Штраф на интерес придет в кодексы


Скорость, с которой готовятся иные решения, часто обратно пропорциональна их пользе. Почему-то ожидать чего-либо хорошего зачастую приходится годами. Зато какая-нибудь пакость мгновенно тут как тут – вот и мы, нежданчики.

Впрочем, сейчас речь идет об явлении вполне ожидаемом. В бизнес-союзы поступил для рассмотрения проект закона "О внесении дополнений в Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях", касающийся единственного вопроса: включение в КоАП норм пункта 6 Декрета № 7.

Согласно этому пункту за непринятие необходимых мер по надлежащей организации деятельности юридического лица в соответствии с установленными законодательством требованиями, повлекшее причинение вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан, если в этом деянии нет состава иного административного правонарушения или состава преступления, на руководителя этого юрлица можно наложить штраф в размере от 10 до 200 базовых величин.

Теперь сей замечательный пункт ровненько «переедет» в новую статью 23.88 КоАП, который обогатится новым составом административного правонарушения.

Обоснование необходимости данных поправок предельно лаконично: в целях реализации положения п. 6 Декрета № 7 дополнить КоАП статьей, предусматривающей именно то, что в упомянутом пункте сказано. Заодно п. 8 ч.2 ст. 3.30 ПИКоАП дополняется нормой, обеспечивающей подведомственность дел по новой статье 23.88 КоАП должностным лицам, перечисленным в той самой ст. 3.30 ПИКоАП. То есть, чиновники 72 видов госорганов смогут составлять протоколы на директоров, посягнувших на государственные и общественные интересы.

Разумеется, никаких дополнительных расходов бюджет при этом не понесет (напротив, очевидно казне от этого сплошная выгода и профит), что делает обоснование поправок в кодексы вдвойне аргументированным.

Предпринимательская публика так восторгалась декларируемым в п. 1 "революционного" Декрета № 7 принципами взаимодействия госорганов с субъектами хозяйствования – презумпция добросовестности, саморегулирование бизнеса, минимизация вмешательства чиновников в его деятельность, приоритетность профилактики правонарушений, соразмерность наказания характеру и последствиям правонарушения и т.п., что не заметила среди них одну бяку. Это персонализация ответственности руководителя за надлежащую организацию деятельности субъекта хозяйствования, исключающую причинение вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан. Эта ответственность, в свою очередь, персонализирована в п. 6 Декрета № 7 в виде весьма солидного штрафа. Забавно, что он в первоначальных вариантах составлял от 10 до 100 базовых величин.Но в окончательном варианте верхний порог удвоился – видимо, как символ конструктивного диалога власти и бизнес-союзов, робко протестовавших против столь жесткой нормы.

Сам по себе принцип персонализации ответственности вполне логичен: тот, кто принимает решения, должен лично отвечать за их последствия. Они (последствия) очевидны, если речь идет об окружающей среде, жизни, здоровье, правах и законных интересах граждан. Тут пострадавшие видны невооруженным глазом, а размер вреда можно более-менее достоверно оценить. Но нарушение «установленных законодательством требований» здесь и так влечет административную ответственность по всей строгости многочисленных статей КоАП. Зачем же понадобилась еще одна, тем более, что расплывчатая формулировка и неконкретность состава и критериев подобных нарушений создает риск весьма широкого применения этого штрафа?

По сути п. 6 Декрета, а после принятия поправок – ст. 23.88 КоАП позволят чиновникам едва ли не всех госорганов страны штрафовать директоров на сумму от ста до 2 тысяч долларов не только за конкретное нарушение, но и за любое неподчинение тем же чиновниками, не говоря уже о и плохом, с их точки зрения, управлении предприятием. Ведь ни в одном действующем нормативном акте не определяется, что такое ущерб государственным или общественным интересам, хотя они неоднократно поминаются всуе в белорусском законодательстве – 5 раз только в самом Декрете № 7.

Возможно раскрыть тайну таких интересов удастся районным (городским) судам, которые будут рассматривать подобные дела. Но как-то заранее тревожно за их грядущие вердикты. Ведь абстрактными государственными интересами можно объяснить все, что угодно. Особенно, если их будут интерпретировать чиновники, давно привыкшие отождествлять свои интересы и представления с интересами государства.


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью