Кругом друзья

Заявление Президента о том, что государство, правительство, руководители министерств и ведомств «не должны видеть в частниках каких-то врагов, соперников, а должны относиться к ним, как и к государственным предприятиям» произвело на предпринимательскую публику грандиозное впечатление. Эта фраза радостно смакуется в не избалованных одобрением свыше деловых кругах республики и отдается эхом в соцсетях и СМИ. Между тем, повода для бурной радости у «неврагов» нет.

Сама прозвучавшая формулировка означает признание того факта, что некое противостояние между государством и чиновниками, с одной стороны, и частным сектором, с другой, действительно существует. Впрочем, бизнесмены давно могли бы догадаться о существовании такого антагонизма, проявления которого не раз ощущали на своей шкуре.


Этот антагонизм неизбежен и исследован учеными. Людвиг фон Мизес писал: «бюрократическая система ... проникнута фанатичной враждебностью к свободному предпринимательству и частной собственности. Она парализует бизнес и снижает производительность труда. Бездумно тратя деньги, она разбазаривает богатство нации. Она неэффективна и расточительна. Хотя свою деятельность она называет планированием, у нее нет определенных планов и целей. Она не едина и неоднородна: различные бюро и агентства преследуют взаимоисключающие цели. Результатом является распад всего социального механизма производства и распределения».

Забавно, что сам же Мизес подчеркивал, что это «страстное обвинение бюрократии представляет собой, в общем и целом, верное, хотя и излишне эмоциональное описание современных тенденций развития американского правительства». Но далее обвинение становится еще более страстным и конкретным: «бюрократия проникнута неукротимой ненавистью к частному бизнесу и свободному предпринимательству. Но сторонники бюрократической системы именно это считают самым похвальным в собственной позиции. Они вовсе не стыдятся своей политики, направленной против бизнеса, они, напротив, гордятся ею, они стремятся к полному государственному контролю над бизнесом, а в каждом бизнесмене, который хочет избежать такого контроля, видят врага общества».

Остается прислушаться к авторитету Л. фон Мизеса и пожелать белорусским властям не стесняться естественных порывов. Да, частник – природный если не враг, то антагонист бюрократии. Против диалектики не попрешь: закон единства и борьбы противоположностей - не налог на прибыль, от него не увильнешь. Особенно в обществе, где частная собственность и свободное предпринимательство допускаются скрепя сердце и в строго ограниченных дозах. Тем не менее, учитывая баланс сил, обе стороны куртуазно уверяют друг друга, что сидят в одной лодке и не надо ее раскачивать. А тем более не надо выяснять, не пора ли сменять тех, кто притомился грести, и в ту ли сторону крутят румпель те, кто устроился на корме у запасов съестного.

С другой стороны, по законам коммуникации, чем больше звеньев передачи информации, тем больше возможностей искажения, особенно в столь масштабной иерархии, как государство. К тому же, как уверяют, психологи, обычно людям из всей беседы больше всего запоминается последняя фраза (помните, как Штирлиц, выведав у «коллеги» из гестапо все, что надо, в заключение попросил аспирин?). А потому если глава государства рекомендует не считать частников врагами, а относиться к ним, как и к государственным предприятиям, то именно последнее и запомнится многим чиновникам. А потому не исключено, что они расценят эти слова как команду требовать от частников обеспечивать, выделять, перечислять, исполнять, достигать – от покраски забора в городском саду до отгрузки продукции по спущенной из исполкома цене в Антарктиду или присоединения убыточного сельхозбалласта.

Государственная иерархия весьма напоминает игру в испорченный телефон. Причем такой, где игроки слышат именно то, что им хочется и выгодно услышать. Восприятие по этажам вертикали распространяется весьма своеобразно. В институциональной теории это объясняется сочетанием ограниченной рациональности и оппортунистического поведения участников. Для любой бюрократической системы, особенно неподконтрольной обществу характерны самые неожиданные метаморфозы. При этом искажения первоначального сигнала усугубляются по мере количества в цепи звеньев и спецификой собственных интересов в каждом из них. К примеру, на высочайшем уровне звучит лозунг: «Надо помочь частному бизнесу, снять барьеры, обеспечить развитие!». На высшем уровне спускают на просто высокий распоряжение: «у частного бизнеса какие-то проблемы, надо решить». С высокого уровня на средний идет предписание: «Что-то у частников не так – надо разобраться». Начальство среднего звена дает подчиненным ориентировку: «Эти частники достали уже всех. Гнобить их по полной программе, пока не уймутся!».

Поэтому главе государства периодически приходится удерживать чиновников от враждебного отношения к частникам. Но и тут ничего необычного нет. В истории немало примеров, когда великий вождь, покорив свое или очередное чужое племя, милостиво втолковывал своим центурионам и нойонам, что смирившиеся варвары уже не враги, а верноподданные. И пока они остаются таковыми, исправно вносят подати и как подобает ублажают победителей, их бить, обдирать, резать и жечь не надо. Но ежели кто умыслит герилью или утаит лишнюю жменю дани – пусть пеняет на себя. Отвечать придется по всей строгости ясы или КоАП.

Зато лояльная и предприимчивая публика вполне может рассчитывать на блага своеобразного частно-государственного партнерства. Правда, не в рамках Закона РБ от 30.12.2015 № 345-З, а в более приземленном смысле: пока даешь молоко, не пойдешь на мясо. Если компания начинала с чего-то малого, не оторвав себе на старте кусок плохо лежавшего казенного имущества (или умудрившись сделать это незаметно для державного ока), ей позволят развиваться дальше. Она даже может вырасти в мощную структуру, работающую как на внутреннее потребление, так и на внешнее – если не затронет интересов влиятельных бюрократических кланов и приближенных к ней коммерческих корпораций. Впрочем, пройти путь от «чего-то малого» до сколько-нибудь «мощной структуры» в авторитарной социально-экономической модели есть шансы обычно только у тех, кто заручился покровительством упомянутых кланов и хорошо усвоил правило: «друзьям - все, остальным - закон".

***

Если есть враг у вас, не воздавайте ему за зло добром: ибо это унизит его. Напротив, убедите его, что он сделал вам добро.

Фридрих Ницше

***

... Если государь пришел к власти с помощью народа, он должен стараться удержать его дружбу, что совсем не трудно, ибо народ требует только, чтобы его не угнетали. Но если государя привела к власти знать наперекор народу, то первый его долг – заручиться дружбой народа, что опять‑таки нетрудно сделать, если взять народ под свою защиту. Люди же таковы, что, видя добро со стороны тех, от кого ждали зла, особенно привязываются к благодетелям, поэтому народ еще больше расположится к государю, чем если бы сам привел его к власти.

Николо Макиавелли

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com