Бал курсовых разниц

Обещания правительства улучшить финансовое состояние организаций выполняются ускоренными темпами. 27 февраля был подписан Указ Президента № 103 «О пересчете стоимости активов и обязательств», возвращающий порядок списания курсовых разниц, существовавший до 1.01.2015 г. Это позволит субъектам хозяйствования отложить признание убытков от девальвации и в течение двух лет манипулировать своими финансовыми результатами по мере надобности.


Очередная девальвация породила резкий рост курсовых разниц от переоценки активов и обязательств, выраженных в иностранной валюте, которые, если следовать стандарту, следует счета 91 "Прочие доходы и расходы". При этом каждый доллар кредиторской задолженности в валюте принес предприятиям за январь—февраль по 2990 рублей убытка, что весьма негативно сказалось на их итоговых показателях. Бороться с такой неприятностью лучше всего, разумеется, бухгалтерскими методами.

В соответствии с Указом № 103 коммерческим организациям (за исключением банков, небанковских кредитно-финансовых организаций) разрешается суммы разниц, образующихся с 1.01.2015 г. по 31.12.2016 г. при пересчете выраженной в иностранной валюте стоимости обязательств, возникающих при осуществлении вложений в объекты незавершенного строительства, основных средств, в официальную денежную единицу Республики Беларусь в порядке, установленном законодательством, до принятия этих объектов к бухгалтерскому учету в качестве основных средств вправе относить на стоимость вложений в долгосрочные активы, а после принятия их к бухгалтерскому учету в качестве основных средств — на стоимость вложений в долгосрочные активы в течение отчетного года с включением в первоначальную или переоцененную стоимость основных средств в конце отчетного года. В свою очередь, разницы, образовавшихся в остальных случаях с 1 по 31 января 2015 г. при пересчете выраженной в иностранной валюте стоимости активов и обязательств в белорусские рубли в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь, позволяется относить на доходы (расходы) будущих периодов и списывать на доходы (расходы) по финансовой деятельности и внереализационные доходы (расходы), учитываемые при налогообложении, в порядке и сроки, установленные руководителем организации, но не позднее 31.12.2016 г.

Таким образом, по сути, возвращается порядок, отмененный всего 2 месяца назад, с вступлением в силу Национального стандарта бухгалтерского учета и отчетности "Влияние изменений курсов иностранных валют", утв. постановлением Минфина от 29.10.2014 N 69, нормы которого максимально приближены к Международным стандартам финансовой отчетности.

Что дает Указ № 103 субъектам хозяйствования? Во-первых, курсовые разницы, возникающие по валютной задолженности по кредитам и займам, полученным на приобретение основных средств, можно, как и ранее по Декрету № 15, накапливать на счете 08, а затем относить на увеличение стоимости соответствующих объектов, в т.ч. после их ввода в эксплуатацию. Модернизируемые предприятия подобных кредитов набрали немало, долги по ним будут тянуться не один год, а потому такая норма выглядит довольно привлекательно. Правда, «попав» в стоимость основных средств, курсовые разницы все равно спишутся на затраты через начисление амортизации. При каждой переоценке основных средств «курсовая» часть тоже будет дооцениваться, а потому в совокупности затраты вырастут еще больше. Вырастет и налог на недвижимость. Но это произойдет позднее и растянется на весь срок службы объектов. Тем временем в отчетности стоимость основных средств будет больше, что формально улучшает структуру баланса и размер чистых активов.

Во-вторых, существенно улучшит финансовые результаты право списывать на расходы будущих периодов курсовые разницы по валютной кредиторской задолженности за товары, работы и услуги. При этом предприятиям предоставляет роскошная возможность переносить эти суммы на доходы (расходы) по финансовой деятельности и внереализационные доходы (расходы), учитываемые при налогообложении, по усмотрению руководителей. Иными словами, можно 2 года произвольно уменьшать учетную и налогооблагаемую прибыль по мере надобности — чтобы уплатить поменьше налогов, не начислять собственникам дивиденды. А если понадобится, можно убытки и попридержать — чтобы отчитаться о достижениях и получить премии. Можно надеяться, что легче будет брать кредиты, но в банках указы тоже читают. А потому, скорее всего, они затребуют помимо баланса и отчета о прибылях и убытках расшифровку по счетам 08 и 97. Хотя так поступят не все — ведь банкиры и сами заинтересованы в том, чтобы их заемщики считались платежеспособными — это облегчает выполнение нормативов безопасности и не требует увеличения обязательных резервов.

