ОТ НЕУПЛАТЫ НАЛОГОВ ДО ЛЕГАЛИЗАЦИИ ПРЕСТУПНЫХ ДОХОДОВ


С принятием нового Закона от 30.06.2014 № 165-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения» (далее – Закон № 165-З) затруднения появятся не только у закоренелых мафиози и отъявленных террористов, но и у бизнесменов. В основу Закона положены рекомендации FATF, соблюдение которых, по замыслу разработчиков, должно стать мощным оружием в борьбе против незаконных доходов. Но заодно ограничиваются права граждан и юрлиц, сводится к минимуму понятие профессиональной тайны, что существенно повышает риски ведения бизнеса, а нарушения в сфере налогообложения могут приобрести весьма неприятный оборот.

По сравнению с Законом от 19.07.2000 № 426-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем и финансирования террористической деятельности» (далее – Закон № 426-З) новый Закон № 165-З существенно расширяет перечень объектов и субъектов финансового контроля и наказаний за нарушения в этой сфере, предусмотрена возможность приостановления подозрительных финансовых операций и многое другое. Не останавливаясь на подробном описании всех отличий, рассмотрим некоторые, наиболее интересные, моменты документа.

В старом Законе № 426-З участниками финансовой операции признавались организации и физические лица, в т.ч. индивидуальные предприниматели, в интересах или по поручению которых осуществляются финансовые операции, их представители, а также иные лица, действующие от имени таких организаций и физических лиц или в их интересах. Теперь же участником финансовой операции будет считаться– организация, физическое лицо, в т.ч. индивидуальный предприниматель, имеющие отношение к финансовой операции, а также их представители. При этом в Законе № 165-З не уточняется, каким образом и в какой степени компании и граждане могут «иметь отношение» к финансовой операции, зато несколько расширяется состав лиц, их осуществляющих. Теперь, к ним для целей Закона № 165-З относятся не только банки и небанковские кредитно-финансовые организации, но и Нацбанк, а также ОАО «Банк развития Республики Беларусь». Далее, этими лицами признаются профучастники рынка ценных бумаг, в т.ч. фондовые биржи, товарные биржи, лица, осуществляющие торговлю драгоценными металлами и камнями, ломбарды, пункты скупки, страховые организации и страховые брокеры, организаторы лотерей, электронных интерактивных игр, азартных игр, нотариусы, организации, оказывающие риэлтерские услуги и принимающие участие в операциях, связанных с куплей-продажей недвижимого имущества для своего клиента, операторы почтовой связи, организации, осуществляющие госрегистрацию недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним, лизинговые организации, а также иные организации и индивидуальные предприниматели, оказывающие услуги по получению, отчуждению, приобретению, выплате, передаче, перевозке, пересылке, перечислению, обмену и (или) хранению средств, а также лица, удостоверяющие или регистрирующие гражданско-правовые сделки.

Закон № 426-З относил к лицам, осуществляющим финансовые операции, организации, индивидуальные предприниматели, оказывающие юридические и (или) бухгалтерские услуги, адвокаты, совершающие от имени или по поручению своего клиента финансовые операции, связанные с куплей-продажей недвижимого имущества; управлением денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом; распоряжением банковскими счетами и (или) счетами "депо"; созданием организаций или их обособленных подразделений либо участием в управлении ими; приобретением или продажей предприятия как имущественного комплекса. Теперь же формулировка несколько изменилась. Согласно ст. 1 Закона № 165-З в списке значатся организации и индивидуальные предприниматели, адвокаты и адвокатские бюро, оказывающие юридические услуги (юридическую помощь), связанные с созданием организаций либо участием в управлении ими, приобретением или продажей предприятия как имущественного комплекса, совершением от имени и (или) по поручению клиента финансовых операций, управлением денежными средствами или иным имуществом. Кроме того сюда отнесены аудиторские организации, аудиторы, осуществляющие деятельность в качестве индивидуальных предпринимателей, оказывающие профессиональные услуги по ведению бухгалтерского учета и составлению бухгалтерской и (или) финансовой отчетности, связанные с совершением от имени и (или) по поручению клиента финансовых операций.

