Загадка чистой прибыли


Сенсационные финансовые результаты января повергли в эйфорию белорусских аналитиков. Какой простор для буйства их фантазии: чистая прибыль по сравнению с январем прошлого года сократилась сразу в 48 раз.

- Во всем виновата буйно растущая зарплата! – кричат одни умники. – Рикардо предупреждал, а они не слушались!

- Это все из-за амортизации – уверяют другие, – Ее раньше правительство разрешало не начислять, а теперь она каа-а-к раз по затратам и жахнула! Еще Кейнс объяснял, а они не поняли!

- Рынок трещит и разваливается под напором российской интеграции и всемирной глобализации, – стращают третьи. – Еще Фама с Фридменом и Хайеком напророчили, а наши не в курсе!

- Ничего не понимаю, – жалуется рядовой потребитель экономических сплетен, – Так как же такая беда случилась?

Уй, мадам, натурально вы не понимаете. Конечно с эффективностью и конкурентоспособностью у белорусской экономики дела так себе, но бывали времена и похуже. Об этом свидетельствуют цифры того же Белстатата. Те самые, которыми наши иксперты так любят манипулировать, периодически заявляя, что сами же им не верят.

Итак, откуда дровишки? Выручка в январе текущего года по сравнению с январем 2017 г. выросла на 17,5%, себестоимость – на 17,9%, а прибыль от реализации продукции, товаров, работ, услуг – на 17,6%. Такая синхронность (кстати в прошлом году эти показатели росли почти столь же синхронно) свидетельствует, что никаких резких всплесков роста отдельных статей затрат не было. Это касается как зарплаты, так и амортизации. Последнюю правительство разрешает не начислять уже 3 года и в этом году тоже. Зачем это надо и почему никому никакой пользы не принесет я писал столько раз, сколько Совмина постановлений на эту тему наклепал. Отрадно, что большинство директоров и главбухов оказались куда умнее правительства: желающих манипулировать амортизацией нашлось немного. Об этом свидетельствует динамика абсолютного значения амортизации и ее удельного веса в затратах в прошлые годы.

Кстати, рентабельность реализованной продукции, товаров, работ, услуг и рентабельность продаж вообще оказались одинаковыми, а количество и удельный вес убыточных организаций даже немного снизились. В придачу за 2 месяца ВВП вырос на 5,6%, объем промпроизводства – на 10,3% (причем без увеличения складских запасов), инвестиции в основной капитал – на 24,8%, а розничный товарооборот – на 9,8%. Так что на ситуацию в экономике грех жаловаться.

Заработки, конечно жахнули: номинальная начисленная среднемесячная заработная плата выросла к январю на 18,9%, а реальная – на 13,8%. Получается, что темпы роста «номиналки» выше, чем выручки. Но не настолько, чтобы вызвать почти 50-кратный обвал чистой прибыли. К тому же номинальная зарплата в январе т.г. оказалась на 13,7% меньше, чем в декабре прошлого года – в котором особых катаклизмов с прибылью не наблюдалось. В то же время производительность труда увеличилась всего лишь на 5%, что выглядело бы вполне прилично, если бы темпы роста зарплат не оказались вдвое больше. Это очень опасный сигнал, но прибыль он пока всерьез не затронул.

Получается, что обвал вообще не связан ни с выручкой, ни с затратами по основной деятельности предприятий. Об этом свидетельствует тот факт, что прибыль до налогообложения сократилась в 4,3 раза. Кое-кому испортили показатели проценты по кредитам, еще кому-то – штрафные санкции. Но основное влияние на конечный финансовый результат, скорее всего, оказали курсовые разницы прошлых лет, часть которых явно списана в январе. Поэтому власти предусмотрительно позаботились «размазать» их на достаточно длительный срок.

В текущем году на «курсовом» фронте пока соблюдается относительное затишье. Правда, за январь белорусский рубль ослабел к корзине валют на 2,41%, в т.ч. к доллару на 0,57%, российскому рублю – на 2,84%, а к евро – аж на 4,08%. Но, судя по состоянию расчетов, это не повлекло масштабной переоценки. Напротив, за январь внешняя дебиторская задолженность сократилась на 4,2%, кредиторская – на 2,6%, а задолженность по кредитам и займам – на 0,2%.

В частности, указом от 21.08.2017 № 298 было разрешено списывать их в убыток с расходов будущих периодов весь 2018 год, а указом от 28.12.2017 № 468 – на прибыль с доходов будущих периодов. Вроде бы и торопиться особо и не стоило. Но беда в том, что за 2015-2016 гг. их накопилось слишком много.

Январская девальвация 2015 г. ввергла в глубокий «минус» чистую прибыль белорусских предприятий, которую в следующем месяце «поправил» Указ от 27.02.2015 № 103, позволивший не списывать в убыток курсовые разницы, полученные с начала года. Девальвация в январе-феврале 2016 г. вновь принесла отрицательную чистую прибыль: --2024,5 млн. рублей (с пересчетом на деноминацию), хотя прибыль от реализации составляла 1735,6 млн., что было всего на 8,1% меньше, чем в январе-феврале 2015 г. В придачу сумма чистого убытка убыточных организаций достигла тогда 3538,1 млн. руб., что было в 2,8 раза больше, чем годом ранее. Но по итогам I квартала 2016 г. чистая прибыль составила уже всего -122,5 млн., а за январь-апрель 2016 г. – +1196,6 млн. Финансовые результаты всего за 2 месяца «исправил» Указ от 30.03.2016 № 114, которым вновь разрешалось относить курсовые разницы на расходы будущих периодов.

Ралли прибыли в те годы выглядело совершенно дивно.



По самым скромным подсчетам за две девальвации 2015-2016 гг. на расходах будущих периодов «зависли» курсовые разницы примерно на 5 млрд. рублей (деноминированных). Они, по замыслу чиновников, должны были «рассосаться» за 2 года. Между тем, чистая прибыль предприятий в 2016 г. составила 4166,4 млн. рублей, а в 2017-м – 8471,8 млн. Кто бы ни был главным драйвером такого роста, он даже в текущих ценах мог бы выглядеть впечатляюще – если не сравнивать с далеким прошлым. Но в долларовом эквиваленте (по среднегодовому курсу) это вдвое меньше, чем в 2012 году, да и сальдированный результат (чистая прибыль минус чистый убыток) в текущих ценах существенно ниже, чем 5 лет назад. Так что восстановление финансовых результатов затянется надолго.

Конечно, часть отрицательных курсовых разниц уже списана, но, вероятно, не так уж много. Иначе не было бы 2-кратного роста чистой прибыли в 2017 г. Поэтому, скорее всего, в строке 230 балансов предприятий скрывается еще немало отрицательных курсовых разниц, которым предстоит уменьшить чистую прибыль предприятий. И с их списанием придется поторапливаться: вдруг нового указа не будет.

Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com