.2002 г. № 40 «О дополнительных мерах по совершенствованию экономических отношений» и от 22.01.2004 г. № 36 «О дополнительных мерах по совершенствованию налоговых отношений» допускаются конфискация имущества и огромные административные штрафы без суда. Причем размер штрафов за одно и то же нарушение может лежать в весьма широком диапазоне – есть где чиновникам разгуляться. Страхом и копейкой так легко приводить к покорности …

Во второй половине ХIХ века в Беларуси капиталистические отношения были больше развиты, чем в российском центре. Это была инерция уклада ВКЛ и Речи Посполитой, близости к Западной Европе и магдебурского права (отмененного по приказу Екатерины II в 1775 – 1795 г.г.), которых не знала Россия. Следствием этого явилась большая приспособленность к новым условиям и экономическая устойчивость помещичьих хозяйств, что, в свою очередь, на ряду с другими факторами обеспечила относительно невысокие темпы уменьшения дворянского землевладения в Беларуси после отмены крепостного права. К началу ХХ века дворянству в Беларуси принадлежало до 80% крупных земельных владений, тогда как в центральном земледельческом центре России дворянское землевладение сократилась на 44%, а в северном –на 52%. Это могло быть базой для развития промышленности.

Сознавая, что репрессивные порядки не могут существовать вечно, правительство царской России стремилось подорвать значение внешнего землевладения и уменьшить политическое значение местных помещиков. По закону от 10.12.1865 г. всем высланным из западных губерний было предложено в течение 2-х лет вернуться… и до 10 декабря 1867 г. продать или обменять свои имения. В противном случае имения продавались с аукциона (купить их белорусы не имели права). Зато российские и немецкие помещики были поддержаны экономически. Для них, по решению Западного комитета был снижен контрибуционный сбор до 2,5%, а весной 1864 г. – отменен полностью. Традиции – великая вещь: в 90-е годы XX века в Беларуси предприятия с иностранными инвестициями будут освобождены от налога на прибыль и обязательной продажи валютной выручки от реализации продукции собственного производства. Национальные производители таких льгот не получат.

Для привлечения русских покупателей в Северо-западный край царское правительство разработало систему преференций, утвердив «Положение о льготах, преимуществах и денежных ссудах, представляемых при покупке казенных и частных имений в западных губерниях». Для составления капитала русским помещикам были проданы свободные казенные земли и доходные статьи в западных губерниях и создан кредитный фонд в 5 млн рублей – сумма по трем временам неплохая. Российская империя, стремясь свести влияние местного дворянства до минимума, приняло целый ряд специальных мер, препятствовавших развитию национального капитала. Например, в правилах Дворянского поземельного банка было установлено, что ссуды в западных губерниях могли получить только землевладельцы, имевшие право на покупку земли в крае. Таким образом, белорусы и поляки заведомо лишались доступа к кредитам, которые могли бы использоваться на развитие национальной промышленности. Это и было «смирение копейкой». В результате, пока в центральных губерниях России активно развивался капитализм, Беларусь нищала, становясь «отсталой окраиной» империи.

История любит повторяться. Сегодня на пути развития рыночных отношений в Беларуси тоже выстраивается один барьер за другим. Белорусы так и не получили доступа к приватизации предприятий, которые государство пытается продать российским олигархам, заламывая, правда, при этом несусветные цены. Национальный капитал, истощенный налогами и штрафами, выкупить эти предприятия в любом случае не в состоянии. Впрочем, белорусы, успевшие завладеть акциями приватизированных предприятий, распоряжаться ими все равно не вправе. Согласно Декрету от 20.03.1998 г. № 3 они могут продать эти акции только государству и только по госцене, так же как их репрессированные предки 140 лет назад – свою землю…

После отмены крепостного права, большая часть земли осталась в руках помещиков. Крестьяне были вынуждены арендовать у них землю, так же, как белорусские предприниматели сегодня вынуждены арендовать у госпредприятий производственные и офисные помещения. Крестьяне XIX века отрабатывали арендную плату своим трудом, что мало отличалось от барщины. Даже в 1900 г. в частной собственности крестьян, составлявших 56,7% населения Беларуси, будет лишь 5,5% земли. Впрочем, свободные граждане независимой Беларуси и по сей день не получат права владеть землей. Да и другие средства производства им мало доступны. Предприниматели XXI века вынуждены платить арендную плату, установленную в твердой валюте, поддерживая, тем самым, простаивающие госпредприятия. Как и сто с лишним лет назад, владелец площади выжимает из арендатора все соки и выгоняет его на улицу, как только тот не в состоянии больше платить.

Но вернемся к XIX веку. Самодержавие не спешило распространять в Беларуси судебную и административную реформы, даже когда они шли в центральных губерниях России полным ходом. Петербург не хотел отдавать местное самоуправление и суд в руки белорусского поместного дворянства и других сословий. Поэтому не возобновлялась деятельность дворянских собраний, приостановленная в 1864 г., не вводилось земство и новые судебные уставы. Таким образом, все сословия белорусских губерний были лишены возможности отстаивать свои права, выступать с законодательными инициативами и жалобами в высшие инстанции империи. Деятельность дворянских собраний была возобновлена только в 1888 г., причем белорусская и польская шляхта не могли избираться предводителями дворянства. Между тем на территории белорусских губерний согласно переписи 1897 г. проживало 63,4% белорусов, 5,7% русских, 14,1% евреев, 4,9% поляков, 4,4% украинцев.