Все названные лица обязаны принимать меры по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения (далее -- ПОД/ФТ), к которым ст.4 Закона № 165-З относит:

внутренний и особый контроль,

приостановление перемещения наличных денежных средств и (или) денежных инструментов через таможенную границу Таможенного союза в Беларусь с учетом требований, предусмотренных законодательством Таможенного союза;

запрет на информирование участников финансовой операции о принимаемых мерах по предотвращению легализации ПОД/ФТ, если иное не предусмотрено настоящим Законом;

иные меры в соответствии с законодательными актами.

Внутренний контроль осуществляется с учетом риск-ориентированного подхода, предполагающего разработку и реализацию лицами, осуществляющими финансовые операции, процедур управления (выявления, оценки, мониторинга, контроля, ограничения (снижения)) рисками, связанными с легализацией ПОД/ФТ. В свою очередь, риск-ориентированный подход предполагает применение расширенных мер внутреннего контроля при наличии высокой степени риска, связанного с легализацией ПОД/ФТ, и применение упрощенных мер внутреннего контроля при наличии низкой степени такого риска в порядке, установленном правилами внутреннего контроля. Правила внутреннего контроля определяются лицами, осуществляющими финансовые операции, с учетом общих требований, устанавливаемых Совмином, а банками и лизинговыми организациями -- с учетом требований, определяемых Нацбанком.

В ст.6 Закона № 165-З установлены обязанности лиц, осуществляющие финансовые операции, при осуществлении внутреннего контроля, которые, среди прочего требуют:

проводить идентификацию участников финансовой операции;

представлять по запросу органа финансового мониторинга в установленные им сроки информацию и документы, необходимые для выполнения возложенных на него функций;

хранить сведения и документы (их копии), полученные в результате идентификации клиентов, их представителей, а также полученные и составленные при применении расширенных мер внутреннего контроля, не менее 5 лет после прекращения действия договоров на осуществление финансовых операций в письменной форме, в случае отсутствия таких договоров - не менее 5 лет со дня осуществления финансовых операций, а сведения о финансовых операциях клиентов, документы, которые были основанием для осуществления финансовых операций, сведения об иных участниках финансовой операции, документы (их копии), полученные и составленные при проведении внутреннего контроля, электронные копии специальных формуляров -- не менее 5 лет со дня осуществления финансовых операций. Указанные сведения и документы либо заменяющие их копии должны храниться на бумажном и (или) электронном носителях в формате, обеспечивающем их своевременное воспроизведение и представление уполномоченным государственным органам и органу финансового мониторинга.


Справка. В любом случае аудиторская организация должна обеспечить сохранность рабочей документации в течение не менее 5 лет, если иное не установлено законодательством (п. 19 Национальных правил аудиторской деятельности "Документирование аудита", утв. постановлением Минфина от 04.08.2000 N 81, в ред. постановлений от 24.03.2008 N 41 и от 10.12.2013 № 78).

При этом лица, осуществляющие финансовые операции, информируют клиента, его представителя об обязанности по представлению документов (сведений) для идентификации участников финансовой операции. В то же время разглашение лицом, осуществляющим финансовые операции, и его работниками сведений о передаче информации в орган финансового мониторинга, если иное не установлено законодательными актами, запрещается.

Таким образом, юристы, в т.ч. адвокаты и нотариусы, риэлтеры и аудиторы при проведении (а также планировании) операций с недвижимым имуществом, управлении активами клиента, банковскими счетами и ценными бумагами, купле-продаже предприятий или долей в их уставном фонде (капитале), а также при проведении ряда других операций обязаны собирать и предоставлять контролирующим органам некоторые сведения о клиентах и проводимых операциях. В частности, раскрывать часто конфиденциальную информацию о клиентах, предоставлять первичные документы, сообщать о подозрительных действиях клиентов да и о самих подозрительных клиентах тоже.

