Цель и средства меряются скромностью


Белорусские власти уверены, что в следующем году экономику республики ожидает восстановительный рост. Однако большинство зарубежных и международных финансовых организаций предрекает нам спад или, для разнобразия "анемичный" рост.

Итак, цель определена. В следующем году в соответствии с указом № 480 ВВП должен вырасти на 1,8%, а инвестиции в основной капитал составят 21,3–21,7% к этому ВВП. Прогнозируется, что реальные располагаемые денежные доходы населения вырастут на 1,6% к 2020 году, уровень безработицы по методологии МОТ составит не более 4,2–4,4%, ввод жилья в эксплуатацию, строящегося с государственной поддержкой, окажется не менее 1 млн. кв. м, а индекс потребительских цен на социально значимые товары за год не превысит 104,9%.

Причины такого набора важнейших параметров прогноза социально-экономического развития мы разбирали ранее. Правда, власти решили слишком не оригинальничать и сохранили темп роста ВВП. Впрочем, это не важно. правительству дается право в течение 2021 года вносить предложения об изменении установленным показателей, с учетом фактически складывающихся внешних экономических условий. А поскольку с этими условиями всякое может случиться, то неурядицы с любым показателем всегда можно чем-то объяснить.

У Совмина есть целых 2 месяца, чтобы утвердить целевой план социально-экономического развития республики на 2021 год, обеспечивающий мобилизацию ресурсов для восстановительного роста экономики при соблюдении макроэкономической сбалансированности, а также определить совместно с облисполкомами и Мингорисполкомом ключевые показатели эффективности работы для госпредприятий. Будем надеяться, что им так же хватит оставшихся 10 месяцев, чтобы эти показатели выполнить, как у правительства – мобилизовать помянутые ресурсы. Успех этого процесса во многом зависит от ситуации на кредитном рынке

Пока в денежно-кредитной политике на следующий год признаков существенного смягчения не заметно. В ней, согласно указу № 481, главной целью остается ограничение инфляции, измеряемой индексом потребительских цен, в пределах 5%. При этом Нацбанк продолжит применение режима монетарного таргетирования. Здесь промежуточная цель – удержать прирост средней широкой денежной массы на уровне 7–10%, а операционная – обеспечить прирост средней рублевой денежной массы на уровне 11–14%, а рублевой денежной базы – на 10–13%.

Доля необслуживаемых активов банков в активах, подверженных кредитному риску должны составить не более 10%, а международные резервные активы к концу года не менее $ 6 млрд. Это весьма скромное пожелание: на текущий год планировалось накопить ЗВР на уровне 7,3 млрд., на 2019-й – 7,1 млрд. Но теперь придется радоваться, если резервы останутся на уровне 3-летней давности.

Таким образом, белорусский Нацбанк пока не намерен брать пример с крупнейших центральных банков развитых стран, которые еще весной дружно перешли к смягчению денежно-кредитной политики и намерены оставить ее «ультрамягкой» на фоне медленного восстановления мирового спроса после пандемии. Программы количественно смягчения (QE), покупки активов (PEPP и APP), целевых операций долгосрочного рефинансирования (TLTRO III), прямое кредитование экономики через программы закупки муниципальных и корпоративных облигаций, операций РЕПО и предоставление ликвидности по льготной ставке на специальных условиях в той или иной форме применяют как ФРС США, так и центробанки ЕС, Швейцарии и Японии.

У нас столь масштабная раздача ликвидности не практикуется, хотя фактическое субсидирование путем скупки активов и льготного кредитования для ряда госпредприятий и АПК периодически наблюдается. Но средств на это не хватает, если не включать "печатный станок".

Беларусь, в отличие от остальных стран, в 2020 г. столкнулась сразу с двумя видами шоков: экономическим и политическим, отмечается в декабрьском обзоре Центра макроэкономических исследований Сбербанка РФ. Ограниченные финансовые возможности поддержки экономике в условиях пандемии подтолкнули руководство страны к отказу от введения жестких карантинных ограничений. Эта стратегия вместе с традиционными инструментами поддержки внутреннего спроса через предприятия госсектора ограничили глубину спада. Даже несмотря на приостановку поставок нефти в начале года, падение ВВП по итогам 2020г оценивается в 1%. Политический кризис вызвал серьезную турбулентность в банковской системе. На фоне стремительно растущих ожиданий по ослаблению белорусского рубля НБРБ пришлось ограничить операции по предоставлению ликвидности. Процентные ставки на кредитно-депозитном рынке выросли, кредитование во многих сегментах практически остановилось. Несмотря на жесткие кредитные условия для частного сектора, госпредприятия продолжают получать кредитную поддержку в виде новых кредитов и массовых реструктуризаций. Ставка на неэффективный и масштабный госсектор аккумулирует в экономике дисбалансы, способные в будущем привести к крайне негативным последствиям.

Экономический ландшафт Беларуси в 2021 г., по мнению аналитиков Сбербанка, будет обусловлен несколькими «развилками.

1. Пандемия. Несмотря на наличие внутренних проблем, ситуация в республике во многом будет зависеть от скорости восстановления мировой экономики, которая определит состояние внешнего спроса и, соответственно, физические, так и стоимостные объемы экспорта.

2. Политический кризис. Характер и динамика напряженности в политической сфере, в том числе, определит жесткость политики Нацбанка, траекторию белорусского рубля и инфляцию.

3. Отношения с Россией. Москва оказывает существенную поддержку Беларуси через различные прямые и косвенные каналы: кредиты, инвестиции, энергетическую субсидию, говорится в обзоре. Но очередной виток напряженности способен отправить экономику Беларуси в глубокую рецессию и отложить посткризисное восстановление на неопределенный срок.

Добавим, что договоренности об условиях поставок нефти и газа на 2021 год прошли удивительно тихо и быстро. Возможно, что Минск на сей раз не домогался особых скидок, компенсаций за «налоговый маневр» и т.п., а Москва не возвращалась к теме углубленной интеграции. Если это так, то диалог в формате «берите, что дают – и на том спасибо» оказался вполне эффективным. Хотя не исключено, что за ширмой такого трогательного консенсуса скрываются весьма жесткие условия с далеко идущими последствиями

4. Меры поддержки. В Беларуси идет опасная с экономической точки зрения дискуссия о возобновлении эмиссионного директивного кредитования госпредприятий. Проведение подобной политики может повторить события 2011-12 гг, когда резкий рост денежного предложения привел к гиперинфляции и ослаблению бел. рубля. В базовом сценарии на 2021 г. аналитики Сбербанка заложили постепенное восстановление глобальной экономики, некоторое ослабление политической напряженности, сохранение российской поддержки и отказ от эмиссионного финансирования госпредприятий. В этих условиях без новых шоков, Беларусь ждет «анемичный рост» около 1%.




Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью