Английское право на анонимку


Пока мы мечтаем о внедрении в Беларуси, и в госсекторе в частности, современных стандартов корпоративного управления, британские регуляторы оштрафовали исполнительного директора банка Barclays более чем на 400 тыс. USD. Вина топ-менеджера инвестиционного банка всего лишь в заминке с рассмотрением анонимного заявления о корпоративных нарушениях.

Как сообщает Accountancy Daily, Управление финансового надзора (FCA) и Управление по финансовому регулированию (PRA) Великобритании наложили штраф в £642 430 (около 867,3 тыс. USD) на исполнительного директора Barclays Джеймса Стейли за несоблюдение стандартов обработки корпоративного информирования о нарушениях. Правда, фактически штраф сократился до £321 230 (почти 433,7 тыс. USD), поскольку при досрочной выплате полагается 30-процентная «скидка».

Кроме этого, инвестиционный банк теперь ждет усиленный мониторинг регуляторов на предмет соблюдения требований для старших менеджеров (Senior Managers Regime). В частности, дополнительные особые требования предъявляются к обработки случаев корпоративного информирования о нарушениях. Банку придется ежегодно отчитываться о том, как он реагирует на каждый корпоративный донос, а те, кто этим занимается, пройдут персональную аттестацию.

Нарушение заключалось в том, что исполнительный директор Barclays Джеймс Стейли в июне 2016 года попытался установить личность автора анонимного письма. По британским правилам это само по себе является нарушением. В таких случаях менеджеры компаний обязаны действовать осмотрительно и с соблюдением осторожности и должностной компетенции (Individual Conduct Rule 2), одновременно не нарушая правила целостности подхода (Individual Conduct Rule 1).

“С учетом критической роли исполнительного директора стандарт по соблюдению должностной компетенции, осторожности и осмотрительности более требователен, чем в случае с другими сотрудниками. – заявил исполнительный директор по контролю и рыночному надзору Марк Стюард. – Мистер Стейли нарушил стандарт по соблюдению осторожности, который обязателен, и исполнение которого ожидается от исполнительного директора. Это создало риск подрыва доверия к процедурам Barclays в отношении регламентов корпоративного информирования”.

Белорусским топ-менеджерам подобные санкции не грозят. Правда, штраф за нарушение законодательства об обращениях граждан у нас тоже имеется. Но более чем скромный по британским меркам: всего от 4 до 20 базовых величин (ст. 9.13 КоАП). С карой, постигшей мистера Стейли, и близко не сравнить. Но главное различие в другом. В Беларуси анонимные обращения вообще не подлежат рассмотрению, если только они не содержат сведений о готовящемся, совершаемом или совершенном преступлении (ст. 23 Закона «Об обращениях граждан»). С одной стороны, это избавляет государственные органы и субъектов хозяйствования от необходимости реагировать на ложные доносы и ограничивает активность заядлых кляузников. Учитывая печальный исторический опыт, это, наверно, необходимо. Но, с другой стороны, граждане зачастую боятся высказывать свои претензии или сообщать о творящихся безобразиях в открытую – в силу как того же исторического, так и современного опыта. Так что если в заявлении не указаны фамилия, имя отчество, место жительства и личная подпись гражданина (а при электронном обращении – еще и адрес электронной почты заявителя), его можно спокойно оставлять без рассмотрения – как и предписано ст. 15 упомянутого закона.

Таким образом, в Великобритании, оказывается, подходы к анонимкам принципиально отличаются от наших. По словам мистера Стюарда информаторы играют важную роль в раскрытии ненадлежащей практики и нарушений в секторе финансовых услуг. Поэтому в Великобритании считается, что критически важно, чтобы люди имели возможность говорить анонимно и без опасения ответных действий, если хотят привлечь внимание к проблеме.

Это лишь одно из многочисленных отличий английского права от белорусского, обусловленных сложной системой формальных и неформальных институтов, традициями, обычаями, менталитетом и особенностями исторического развития. Так что никакие выдернутые из арсенала английского права отдельные инструменты, воткнутые в какие-нибудь указы, декреты или законы, не дают основания уверять, что у нас в отдельно взятом парке, подворотне или даже на всей территории республики действует английское право. И даже не потому, что тумана мало и не все пока джентльмены…


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com