Напомним, ст.3 Закона от 12.07.2013 № 56-З "Об аудиторской деятельности" (далее -- Закон № 56-З) среди основных принципов аудиторской деятельности называет конфиденциальность, которая заключается в нераспространении аудиторами информации о деятельности аудируемого лица, заказчика аудиторских услуг, непредоставлении третьим лицам такой информации и получаемых или составляемых в ходе оказания аудиторских услуг документов, а также в неразглашении содержащихся в этих документах сведений без согласия аудируемого лица, заказчика аудиторских услуг, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом, иными законодательными актами Республики Беларусь или договором оказания аудиторских услуг. При этом порядок соблюдения конфиденциальности является одним из существенных условий договора оказания аудиторских услуг (ст. 19 Закона № 56-З). В то же время согласно ст. 22 Закона № 56-З имеющаяся у аудиторской организации, аудитора - ИП информация о деятельности аудируемого лица, заказчика аудиторских услуг, а также получаемые или составляемые в ходе оказания аудиторских услуг документы и содержащиеся в этих документах сведения предоставляются в случаях и порядке, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь: судам - по находящимся в их производстве уголовным и гражданским делам, делам, отнесенным к подведомственности хозяйственного суда, и делам об административных правонарушениях, а также по исполнительным документам прокурору или его заместителю, органам дознания и предварительного следствия (по находящимся в их производстве материалам и уголовным делам с санкции прокурора или его заместителя), органам Комитета госконтроля и государственной безопасности РБ, налоговым и таможенным органам, нотариусам для совершения нотариальных действий, Нацбанку и Минфину РБ.

Закон № 165-З как раз устанавливает случи и порядок для предоставления аудиторами конфиденциальной информации о своих клиентах контролирующим органам. Для сравнения ст. Закона от 30.12.2011 № 334-З "Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь" предусматривает, что информация, составляющая адвокатскую тайну, не может быть получена от адвоката, а также стажеров и помощников адвоката и использована в качестве доказательств в уголовном, гражданском, хозяйственном и административном процессах, а государственные органы и иные организации не вправе истребовать, изымать и иным образом получать у адвоката, стажера и помощника адвоката информацию, составляющую адвокатскую тайну.

Впрочем, согласно Закону № 165-З представление лицами, осуществляющими финансовые операции, в орган финансового мониторинга информации о финансовых операциях, подлежащих особому контролю, в порядке, предусмотренном этим Законом, не является нарушением служебной, банковской или иной охраняемой законом тайны и не влечет за собой ответственности за убытки и моральный вред, причиненные в результате такого действия.


Как FATF прописал

Нормы Закона № 165-З приняты в соответствии с Международными стандартами по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, утвержденными Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force on Money Laundering, далее -- FATF), в редакции 2012 г., более известными как «Рекомендации FATF». В частности, согласно п. «а» Рекомендации 23 указано, что адвокаты, нотариусы, другие независимые юристы и бухгалтеры должны быть обязаны сообщать о подозрительных операциях (сделках), когда они от имени или по поручению клиента вступают в финансовые отношения в областях, описанных в пункте (d) Рекомендации 22.

В свою очередь, п. «d» Рекомендации 22 гласит, что адвокаты, нотариусы, другие независимые юристы и бухгалтеры должны соблюдать требования в отношении надлежащей проверки клиентов и хранения записей, которые применяются к установленным нефинансовым предприятиям и профессиям, когда они готовят или совершают операции (сделки) для своего клиента в следующих областях:

■ купля-продажа недвижимости;

■ управление денежными средствами, ценными бумагами или иным имуществом клиента;

■ управление банковскими, сберегательными счетами или счетами ценных бумаг;

■ аккумулирование средств для целей создания, обеспечения функционирования или управления компаний;

■ создание, обеспечение функционирования или управление юридическим лицом или образованием и купля-продажа предприятий;

В отношении юристов отмеченные выше нормы Закона № 165-З практически совпадают с п. «d» Рекомендации 22. А вот аудиторы у нас признаются участниками финансовой операции с соответствующими обязанностями при оказании профессиональных услуг по ведению бухгалтерского учета и составлению бухгалтерской и (или) финансовой отчетности, связанных с совершением от имени и (или) по поручению клиента финансовых операций. Интересно, что Закон № 165-З упоминает здесь именно аудиторов, но не касается организаций и ИП, оказывающих бухгалтерские услуги, хотя в Рекомендации 23 FATF «странам настоятельно рекомендуется распространить действие требования о направлении сообщений на остальную профессиональную деятельность бухгалтеров, включая аудит». Замечу, что Закон № 165-З не затрагивает и другие виды профессиональных услуг, оказываемых аудиторами, названными в ст. 16 Закона № 56-З, например, консультационные услуги. Но это не повод расслабляться – о чем мы поговорим ниже.

