ФАРАОНЫ НА ПОСТУ


Энтузиастам, радеющим о светлом туристическом будущем белорусской столицы есть над чем призадуматься. Накалякать можно любой симпатичный слоган, изысканную эмблему, провести сколько угодно симпозиумов на тему развития туризма. Только что вы предложите туристам?

Аттракционы века: полюбоваться памятником Ленину, Дзержинскому, Калинину и… царскому городовому. Посетить линию Сталина, поесть в ресторанчике на опушке леса, где при нем расстреливали людей.

Такого вы поистине нигде не найдете.

Во многих городах есть интересные памятники. К примеру, в Тбилиси стоит бронзовая статуя тамады – копия фигурки VII века до нашей эры. Хочешь – обнимайся с ним, хочешь – чокайся. Статуя профессора Захер-Мазоха во Львове так устроена, что любой желающий может залезть к нему в штаны, и кое-что пощупать. Иногда за этим делом очередь стоит.

В Питере курсанты-выпускники военно-морских училищ в ночь выпускного бала начищают до блеска гениталии коню Медного всадника. Начальство 200 лет борется, но без толку. Блестит. Потому как традиция.

Минск тоже богат замечательными скульптурами и связанными с ними забавными традициями. Вполне безобидными. Скажем, никто не возражает, если пану Лоховскому в Михайловском сквере вкладывают в пальцы сигарету.Он сам как бы просит прикурить.

Не волокут в кутузку тех, кто посидит в том же сквере в обнимку с «девушкой в шляпке», оседлает коня у Комаровки, заберется на колени Адаму Мицкевичу в сквере его имени. Или к Купале и Максиму Горькому в парках их имени.

Отношение к этим статуям у минчан и гостей столицы вполне доброжелательное. Ни у кого не поднимается рука на статую Сапеги или Будного с Тяпинским, Язэпа Дроздовича или Пушкина.

Зато городовой на Городском валу вызывает совсем иные чувства. У тех, кто еще способен чувствовать. Или не утрачен ген участников восстаний и маевок, баррикад и революций. Ведь по улицам Минска ходят те, чьих предков такие городовые «держали и не пущали» и лупили «селедками» (вроде той самой, что приварена к боку пресловутого истукана). А теперь потомков повстанцев и коммунаров заставляют извиняться перед памятником тех, от кого прадеды отбивались в 1905-м и кого били в 1917-м. Чем же так дороги городовые (и, наверно, заодно, жандармы, филеры и прочая подобная публика) нашим правоохранителям? Надо полагать, они воспитывались на каких-то других книгах и фильмах? Или им мечтается о временах «пеньковых галстуков», ночных арестов и расстрелов?

С иными памятниками у нас отношения порой напоминают историю "каменного гостя", воспетую Мольером и Пушкиным. Ох не зря кто-то уверял, что наши правоохранители завзятые театралы. То-то они за каждого истукана-командора готовы всем донжуанам руки повыворачивать. Кстати, в России памятников царским городовым, оказывается понатыкано немало. Стоят, бдят: Нижний Новгород, Омск, Петербург, Владикавказ, Калуга.

Соседушек наших еще можно как-то понять: ну имперский синдром, тоска по утраченному величию. И вы, мундиры голубые и ты, послушный им народ… От их всевидящего ока, от их всеслышащих ушей, и всякое такое.

Но мы-то сюда каким боком? Незалежная страна, где официально утвержден государственный праздник 7 ноября – день Октябрьской революции. Как причудливо тасуется колода!

Только не надо загонять насчет культурной ценности подобных памятников. Нет ничего ценного в изображении, увековечивающем абстрактного фараона (если кто не в курсе – именно так именовали в народе городовых в старину) или конкретного негодяя, унижавшего и уничтожавшего население этой страны в былые времена.

Ценного в них только металл или камень, использованный самым бессмысленным образом.


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com