МАЛЫЙ БИЗНЕС-2018: замедление темпов


Малый и средний бизнес в Беларуси продолжает развиваться и выживать. В прошлом году темпы его развития несколько замедлились: общая ситуация в экономике не позволяет слишком вырываться вперед.

На 1 января 2019 г. в нашей стране по данным Белстата насчитывалось более 111,2 тыс. организаций малого и среднего предпринимательства (МСП) – на 1,1% больше, чем год назад. Таким образом, темпы роста сократились более чем вдвое (в прошлом году они составляли 2,4%). В частности, количество микроорганизаций за год выросло на 1,6%, малых стало на 2,9% меньше, а средних –на 0,4% (диаграмма 1).

Распределение организаций МСП и ИП по регионам представлены в таблицах 1 и 2. Как видим, доля организаций МСП в столице выросла с 38,9 до 39,4%, а ИП – уменьшилась с 30,8 до 30,6%. Так что льготы для периферии пока не привели к бурному росту малого бизнеса в регионах.


Таблица 1. Динамика численности микро-, малых и средних организаций, ед.

Численность индивидуальных предпринимателей (ИП) выросла за год на 2,1% – на 5162 человека, отыграв сокращение 2016 г. (почти на 4,8 тыс.). Таким образом, превышен уровень 2015 года, но все еще меньше, чем в 2013-2014 гг.


Таблица 2. Динамика численности ИП, ед.

В Государственной программе "Малое и среднее предпринимательство в Республике Беларусь" на 2016 – 2020 годы, утв. постановлением Совмина от 23.02.2016 № 149, в качестве целевых показателей улучшения деловой среды на прошлый год было задано достичь 25,3 юридических лиц – субъектов МСП на 1 тыс. занятых в экономике, а ИП – 53,8. Учитывая, что в экономике республики в декабре 2018 г. было занято 4 336 тыс. человек, получается, что данные показатели даже перевыполнены: 25,6 и 55,6 соответственно. Так что все идет по плану.


Место в экономике

Выполнение остальных целевых показателей идет туго, но тоже почти по графику (таблица 3). Доля МСП в валовой добавленной стоимости в целом и во всех регионах несколько ниже, чем планировалось. С долей в численности все регионы управились даже с перевыполнением плана, а по удельному весу в выручке не дотянули только Гомельская и Гродненская области.

Таблица 3

Малый и средний бизнес еще не скоро станет доминирующим в отечественной экономике. Его доля в ВВП республики, как и год назад, осталась на уровне 24,6%, что все еще меньше, чем в 2012-2013 г.г., а организаций МСП – 21,6% (диаграмма 2). При этом доля средних организаций в ВВП выросла за год с 6,7% до 6,9%, превысив уровень 2013 г., малых увеличилась с 8,7 до 8,8%, микроорганизаций – сократилась с 6,2% до 5,9%, а ИП – осталась на уровне 3%. Доля субъектов МСП в валовой добавленной стоимости выросла за год с 28,4 до 28,8%, что пока далековато от 40%, запланированных правительством на конец пятилетки.

В то же время доля организаций МСП в выпуске товаров и услуг за год выросла с 22,3 до 22,7%, в выручке – с 41,1 до 42,2%, в розничном товарообороте – сократилась с 35,5 до 35%, в оптовом – выросла с 83,8 до 84,1%, в товарообороте общественного питания – с 45,6 до 49,98%. Доля в промышленном производстве выросла с 17,8 до 18,4%, а в инвестициях в основной капитал – с 34,4 до 35,5%.

Удельный вес организаций МСП в экспорте увеличился с 46,9% до 40,6%, ИП – с 0,3% до 0,2%, а в импорте – с 42,3 до 44,4% и с 1% до 1,6% соответственно (диаграмма 3). При этом организации поставили за рубеж товаров на 17,1 млрд.USD, а ввезли – 17,4 млрд. (рост за года на 24,8 и 8,3%), тогда как ИП – 0,1 млрд и 0,3 млрд.USD соответственно (почти как годом ранее).

Таким образом, внешнеторговая деятельность ИП по-прежнему носит преимущественно «импортный» характер. Средние организации участвуют в ВЭД довольно скромно: всего 2,3 млрд. USD экспорта и 3,3 млрд. – импорта, микроорганизации – 2,2 млрд. и 4,8 млрд. USD, а малые – 12,6 и 8,9 млрд. (диаграммы 4 и 5). Впрочем, экспортные достижения малых организаций в основном формирует несколько государственных посредников – монополизировавших поставки нефтепродуктов и калийных удобрений.

Напомним, что в Беларуси для классификация субъектов МСП учитывается только число работников (микроорганизации – до 15 человек включительно, малые – от 16 до 100, средние – от 101 до 250 человек). Так что в число субъектов МСП входят не только частные, но и государственные компании с подходящей численностью сотрудников, независимо от объема выручки и стоимости активо. Так и получилось, что 1612 субъекта МСП – государственные организации, в т.ч. 575 средних, 652 малых и 385 микроорганизаций. На эти госпредприятия приходится 11,1 работников организаций МСП, 4,5% выручки сектора и 9,1% объема производства продукции (работ, услуг).

Кроме того, имеется 7280 субъектов МСП иностранной формы собственности, в т.ч. 127 средних, 756 малых и 6 397 микроорганизаций.