Кстати, в пояснительной записке к Рекомендации 22 отмечается, что, для того, чтобы соответствовать Рекомендациям 22 и 23, странам нет необходимости принимать законы или обязательные для исполнения акты, которые относятся исключительно к адвокатам, нотариусам, бухгалтерам и другим установленным нефинансовым предприятиям и профессиям, если они включены в законы или обязательные для исполнения акты, охватывающие основную деятельность. Более того, в пояснительной записке к Рекомендации 23 говорится, что адвокаты, нотариусы и другие независимые юристы, а также бухгалтеры, действующие как независимые специалисты, не обязаны сообщать о подозрительных операциях (сделках), если соответствующая информация была получена в обстоятельствах, когда они связаны обязательствами профессиональной тайны или правовой профессиональной привилегии. Правда далее указано, что каждая страна сама вправе принимать решения в отношении вопросов, на которые распространяется привилегия на сохранение адвокатской или профессиональной тайны. Обычно это касается информации, которую адвокаты, нотариусы или иные независимые юристы получают от или через одного из своих клиентов:

(а) в ходе установления правового статуса своего клиента или

(b) при выполнении своих функций по защите или представлению этого клиента в судебных, административных, арбитражных или посреднических или связанных с ними разбирательствах.

Интересно, что FATF полагает, что страны могут разрешить адвокатам, нотариусам, независимым юристам и бухгалтерам направлять сообщение о подозрительной операции в свои соответствующие саморегулируемые организации при условии, что имеются соответствующие формы взаимодействия между этими организациями и подразделением финансовой разведки. При этом если адвокаты, нотариусы, другие независимые юристы и бухгалтеры, действующие в качестве независимых специалистов, стремятся отговорить клиента от участия в незаконной деятельности, это не равносильно раскрытию информации о подозрительной операции.

Однако подобные нюансы не вошли в текст Закона № 165-З. Между тем, если до сих пор согласно ст. 11.72 КоАП невыполнение лицом, осуществляющим финансовые операции, предусмотренных законодательством мер по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения, грозило штрафом только юридическим лицам -- в размере от 50 до 1000 базовых величин, то новая редакция этой статьи не обошла вниманием и остальных лиц, на которых может быть наложен штраф в размере от 20 до 100 базовых величин, и индивидуальных предпринимателей -- от 50 до 500 базовых величин. Кроме того, если до сих пор предупреждение или штраф в размере до 20 базовых величин за неоднократное (два и более раза в течение одного года) нарушение установленного порядка анкетирования клиентов грозили только банкам, то теперь – любым участникам финансовой операции (п.2 новой редакции ст.11.72 КоАП).


Что контролировать

Как в старом, так и в новом законе финансовой операцией считается сделка со средствами независимо от формы и способа ее осуществления. При осуществлении банковских операций под финансовой операцией понимаются открытие банковского счета, разовые платеж, перевод, поступление, выдача, обмен, внесение средств, а при осуществлении депозитарных операций -- открытие счетов «депо», депозитарный перевод ценных бумаг. При этом в соответствии со ст. 7 Закона № 165-З финансовые операции подлежат особому контролю независимо от того, были они осуществлены или нет, при наличии хотя бы одного из следующих условий:

1) если у лица, осуществляющего финансовую операцию, возникли подозрения, что финансовая операция связана с получением и (или) легализацией доходов, полученных преступным путем, финансированием террористической деятельности, распространением или финансированием распространения оружия массового поражения; не соответствует целям деятельности клиента - некоммерческой организации, установленным учредительными документами, видам и (или) характеру деятельности клиента; осуществляется участником финансовой операции неоднократно в целях уклонения от регистрации в специальном формуляре;

2) если у лица, осуществляющего финансовую операцию, имеются сведения об участии участника финансовой операции в террористической деятельности, о причастности его к распространению оружия массового поражения либо если участник финансовой операции находится под контролем лиц, участвующих в террористической деятельности, причастных к распространению оружия массового поражения;

3) если участник финансовой операции зарегистрирован, имеет место жительства или место нахождения в государстве (на территории), которое (которая) не участвует в международном сотрудничестве в сфере предотвращения легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения либо не выполняет рекомендации FATF, а также если финансовые операции осуществляются с использованием счета в банке, зарегистрированном в таком государстве (на территории), и если сумма финансовой операции равна или превышает 500 базовых величин для физических лиц либо равна или превышает 1000 базовых величин для организаций и индивидуальных предпринимателей;

