Стеклянный потолок неэффективности


В своем очередном прогнозе Всемирный банк посулил Беларуси обескураживающе низкие темпы роста. Причину аналитики ВБ видят в «неэффективности и условных обязательствах госпредприятий», которые будут «продолжать подрывать эффективность экономики страны». Так что без реформирования госсектора о светлом экономическом будущем не стоит и мечтать.

Совершенно случайно, месяцем ранее министр экономики Дмитрий Крутой в интервью телеканалу «Беларусь 1» радостно сообщил, что МВФ более не выдвигает требования по массовой приватизации госпредприятий. Действительно, международные организации, вроде МВФ и ВБ не нажимают на приватизационную тему уже несколько лет. Наши чиновники откровенно радуются: пересидели, переупрямили буржуинов – признали, что нам приватизация ни к чему! В свою очередь, некоторые местные идеологи-футурологи рынка утешаются тем, что не в приватизации счастье. Частный бизнес все равно процветет гринфилдами, вырастит своих чемпионов, а госсектор когда-нибудь тихо скукожится в процессе эволюции. О том, что у эволюции бывают и тупиковые ветви развития, при этом стараются не вспоминать.

На самом деле МВФ и его зарубежным коллегам в принципе безразлично, куда движется белорусская экономика. Так они относятся ко всем странам emerging markets, пытающихся призанять денег чтобы улучшить ситуацию в экономике. Советы МВФ никому не нравятся, но без них получается еще хуже – достаточно полюбоваться на Венесуэлу, Кубу или Северную Корею. Другие брали кредиты, получали советы, поступали с точностью до "наоборот", а потом крыли почем зря советчиков за результаты. Мы тоже в свое время поводили МВФ за нос с приснопамятным stend by. Теперь чиновники фонда на такие удочки не ведутся. Хотите в рынок – поможем деньгами и советами. Нет – нате дежурные порции прогнозов и оценок. Катитесь к очередному обвалу, а потом выкарабкивайтесь за свои. Никаких стабилизационных кредитов и масштабных инвестиций из-за рубежа. И не надейтесь, что спасут экспорт ИКТ, косметическая имитация корпоративного управления в госсекторе и точечные поблажки для частного бизнеса.

Последние, конечно, улучшают шансы частников на выживание. Но процветать им не позволяет институциональная структура белорусской экономики. Госпредприятия по-прежнему продолжают вытеснять более продуктивное использование капитала и являются главным источником фискальных рисков. – говорится в обзоре ВБ. – Дальнейшая реструктуризация госпредприятий необходима для расширения пространства для развития частного сектора, поскольку рост малых и средних предприятий может упереться в «стеклянный потолок» ввиду того, что ресурсы направляются на другие, менее продуктивные цели.

Проще говоря, госсектор отравляет всю бизнес-среду своей неэффективностью, протекционизмом, неплатежами, коррупцией и монополизмом. Бесконечная трата бюджетных денег на модернизацию и погашение выданных на нее кредитов не позволяет снизить налоговую нагрузку, а льготы отдельным секторам лишь усугубляют неравенство и перекосы в движении капиталов. Частникам в такой среде остается слишком мало места и комфорта для развития. Исключение составляет узкий круг бизнесменов, допущенных к «столику» административного ресурса. Впрочем, это «счастье» порой заканчивается опалой и отъемом некогда дарованных преференций и активов.

Прогноз ВБ логично завершают весенний цикл «заземления» реформаторских иллюзий, начавшийся с отклонения президентом законопроектов о внесении поправок в законы о приватизации и инвестициях. Не прошли попытки сократить исковой срок давности по оспариванию приватизационных сделок с 10 до 3 лет и установить правила выплаты компенсации в случае национализации имущества, принадлежащего частниками. Спасти инициативу депутатов не помогло ни согласие правительства, включившего эти шаги в свои программы, ни одобрение международных организаций, ни поддержка бизнес-сообщества.

Казалось бы, что тут предосудительного? Пусть бы инвесторы и собственники получили надежные правовые гарантии, что государство не посягнет на их имущество, а если такое случится – то только при наличии веских оснований и с соответствующей компенсацией. Вреда тут никакого, а польза несомненна: вслед за уменьшением рисков изъятия собственности обязательно последует рост деловой и инвестиционной активности, приток капиталов, создание рабочих мест и прочие экономические радости.

