Чрезмерные ожидания и мелкобуржуазная истерика


Результаты XVIII ассамблеи деловых кругов удостоились весьма неоднозначных оценок. Одни пребывают в легкой эйфории от своих предложений, внимания властей и СМИ. Другие шокированы дерзостью этих предложений, а третьи разочарованы их заведомой несбыточностью и набором очередных туманных обещаний.

Среди публикаций, посвященных ассамблее и «Национальной платформе бизнеса Беларуси-2017», меня заинтересовала статья А.Челина «Малый и средний бизнес: чрезмерные ожидания» (http://nmnby.eu/news/analytics/6284.html). Ее автор дал забавный анализ причин возобновления внимания властей к нуждам малого и среднего бизнеса. Действительно, стагнация производства уменьшила поступления в бюджет и ограничила финансовые возможности госорганов. К числу проблем и их причин я бы добавил сокращение скрытых нефтегазовых дотаций из-за сокращения «вилки» между мировыми ценами на углеводороды и ценами, по которым их получает Беларусь из России, прочие проблемы на внешних рынках, забуксовавшие внешние кредиты, а главное – все большую очевидность тупика, в который заводит экономику административно-командная система, цепляющаяся за приоритетность госсектора. Но г-н Челин вряд ли со мной согласится.

Итак, власти сейчас судорожно ищут новые источники для пополнения казны и поддержания социального мира. Естественным ресурсом здесь кажется частный бизнес. Аналогичная попытка предпринималась 6 лет с помощью приснопамятной Директивы № 4. Тогда чиновники надеялись, что слегка «открутив гайки», можно стимулировать деловую активность. Но фокус не удался: значительная часть бизнеса не поверила, что «раскрепощение и либерализация» всерьез и надолго – и не ошиблась. А потому вместо создания новых рабочих мест и инвестиций многие бизнесмены воспользовались предоставленными возможностями для минимизации налогов и вывода сэкономленных средств на личное потребление или куда-нибудь подальше от загребущих лап государства. Это было вполне ожидаемо. Многократно демонстрируемое властями на высшем уровне неуважение к частной собственности создали колоссальный запас недоверия. Невозможно растопить его толщу с помощью расплывчатых и неконкретных обещаний отдельных министров и их замов. Все знают, кто принимает окончательные решения. Некоторые шибко злопамятные до сих пор помнят весьма скромные результаты обещаний Директивы № 4.

Приведенный г-ном Челиным упадок удельного веса субъектов МСП в инвестициях в основной капитал в 2010-2016 гг. выглядит удручающе, как и динамика других показателей. Но на фоне общего спада это вполне закономерно. Частники менее всего склонны рисковать своими деньгами в условиях затяжной рецессии и высокой неопределенности перспектив улучшения ситуации. Опросы, проведенные бизнес-союзами и ИПМ, наглядно показывают всю глубину этих настроений, которые еще больше усугубляются с каждым креативом властей и судебной практикой. Потому-то МСП не спешит расхлебывать проблемы, порожденные ляпами правительства.

Весьма забавно выглядит признание о том, что «после пинка сверху чиновники вдруг стали проявлять повышенную заботу о предпринимателях». А как же иначе: в бюрократическом государстве все делается «по пинку». Еще забавнее, с какой охотой «функционеры» бизнес-союзов бросились помогать чиновникам проявлять эту заботу, старательно собирая для них все точки ее приложения: от упрощения процедуры регистрации/ликвидации предприятий до сокращения проверок, смягчении санитарных норм и т.п. И тут, как обнаружил г-н Челин, на сцену выруливают «либеральные идеологи», подзуживающие бизнес-союзы покуситься на позиции властных структур, чтобы «расширить видимые им одним трещины в административной системе».

Впрочем, эти трещины нынче видны невооруженным глазом все большему числу граждан, не претендующих на роль идеологов и ранее не замеченных в пристрастии к либерализму. К тому же, кажется во всех трех последних национальных платформах, наряду с пожеланиями сократить налоговую нагрузку и долю льготных кредитов, значатся вписанные фантазиями г-на Романчука призывы обеспечить полную прозрачность доходов и расходов всех органов госуправления, публиковать на сайте Минфина полную и детальную информацию о прошлых, настоящих и будущих бюджетных расходах этих органов в рамках бюджетного процесса и направлять на поддержку частного бизнеса не менее 1% от собственных доходов консолидируемых бюджетов областей и г. Минска.