4) если сумма финансовой операции равна или превышает 2000 базовых величин для физических лиц либо равна или превышает 20 000 базовых величин для организаций и индивидуальных предпринимателей и при этом относится к одному из следующих видов финансовых операций:

финансовой операции с наличными денежными средствами;

денежному почтовому переводу (в Законе № 426-З -- по международным расчетам и денежным переводам (почтовым, телеграфным, электронным));

финансовой операции с движимым и недвижимым имуществом;

финансовой операции с ценными бумагами;

финансовой операции по займам (в Законе № 426-З -- по займам и кредитам, связанной с международными переводами);

финансовой операции по переводу долга и уступке требования.

В список финансовых операций, подлежащих особому контролю, не вошли упомянутые в ст. 6 Закона № 426-З финансовые операции по банковским счетам и вкладам (депозитам) клиентов (к которым сегодня можно отнести любой платеж на сумму свыше 3 млрд. Br). Зато теперь перечень становится открытым -- в соответствии со ст. 7 Закона № 165-З перечень иных финансовых операций, подлежащих особому контролю, определяется Президентом Республики Беларусь.

С первыми тремя признаками аудиторам придется сталкиваться не столь уж часто. А вот какие-нибудь финансовые операции с движимым и недвижимым имуществом, с ценными бумагами и займы на сумму свыше 3 млрд. Br встречаются у многих сколько-нибудь крупных клиентов. А потому с принятием Закона № 165-З к таким операциям должно быть проявлено особое внимание.

Впрочем, легко догадаться, что во избежание дополнительного контроля сумма одной финансовой операции при необходимости будет уменьшаться или разбиваться на несколько операций, не превышающих контрольный уровень. Но настоящая опасность кроется в другом.


Преступное уклонение

Как ранее, так и теперь в соответствии со ст. 1 Закона № 165-З доходами, полученными преступным путем, признаются средства, полученные в результате совершения преступления, а равно доход, полученный от их использования. Также в обоих законах легализация доходов, полученных преступным путем, определяется как придание правомерного вида владению, пользованию и (или) распоряжению доходами, полученными преступным путем, с целью утаивания или искажения их происхождения, местонахождения, размещения, движения либо их действительной принадлежности, в т.ч. соотносимых с этими доходами прав.

В Законе № 165-З не уточняется, что именно в данном случае следует считать преступлением. Поэтому полагаю, что здесь придется руководствоваться определением, содержащимся в п.1 ст.11 Уголовного кодекса (далее – УК), т.е. признавать преступлением совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), характеризующееся признаками, предусмотренными и запрещенное УК под угрозой наказания.

Тут и начинается самое интересное. Между тем Законом № 165-З в новой редакции изложена и статья 235 Уголовного кодекса (УК) «Легализация ("отмывание") материальных ценностей, приобретенных преступным путем». В соответствии с ней совершение финансовых операций со средствами, полученными заведомо преступным путем, для придания правомерного вида владению, пользованию и (или) распоряжению указанными средствами в целях утаивания или искажения происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности указанных средств - наказывается штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью со штрафом, или лишением свободы на срок от 2 до 4 лет со штрафом или без штрафа и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Те же действия, совершенные повторно, либо должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, либо в особо крупном размере -- наказываются лишением свободы на срок от 4 до 7 лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (п.2 ст. 235 УК).

Важным здесь являются не сроки наказания, оставшиеся без изменения, а трактовка проступков, подпадающих под действие данной статьи. До сих пор согласно примечанию к ст. 235 УК исполнитель преступления, посредством которого приобретены материальные ценности, не подлежал уголовной ответственности за деяния, указанные в настоящей статье, в случае приобретения им таких материальных ценностей в результате совершения преступлений, предусмотренных:

ст. 225 УК (невозвращение из-за границы индивидуальным предпринимателем или должностным лицом юридического лица валюты в особо крупном размере (свыше 2 тыс. базовых величин), подлежащей в соответствии с законодательством обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк РБ);

ст. 231 УК (уклонение от уплаты таможенных платежей в крупном размере, т.е. свыше 2 тыс. базовых величин);

ст. 243 УК (уклонение от уплаты сумм налогов, сборов путем сокрытия, умышленного занижения налоговой базы либо путем уклонения от представления налоговой декларации (расчета) или внесения в нее заведомо ложных сведений, повлекшее причинение ущерба в крупном (100 БВ и более) или особо крупном (2500 БВ и более) размере);

а также в случае совершения иных преступлений, если материальные ценности не использованы для осуществления предпринимательской или иной хозяйственной деятельности.