Инвестиции

В прошлом году инвестиции в основной капитал организаций МСП продолжили рост и достигли почти 8,9 млрд. рублей, но так и не вернулись к уровню 2014 г. даже в текущих ценах (диаграмма 6). При этом если у средних организаций в источниках инвестиций доля собственных средств выросла за год с 37,6 до 45,4%%, то у микро- и малых организаций осталась на уровне 24,1%. В то же время, доля мелких предприятий, имеющих кредит или кредитную линию выросла с 29,6% до 30,2%, тогда как в 2013-м она составляла только 18,3%.

Финансы

В прошлом году сектор МСП несколько улучшил свои финансовые показатели Так, в целом его выручка увеличилась в текущих ценах по сравнению с 2017 г. на 20,2%, до 147,5 млрд. BYN, в т.ч. организаций – на 25,3%, а ИП – на 16,2% (диаграмма 7). Таким образом, темпы роста выручки сектора МСП в прошлом году были лишь немного выше, чем в целом по республике (15,8%, без учета МСП).

В то же время чистая прибыль в текущих ценах увеличилась на 3,7% до 3,9 млрд. BYN. Таким образом, в целом сектор МСП избежал обвала чистой прибыли, постигшего в прошлом году крупные предприятия. В частности, у средних предприятий этот показатель вырос на 4,7%, у малых – на 17,9% (диаграмма 8).

Лишь у микроорганизаций чистая прибыль сократилась на 21,2%, хотя прибыль от реализации и себестоимость за год мало изменилась. Остается предположить, что на этих субъектах отголоски кризиса прошлых лет отразились столь же значительно, как и на крупных предприятиях. Интересно, что если совокупная чистая прибыль последних составила 5 159,3 млн. рублей, то у организаций МСП – 3986,3 млн.

Данные статистики заставляют подозревать, что сектор МСП не так уж эффективен по сравнению с другими форматами. Так, рентабельность реализованной продукции, товаров, работ, услуг уменьшилась за год с 8,7% до 8,6%, а рентабельность продаж осталась на уровне 7,2% (в целом по республике – 6,5 и 7,6% соответственно). В частности, рентабельность продаж средних организаций возросла с 7,1 до 7,2%, у микроорганизаций –с 8% до 8,4%, а у малых сократилась с 7,1 до 7%.

При этом удельный вес убыточных компаний МСП снизился с 21,4% в 2017 г. до 20,9% от общего числа, причем малых организаций – с 22,3 до 20,9%, средних – с 18,7 до 18% а микроорганизаций, напротив их число выросло с 21,1% до 21,4%. Между тем, целом по республике в прошлом году насчитывалось 15,2% убыточных организаций.

Впрочем, показатели прибыльности не совсем точно учитывают финансовые результаты микроорганизаций и части малых, которые применяют упрощенную систему налогообложения без ведения бухучета. К тому же многим компаниям порой выгоднее скрывать прибыль, чтобы платить поменьше налогов. Тем не менее, сектор МСП принес в прошлом году бюджету 6,55 млрд. рублей – почти на 1 млрд. больше, чем годом ранее. При этом удельный вес малого и среднего бизнеса в налоговых поступлениях казны за 7 лет вырос с 22,7% до 26,4%, а налоговая нагрузка – с 3,7 до 4,4% выручки (диаграммы 9, 10).

При этом налоговая нагрузка для организаций различного размера в 2014-2018 гг. менялась довольно существенно (диаграмма 11, без учета отчислений в ФСЗН ).

Труд

Средняя численность работников средних, микро- и малых организаций достигла в прошлом году 1158,1 тыс. человек – почти на 0,6% больше, чем в 2017-м (диаграммы 12 и 13). Между тем в целом списочная численность работников за год в республике сократилась на 0,8%, численность занятых в экономике – на 0,2%, а число работников в организациях (без малых и микроорганизаций без ведомственной подчиненности) – на 0,9%, или на 27,8 тыс. человек. Но средняя численность работников сектора МСП, включая ИП и их наемных лиц, увеличилась лишь на 10,6 тысяч.

Получается, что малый бизнес создает явно меньше рабочих мест, чем требуется для поглощения избытка работников из госсектора. Правда, можно найти подработку. Средняя численность внешних совместителей организаций МСП в уменьшилась за год с 41.7 тыс. до 39,6 тыс., зато лиц, выполнявших работу по гражданско-правовым договорам, обновила рекорд, увеличившись с 77,8 тыс. до 81,8 тыс. (диаграмма 14). А вот число граждан, привлеченных ИП по трудовым и гражданско-трудовым договорам, разрешенное почти без ограничений, уменьшилось с 54,3 тыс. до 53,3 тыс.

Так что если сокращение численности самих ИП, длившееся несколько лет, отчасти компенсировалось увеличением количества их наемных работников, то этот процесс явно затормозился.

При этом номинальная начисленная среднемесячная зарплата работников организаций МСП составила в прошлом году 960,7 рублей при среднереспубликанской 971,4. При этом в малых организациях она достигла 1034 рубля, в средних и – 969,9, а в микроорганизациях – 839,3 рубля. Но не стоит сразу подозревать, что в секторе МСП правят бал «зарплаты в конвертах». Если номинальная зарплата работников здесь выросла за года на 17,6%, то выручка на одного работника – на 20,3%. По-видимому, малый бизнес просто тщательнее соблюдает правило о том, что производительность труда должна расти быстрее зарплаты.








Мы в соцсетях
  • Иконка Twitter с длинной тенью
  • Иконка Google+ с длинной тенью
  • Иконка Facebook с длинной тенью
  • Иконка LinkedIn с длинной тенью

Леонид Фридкин

независимый экономист

© 2015  «Леонид Фридкин Блог» Сайт создан на Wix.com