Реформа городского самоуправления началась только в 1875 г. – на пять лет позже, чем в остальных российских губерниях. Избирательные права были предоставлены плательщикам городских налогов (землевладельцам, домовладельцам, предпринимателям) на основе имущественного ценза. Они выбирали своих представителей – гласных в городскую думу. Дума избирала управу во главе с городским головой. Однако, указом от 29 апреля 1875 г. было установлено, что городской голова в белорусских губерниях не избирался, а назначался министром внутренних дел. Суд присяжных появился лишь в конце 1883 г.

Воспитание «страхом и копейкой» даст свои плоды много лет спустя: свободные граждане независимой Беларуси, предки которых еще в XV веке избирали городской совет и суд по магдебургскому праву, «добровольно» откажутся от права избирать местную администрацию и судей на референдуме 1998 года…

Для интенсивного экономического развития страны необходим прогресс науки и образования. Но школьная реформа в Беларуси началась в 1864 г. Характерной ее чертой была дискриминация по национальному и религиозному признаку. Местные гимназии были обвинены в воспитании молодежи в антироссийском духе. Все преподаватели проверялись на благонадежность. Преподавание велось исключительно на русском языке. Употребление польского и белорусского языков в стенах учебных заведений строго каралось. По настоянию Муравьева был введен 10-процентный лимит приема белорусов и поляков в столичные университеты. Эта практика продержалась до начала 80-х годов XIX века.

С тех пор многое изменилось. Но уже в XXI веке в Минске закроют гуманитарный лицей им. Я,Колоса – единственную в стране школу, где все предметы преподавались на белорусском языке, ликвидируют Европейский гуманитарный университет, ряд филиалов вузов в областных центрах. Российская общественность бурно протестует против введения в Латвии всеобщего обучения на латышском языке. В Беларуси никто не заступится за сохранение остатков языка коренного населения. Уроки империи выучены слишком хорошо…

Результаты репрессий после восстания особенно пагубно сказались на экономике. Еще в 70-е годы промышленность Беларуси развивалась очень медленными темпами. Об этом говорит тот факт, что в 1900 г. доля предприятий, созданных в 60-70-г годы XIX в., составляла лишь 18%. В 80-90-е годы было создано в 4 раза больше предприятий, чем в предшествующие 20 лет. Лишь к началу ХХ в. завершается формирование внутреннего рынка Беларуси, а местные города и предприниматели, благодаря железным дорогам, расширили торговые связи с Москвой, Петербургом, Прибалтикой, Украиной. В 80-е годы появились отделения российских банков. Но развитие финансового сектора было очень вялым. К началу XX века в Беларуси насчитывалось всего 10 акционерных обществ – более чем скромно даже по сравнению с остальной империей.

Тем не менее, к началу XX века Беларусь была одним из главных центров винокуренной, пивоваренной и бумажной промышленности империи благодаря минимальным издержкам, дешевой рабочей силе, местному сырью и возможности экспорта на восток и на запад.

Значительную роль в развитии капитализма в Беларуси сыграла пресловутая «черта оседлости». До середины XVIII века никаких ограничений для евреев не существовало. После раздела Речи Посполитой евреям было разрешено проживать только в Литве, Беларуси, Киевской, Волынской, Подольской, Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерниях. Находиться даже временно в других районах Российской империи евреям запрещалось. Законом от 25 мая 1827 г. купцам, ремесленникам и фабрикантам еврейской национальности разрешалось кратковременное пребывание во внутренних губерниях по вексельным и исковым делам, казенным поставкам и подрядам, а также для усовершенствования мастерства сроком до шести недель. По закону 1882 г. евреям запрещалось жить в сельской местности и владеть землей. Эти ограничения отнюдь не были вызваны антисемитизмом властей. Просто правительство ограничивало конкурентные возможности еврейских предпринимателей по сравнению с русскими, о чем откровенно было сказано в рескрипте Александра II. А в 2003 г. власти Минска «упорядочили» деятельность частной мелкорозничной торговли, выселяя предпринимателей с их киосками и лотками сначала на окраины «за черту оседлости», а затем вообще изгоняя их с улиц столицы. Традиция у нас такая...

За вторую половину ХIХ в. общее число владельцев промышленных предприятий в Беларуси возросло с 28,2 тысяч в 1860 до 77,1 тысяч в 1900 г., из которых только 2,5% относилось к крупной и средней буржуазии. Перепись населения 1897 г. зафиксировала на территории Беларуси лишь 18 тыс. купцов. По данным податных ведомостей в 1897 год в пяти белорусских губерниях 21,4 тыс. человек жили за счет доходов с капитала. Это был один из самых низких показателей в европейских губерниях империи. В 1900 году 38,9% промышленных предприятий принадлежали дворянам, 18,1% – мещанам, 17,6 % – купцам, а 0,7% – крестьянам. 1,2% предприятий принадлежали иностранцам. Сегодня доля предпринимателей в населении независимой Беларуси тоже невелика, а богатых людей среди белорусов – еще меньше. Средним классом здесь ощущают себя те, кого в Европе назвали бы бедняком.

В 1860-1890-е годы, как и в конце XX века для Беларуси открылись перспективы широкого развития рыночных отношений. Однако, движение в этом направлении тогда шло медленнее, чем в России и Прибалтике, а сегодня вообще повернулось вспять. В XIX веке это объяснялось особым положением белорусских губерний, где только что было жестоко подавлено национально-освободительное восстание и властями империи принимались меры для ликвидации любых подобных попыток в дальнейшем. Но, как и 140 лет назад, правящий режим препятствует становлению национальной элиты белорусского общества и экономической базы самостоятельного развития Беларуси.

Его высокопревосходительство, губернатор Муравьев был бы доволен…

Comments


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью
bottom of page