Если же отчетность будет предоставляться зарубежным инвесторам, то ее придется корректировать. В МСФО курсовые разницы списываются на прибыли или убытки в том периоде, когда они образованы. Кроме того, в МСФО обязательное условие первоначального признания любого актива — возможность надежного измерения его себестоимости. Поэтому, согласно IAS 16 «Основные средства» все затраты, понесенные после ввода объекта в эксплуатацию, признаются в составе прибыли или убытка по мере их возникновения. Капитализация таких затрат (т.е. их включение в стоимость основных средств), включая курсовые разницы и проценты по кредитам, в МСФО не допускается. Это прямо указано в IAS 21 «Вличние изменения обменных курсов валют» и IAS 23 «Затраты по займам». Правда, в некоторых западных компаниях данное правило порой игнорируется, особенно в периоды кризисов. Но это делается по инициативе топ-менеджеров и части собственников, желающих приукрасить финансовые результаты, чтобы избежать падения курса акций и рейтингов компании. Такие действия считаются в США и ЕС тяжким преступлением и влечет суровое наказание. Впрочем, в 2008—2009 гг. некоторые политики обвиняли авторов МСФО в том, что именно из-за правил признания убытков разразился мировой кризис, поскольку ухудшение финансовых результатов пугает инвесторов и влечет обвал рынков. Но на западе бухгалтерская общественность настояла на необходимости достоверного учета. У нас же бухгалтеры теперь только скорбят о необходимости пересчитывать показатели, да удивляются, почему Указ № 103 появился уже после сдачи статотчетности 12-ф (прибыль) "Отчет о финансовых результатах" за январь.

«Спасая» финансовую стабильность предприятий с помощью учетных манипуляций, власти надеются, что за отпущенное на это время действительно произойдет улучшение финансовых показателей, которое покроет спрятанные в закоулках бухгалтерии убытки. Но на самом деле этого не происходит. Так, в мае 2011 г. чистая прибыль белорусских предприятий составляла всего 1744,3 млрд. Br, а в июне внезапно выросла в 2,8 раза до 4812,8 млрд. Во многом это произошло благодаря девальвации, а также постановлению Совмина от 03.06.2011 № 704, которым курсовые разницы было разрешено относить на доходы и расходы будущих периодов со списанием на финансовые результаты до 31.12.2014 г. Последствия этого документа были весьма забавны: в декабре 2012 г. чистая прибыль организаций республики по данным Белстата внезапно упала по сравнению с ноябрем в 3 раза, в 2013 г. ноябрьская прибыль в 2,8 трлн. Br столь же резко сменилась в декабре убытком в 2 трлн., в 2014-м — 2,9 трлн. превратились в 3,9 трлн. убытка. Напомним, в декабре прошлого года власти решили еще разок «улучшить» показатели предприятий, предложив им списывать курсовые разницы не на прибыль или убыток отчетного года, а за счет капитала — прибыли прошлых лет или фонда переоценки в соответствии с Указом от 19.12.2014 № 599 "О списании курсовых разниц". Между тем, пока курсовые разницы не списываются, правительство пребывает в уверенности, что у предприятий имеются в достатке собственные средства, и формирует различные программы в расчете на эти в реальности не существующие ресурсы.

Интересно, что постановлением № 704 для списания убытков от девальвации 2011 года был отведен срок до 31.12.2014 г. Именно накануне этой даты и разразился очередной валютный кризис. Можно счесть это случайным стечением обстоятельств или припомнить, что бессмысленно делать одно и то же снова и снова, и ждать разных результатов. А потому если к истечению сроков, названных в Указе № 103 на валютном рынке опять начнутся какие-то катаклизмы, удивляться не придется. Гораздо удивительнее, что власти сегодня всерьез рассуждают о необходимости внедрения лучшей мировой практики по развитию корпоративного управления. Ведь необъемлемой частью такого управления является достоверная отчетность, которую мы официально и сознательно позволяем искажать.

Леонид ФРИДКИН

2.03.2015


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com