Цифровой способ заимствования обычных денег

Финансовый рынок Беларуси вот-вот накроет волна токенизации заимстований. Адепты цифрового прогресса в восторге, консерваторы – в панике, профучастники, работающие с облигациями – в огорчении, аналитики – в тревожных раздумьях. Удовлетворят ли токены инвестиционный голод? Станем ли мы мировым или хотя бы региональным лидером ICO или все сведется к мелкой суете нескольких заинтересованных лиц?

«Пионером» белорусского ICO стала компания «Белвест», выпустившая токены под 5,15% в евро и 9% — в российских рублях на инвестиционной платформе Finstore.by. Ее оператор – ООО «ДФС», входящее в холдинг банка «БелВЭБ». Следующим стало ОАО «МАЗ», объявившее о выпуске токенов на этой же платформе на общую сумму $3 млн. под 5,5%. На подходе «Чистый берег» и «А-100».

Финансовые условия проводимых у нас ICO практически повторяют условия выпуска облигаций. Таких экспериментов явно недостаточно, чтобы претендовать на роль «регионального финансового центра». Пока число эмитентов, инвесторов и суммы ICO весьма скромны. А шумно рекламируемая нормативная база в этой сфере может показаться зарубежным инвесторам и регуляторам не столь уж привлекательной, а то и сомнительной.

В большинстве стран первичное предложение токенов считают аналогичным традиционному размещению ценных бумаг и требуют регулировать ICO так же, как выпуск и обращение акций или облигаций. К пример, Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) заявляла, что «федеральные законы о ценных бумагах применяются к тем, кто выставляет на продажу и продает ценные бумаги в США, независимо от того, является ли организация-эмитент традиционной компанией или децентрализованной автономной организацией, независимо от того, покупаются ли эти ценные бумаги с использованием долларов США или виртуальных валют, и независимо от того, распространяются ли они в сертифицированной форме или через регистрационную технологию».

Поэтому никто, кроме нас, не вводит особые налоговые льготы по операциям с токенами и криптовалютами. Впрочем, схожие льготы в Беларуси имеются и по доходам от облигаций.

По правовому и экономическому содержанию выпуск токенов с записью в блокчейне ничем не отличается от эмиссии акций и облигаций в бездокументарной форме – в виде записей на счетах. несмотря на высокотехнологичный антураж. Только вместо акций, дающих право на долю в компании, или облигаций, являющихся особым способом долгового обязательства, инвесторы получают токены. Но выпуск и обращение ценных бумаг сопровождаются жесткими требования – по финансовой достаточности эмитента, раскрытию информации плюс длинный перечень иных прав, обязанностей и ответственности. К примеру, по указу № 272 выпуски облигаций в Беларуси должны быть обеспечены гарантиями или страховкой, а объем выпуска необеспеченных облигаций ограничен требованиями к капиталу эмитента. Это существенно затрудняют возможности небанковских заимствований. К тому же с марта в республике запрещено выпускать корпоративные облигации, номинированные в иностранной валюте. Еще хуже с недолговым финансированием, вроде IPO. Тут условия почти неподъемны для акционерного общества, практически все акции которого принадлежат государству и никогда не бывали в свободном обращении.

Однако, согласно подп. 3.3 декрета № 8 законодательство о ценных бумагах, секьюритизации, требования о лицензировании профучастников рынка ценных бумаг не распространяются на отношения (деятельность, операции) резидентов ПВТ с использованием токенов, даже если они схожи с деятельностью на фондовом рынке. Предполагается, что таким путем снимаются барьеры, мешающие развитию в Беларуси высокотехнологичных финансовых услуг и способов привлечения капитала. Впрочем, такие нормы с тем же (если не бОльшим) успехом открывают дорогу к финансовым махинациям.

Однако, согласно подп. 3.3 декрета № 8 законодательство о ценных бумагах, секьюритизации, требования о лицензировании профучастников рынка ценных бумаг не распространяются на отношения (деятельность, операции) резидентов ПВТ с использованием токенов, даже если они схожи с деятельностью на фондовом рынке. Предполагается, что таким путем снимаются барьеры, мешающие развитию в Беларуси высокотехнологичных финансовых услуг и способов привлечения капитала. Впрочем, такие нормы с тем же (если не бОльшим) успехом открывают дорогу к финансовым махинациям.

При проведении ICO большинства ограничений, действующих на рынке ценных бумаг, нет. Инвесторам приходится довольствоваться той информацией, которую сочтут нужным представить эмитент и организатор ICO. Едва ли не единственная гарантия – обещание будущих результатов. Правда, согласно декрету № 8 размещение юрлицами токенов приводит к возникновению обязательства перед их владельцами. Отказ от удовлетворения требований держателей токенов со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность не допускается .

Правила выпуска токенов, утвержденные решением Наблюдательного совета ПВТ, предусматривают ряд условий, в т.ч. по квалифицированным инвесторам. Есть определенные требования и по контролю AML, хотя подп. 4.2 декрета № 8 утверждает, что «токены не относятся к средствам в значении, определенном законодательством о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем».

Сейчас мы наблюдаем лишь попытки выйти на ICO достаточно известных в Беларуси компаний. Их надежность как заемщиков – вопрос достаточно спорный. К примеру, имеющаяся в открытом доступе консолидированная отчетность МАЗа по МСФО особого энтузиазма не внушает. Компания убыточна 4 года подряд. При выручке за прошлый год более 1,4 млрд. рублей, общий совокупный убыток составил 118,1 млн., а непокрытый убыток с учетом прошлых лет – свыше 1,3 млрд. Таким образом, собственный капитал «понятного бренда» на начало текущего года составлял всего 152,3 млн. рублей. При этом в балансе числится 166,5 млн. рублей дебиторской задолженности и 1324,8 млн. обязательств, в т.ч. долгосрочных кредитов на 438,4 млн. и краткосрочных – 366,4 млн.

Разумеется, банкротом МАЗ не является – имущества у него хватает. А если и возникнут какие-то затруднения, государство придет на помощь, как не раз бывало. Предприятие стратегическое, too big to fail – слишком большое, чтобы упасть. А потому несомненно найдутся желающие побаловаться с таким модным инструментом как токены, особенно столь знаменитого эмитента. Да и 5,5% годовых на дороге не валяются. К тому же исполнение текущих обязательств обеспечивается более-менее стабильным потоком денежных средств. А представление о cash flow для многих белорусских инвесторов значит куда больше, чем показатели финансовой отчетности, сформированные под давлением прошлых девальваций и прочих негативных факторов.

Не надо обольщаться: размещение собственных токенов отражается в бухучете и отчетности точно также, как получение кредита, займа или выпуск облигаций. Так что «исторический шанс» всего лишь увеличивает закредитованность «грандов». Ежели кто сомневается – загляните в НСБУ № 16. Обязательства – они и в блокчейне обязательства.

Наверняка найдется достаточно желающих поиграть со столь продвинутым инструментом. Тем более, что суммы эмиссии пока скромны даже по белорусским меркам. Но если первый блин получится достаточно удачным, можно ожидать весьма активного продолжения – тем более, что планы и указы по развитию финансового рынка с помощью депозитарных расписок, секьюритизации, факторинга, так и не воплотились в жизнь. Поэтому вдвойне заманчива идея привлечь деньги с минимумом обязательств и формальностей – за счет хайпа на высоких технологиях и вербальных интервенций.

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com