Но высшая инстанция бдительно усмотрела крамолу. Ведь любое расширение прав частников одновременно грузит бюрократическую вертикаль кое-какими дополнительными обязанностями и подрывает материальный базис ее существования. Разговорчики на тему "народ не поймет, если мы допустим разбазаривание имущества, созданного трудом поколений" звучат только для загрузки лапшой ушей наивной публики. Дело не в непонятливом народе и не в "хорошем царе и плохих боярах". Причина кроется в институциональных основах белорусской социально-экономической модели.

Помнится, первоначальная редакция белорусского закона была направлена «на создание условий для развития эффективной социально ориентированной рыночной экономики, обеспечение реального многообразия форм собственности и осуществление государственной антимонопольной политики». Затем приоритеты изменились: первая цель стала второй, ее место заняло «создание условий для привлечения инвестиций», третья вообще где-то потерялась. Давным-давно приватизации в Беларуси была заторможена и до сих пор влачит жалкое существование. Окончательно приватизационную тему не «хоронят», но и развивать ее не собираются. Зато любят попугать народ «бандитской» приватизацией в России, Украине и еще где-нибудь. Менее популярен пример Польши, Чехии, Эстонии и других стран, свидетельствующий, что результат рыночных реформ бывает вполне успешным и существуют иные способы приватизации, помимо спонтанного расхищения народного добра коррумпированными директорами и чиновниками.

В результате абсолютным приоритетом белорусской экономики числится развитие крупных предприятий, разумеется, государственных, даже если они превратились в ОАО. Они могут быть более-менее прибыльными, если обстоятельства позволяют, но чаще провально убыточны и требуют постоянной помощи – кредитами, гарантиями, льготами, протекционистскими и мерами. Это дорого обходится обществу, зато обеспечивает "вертикали" контроль над ресурсами. Есть еще пресловутая социальная функция госпредприятий. Как-никак, десятки тысяч людей худо-бедно обеспечены работой. Хотя, в последние годы все хуже и беднее. А потому трудовые коллективы превращаются из социального щита в натуральных заложников.

Подведем итог. Власти ни за что не согласятся выпустить из зоны своего контроля предприятия, в которых сосредоточены основные активы страны. Хроническая неэффективность экономики для правящей бюрократии – куда меньшее зло, чем формирование многочисленного и сплоченного класса частных собственников, знающих свои права и способных их отстаивать.

Поэтому не приходится надеяться, что нынешняя власть пойдет на реальные рыночные реформы. Мечтать, что акции "гигантов индустрии" оживят отечественный фондовый рынок тоже не стоит. Не для того в них (гигантов) «вдыхали жизнь» и столько лет оберегали от жадных лап приватизаторов. Желающим развивать фондовый рынок остается брать там, что дают, и не роптать, если отберут. Потому как государственное добро у нас бывшим не бывает.

Сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны сохранение госсектора в его нынешних размерах и статусе – это значит угробить экономику. С другой стороны, приватизация госсектора (которую ВБ в последнем отчете дипломатично нарек реструктурихзацией) означает неминуемую утрату власти ее нынешними обладателями. Как говаривал доктор Ливси незадачливому Билли Бонсу "слово "ром" и слово "смерть" для вас означает одно и то же".

***

Когда-то Милтон Фридман уверял, что бывшим коммунистическим государствам для построения рыночной экономики нужны 3 вещи: приватизация, приватизация и приватизация. Позднее, изучив российский опыт, нобелевский лауреат признал свою ошибку. «Приватизация бессмысленна, если у вас нет власти закона. – заявил Фридман. – Какой смысл в приватизации, если твоя собственность не защищена, если ты не можешь использовать ее по своему усмотрению?».

Впрочем, если бы ученый дожил до наших дней, то, возможно, вновь изменил свое мнение. Мог ли он представить, что законом, умеючи, можно так вертеть, что он собственность никак не защищает, а бюрократия кое-где готова угробить экономику ради сохранения своих кресел…


Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com