Чем эти так ужасны эти «цветочки» и «ягодки» и почему они так беспокоят иных белорусских ученых и публицистов? Брали бы пример с наших чиновников. Они-то отнеслись к дерзости авторов платформ вполне индифферентно. Замминистра финансов Д.Кийко снисходительно объяснил на ассамблее, что прозрачность информации о бюджетном процессе неуклонно растет в плановом порядке. Он даже не снизошел поинтересоваться, кого конкретно так волнует сей процесс. Ну, допустим, в свободном доступе появится огромный массив информации о доходах и расходах бюджета. Дюжина блогеров и околовсяческих экспертов надергает из него пару-тройку цифр для своих пламенных опусов на потеху узкого круга любознательных. Что дальше: парламент под давлением общественности потребует пересмотра госпрограмм или отставки правительства? Кто-либо запретит президенту своими указами корректировать бюджет и перенаправлять куда угодно финансовые потоки? Так далеко смелость наших бизнес-союзов не заходит.

Столь же спокойно г-н Кийко объяснил, что никакого снижения налоговой нагрузки по уважительным причинам в ближайшее время не предвидится, налоговые льготы и без «платформенных» подсказок пересматриваются, а предложения радикального сокращения отдельных налогов совершенно необоснованны, ибо не предполагают реальных мер по компенсации выпадающих доходов бюджета. Тут г-н Челин зря беспокоился. Минфиновские «бухгалтеры» на своем ринге легко уделают автора не обоснованных расчетами и откровенно популистских пунктов платформы по бюджетно-налоговым вопросам. Никакие курсы не помогут. Так что, обещанный «набег предпринимателей» для разборки бюджета в лучшем случае ограничится приятной беседой на общественно-консультативном совете.

Возможно, «функционеры от предпринимательства так не поняли главную причину ослабления регулирования бизнеса», как уверяет г-н Челин. Но скорее, все они поняли - люди опытные, не вчера родились. Тут действительно все просто, хотя метафора насчет спущенных ранней весной в голодной деревне с цепи собак, для самостоятельного поиска пропитания, на мой взгляд, не точна. Скорее бизнес сейчас кажется чиновникам овцами, выпущенными в поле, чтобы нагуляли жирка и обросли шерсткой. Чтоб потом выполнить план по настригу шерсти и сдаче мяса в живом весе. Ради этого можно и кое-какие поблажки дать. Не ослабляя в целом госрегулирование и уж тем более, не отдавая властные полномочия.

Более чем скромная численность деловых союзов и мизерный процент выполнения предложений нацплатформ (как, впрочем, и многих правительственных программ и стратегий) наглядно показывают, что лоббистские возможности союзов весьма ограничены, а влияние на правительство – минимально. Дело здесь не в амбициях некоторых функционеров. Они-то как раз публика вполне благонамеренная и лояльная, а их идеологические консультанты, слывущие жуткими либералами, чаще всего ничего, кроме популистских лозунгов, предложить не в состоянии, а потому не опасны. Даже если кто-то и будет допущен «в хозяйские хоромы», как предполагает г-н Челин, то не «на плечах недовольных предпринимателей», а с соизволения начальства и в строго дозированном числе и с весьма скромными объемами полномочий и пайка c «хозяйского стола». Так что «предпринимательские функционеры» вполне сознают, каково их «реальное место в системе госуправления». Они готовы участвовать в разных комиссиях, согласны, чтобы их мнение лишь частично учитывалось при разработке нормативных документов и, за редчайшим исключением, менее всего склонны дразнить власть и вступать с ней в конфронтацию. Это не исключает некоторой критики и пышной риторики, но таковы законы шоу.

Такое положение многих устраивает, хотя кого-то раздражает псевдолиберальная риторика, а некоторых – другая крайность, сильно смахивающая на красно-коричневую. Но изменения в социально-экономической формации определяют не субъективные мнения и амбиции, а объективные факторы. Как бы власти ни старались сдерживать этот процесс, ресурсы и амбиции бизнеса растут. И он все меньше желает довольствоваться ролью домашней скотинки, удел которой – давать молоко, пока хозяин-чиновник не решит пускать его на мясо. Смиренные просьбы о поблажках тут не помогут. Когда белорусский бизнес поймет, что бесполезно просить их у правящей бюрократии, он из мелкобуржуазной прослойки превратится в не склонный к истерикам политический класс. А уж он, как это не раз бывало в мировой истории, начнет домогаться не «ослабления цепей госрегулирования», а всей полноты власти. Потому как бизнес почувствует себя уверенно лишь тогда, когда изменится система общественных координат и вся деятельность государства будет направлена на защиту его интересов, а не кучки чиновников и их приближенных...

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com