Теперь же в примечании к новой редакции ст. 235 УК лишь повторяются определения финансовой операции и средств, данные в ст.1 Закона № 165-З. Таким образом, уклонение от уплаты таможенных платежей и налогов в упомянутых размерах, являющееся преступлением с точки зрения УК, вполне может быть квалифицировано как легализация ("отмывание") материальных ценностей, приобретенных преступным путем, т.е. образует состав преступления по ст. 235 УК. Ведь средства, оставшиеся в распоряжении компании или ИП в результате недоплаты налогов и таможенных платежей, несомненно так или иначе используются для осуществления хозяйственной деятельности, в т.ч. для приобретения активов, оплаты работ и услуг, выплаты зарплат, премий, дивидендов и т.п.

Это тоже вполне согласуется с Рекомендациями FATF, где термин установленные категории преступлений означает, среди прочего, незаконный оборот краденых и иных товаров, коррупцию и взяточничество, мошенничество, подделку и контрафакцию продукции, экологические преступления, контрабанду (в т.ч. в отношении таможенных и акцизных сборов и налогов), налоговые преступления (связанные с прямыми и косвенными налогами), подлог, а также инсайдерские сделки и манипулирование рынком. При этом FATF предлагает каждой стране принимать решение о спектре преступлений в каждой из перечисленных выше категорий, в соответствии со своим внутренним законодательством о том, как она будет определять эти преступления и характер частных элементов, которые делают их серьезными преступлениями. Что, собственно и сделали белорусские законодатели в примечании к ст. 235 УК.

Таким образом, нарушения в исчислении и уплате налогов могут отныне повлечь гораздо более тяжкие последствия. Полагаю, что руководитель предприятия и лица, причастные к планированию и осуществлению финансовых операций, включая финансовых директоров, бухгалтеров, юристов, аудиторов, иных консультантов и т.п. могут оказаться в поле действия ст. 235 УК, причем в самой «тяжкой» ее части.

Дело в том, что согласно ч. 3 ст. 235 УК действия, предусмотренные частями 1 или 2 ст. 235 УК, совершенные организованной группой, наказываются лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. А в соответствии со ст. 18 УК преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено двумя или более лицами, предварительно объединившимися в управляемую устойчивую группу для совместной преступной деятельности. Именно такой группой может оказаться директор и главный бухгалтер предприятия, уклоняющегося от уплаты налогов, вместе с консультантами, дававшими им слишком «смелые» советы. При таком повороте событий максимальное наказание по п.2 ст.243 УК -- от 3 до 7 лет -- покажется не самым жестоким.

Замечу, что согласно тому же примечанию к ст. 235 УК организаторы (руководители) организованной группы несут ответственность за все совершенные группой преступления, если эти преступления охватывались их умыслом, а другие участники такой группы -- только за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. Таким образом, особую актуальность приобретают нормы статей 24 – 27 Общей части Налогового кодекса, регламентирующие статус законных и уполномоченных представителей плательщика в отношениях, регулируемых налоговым законодательством. Еще интереснее окажется применение одной из самых спорных норм Закона от 12.07.2013 № 57-З "О бухгалтерском учете и отчетности" – п. 12 ст.8. Напомним, что в нем указано, что в случаях возникновения разногласий между руководителем организации и главным бухгалтером, организацией или индивидуальным предпринимателем, оказывающими услуги по ведению бухгалтерского учета и составлению отчетности, по вопросам совершения отдельных хозяйственных операций, их оформления первичными учетными документами и отражения в бухучете документы по этим хозяйственным операциям должны быть приняты к исполнению главным бухгалтером, организацией или ИП, оказывающими услуги по ведению бухгалтерского учета и составлению отчетности, по письменному распоряжению руководителя организации. В таких случаях руководитель организации единолично несет ответственность за совершение этих хозяйственных операций, их оформление первичными учетными документами и отражение в бухучете. От наличия такого письменного распоряжения (получить которое весьма проблемно) теперь зависит еще больше…


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com